Ранней старости одиночество – затянувшийся холод весны.
Что-то хочется и не можется, – вот покоя бы, тишины…
Ночь приходит – заходит без стука. Заходи! Вдруг вдвоем веселей?
Что ломаешься, старая сука, – не напьешься всё крови моей?..

Валерий ГРИШКОВЕЦ, «Ночь одиночества».
Вы тут: Главная»Рубрики»Литература»Отзывы»

ШАБАШНИКИ ОТ КУЛЬТУРЫ, или История, сляпанная в две руки

10/06/2017 в 16:06 Валерий Гришковец писатели , книги

 

 

Не знаю, как другие, а я с малолетства не любил всякого рода хитрецов и пройдох, особенно, когда таковые прятались под ширмой учености, благовоспитанности, порядочности… Вот и теперь, когда все больше поднимается восторженного шума по поводу выхода в свет книги-альбома «Айчына. Маляўнічая гісторыя Беларусі…». Даже писать дальше не хочется, ибо это такая же история Беларуси, как анекдоты про Чапаева – история гражданской войны в России.

 

«Когда мне приснилась София Слуцкая, она мне действительно помогла, потому что я окончательно разобрался, за которого Януша Радзивилла она вышла замуж. Ведь их было несколько в этом роде, в нашей истории» (Владимир Орлов, «Хартия-97»).

 

Тут так и хочется сказать: «Жрать на ночь не надо, а пить кефир – не больше стакана и обязательно свежий, чтобы живот не пучило. И дурь в голову вроде сновидений лезть не будет. Тоже мне, открыватель нашелся: все Януши Радзивиллы расписаны в русской Википедии, причем, давным-давно! Вместе с женами. И этот конкретный там есть, с полной биографией и портретом».

 

А вот что соавтор этого самого «открывателя» художник Павел Татарников заявляет: «Значительная часть героев, известных из нашей истории, жили в те времена, когда не было портретов, не было видов и жанров искусства, где бы они могли быть обнаружены. Например, Рогнеда и Рогволод, Всеслав Чародей и так почти до времен Ренессанса… И, разумеется, художнику нужно решать этот вопрос». А рецензент с «Хартии» умозаключает: «В результате некоторые портреты художник (Павел Татарников – В. Г.) писал с Нила Гилевича, Гавриила Ващенко и просто своих друзей».

 

Вот так открыватели, вот так мастаки!.. В общем, такая вот «маляўнічая гісторыя», вроде тех, из серии «Бабуля-покойница рассказывала…» Не меняют дела и рисунки, иллюстрации Павла Татарникова – броские, красочные, вполне предсказуемые и соответствующие текстам «гісторыка Арлова»...

 

Да набери в той же русской Вики «белорусский портрет 12-18 веков» и все увидишь. И сны смотреть не надо, и пожилых людей дергать не зачем было. Или это – фронда такая, проще говоря, понт местечковых корифеев кисти и пера?..

 

Тогда не удивлюсь, если жизнеописание, да какое там описание, халява банальная, коей «гісторык і пісьменнік Ул. Арлоў» уже с четверть века бабло зашибает. А тут и «мастак» Татарников нашелся, «портреты исторические» лепить. Как говорили в моей боевой юности, фуфло гнать и, разумеется, иметь за это… Так вот, лично я нисколько не удивлюсь, если в портрете того же Рогволода или, скажем, Всеслава Чародея, что называется, проступит образ самого «гісторыка Арлова», а в облике Рогнеды мы узнаем его дражайшую супружницу «журналістку і паэтку Валянціну Аксак». В портрете «героя Польши и генерала США Тадеуша Костюшко» с радостью узнаем подзабытый уже облик белорусского пенсионера, почившего на варшавских хлебах, но по-прежнему промышляющего писанием беззубых памфлетов для «Народнай Волі» литературоведа и публициста Семена Букчина. Ну, а в портрете «Канцлера Сапегі» – милейшие черты Александра Федуты…

 

Удивляет другое, по крайней мере, меня: эту, с позволения сказать, историческую книгу-альбом расписывают и нахваливают, что называется, на всех углах в Беларуси. Вполне допускаю: то же самое происходит и на просторах некогда «славутай нашай дзяржавы ВКЛ», и даже за пределами таковой. Вот и в Москву совсем недавно свозили эту историю от Орлова и Татарникова. И премию какую-то присудили. Как чаще всего на подобных книжных показах бывает, не шибко задумываясь, за что и, уверен, даже не открывая книгу. Впрочем, как только этот шедевр пера и кисти должен был появился на свет, не трудно было догадаться – шумиха вокруг него будет немалая. Будут и всякого рода премии и награды.

 

Помнится, осенью 1993-го, когда я начал обживать российскую столицу, как-то само собой знакомился с тамошними белорусами. В основном это были литераторы. Не припомню, когда, где и при каких обстоятельствах встретился с Иваном Кириенко, который в издательстве «Советский писатель» работал в отделе прозы народов СССР. Через его руки как раз и проходили прозаические книги белорусских писателей, что выходили в издательстве «СП». Иван Кириенко, уроженец Гомельщины, и сам много переводил белорусских прозаиков. Рассказывал о встречах с Короткевичем, Шамякиным, Чигриновым… Исключительно тепло вспоминал эти встречи, выход их книг в Москве. И вдруг заговорил о том, как в самом конце 80-х из Минска толкали, буквально навязывали издательству книгу прозы тогда абсолютно неизвестного ему Владимира Орлова. И, что интересно, книга эта, говорил Иван Кириенко, вышла! Причем, она оказалась самой последней книгой белорусской прозы, вышедшей в московском «СП» буквально накануне распада СССР! Такое вряд ли забудешь…

 

Так что и выход второго тома «маляўнічай гісторыі» от Орлова и Татарникова, этой, прямо скажем, халтуры на двоих, думаю, долго не заставит себя ждать. А потому, «исторические сны» от Орлова и портреты, списанные «просто со своих знакомых» мы увидим еще не раз. И прочитаем, разумеется, восторженные отклики то же не в одном месте. Кстати говоря, в распоряжении писателя Орлова и «иллюстратора белорусской истории Павла Татарникова» – поле не паханое всяких-разных деятелей и ударников на ниве белорусской литературы и искусства. Только успевай, лепи портреты, малюй историю!..

 

Не забыли авторы вышепоименованной книги-альбома примазать к белорусской истории Тадеуша Костюшко, а чем тогда не герой наших нив и полей Феликс Дзержинский! Неужто Орлов пожалеет чернил, а Татарников красок? Можно и портрет оригинальный сделать. Скажем, с просто знакомого наших почтенных авторов Владимира Некляева. Чем не подходит?! Такая же обаятельная личность, как и Феликс Эдмундович. Это для острастки называли его «Железным Феликсом», а человек был «с горячим сердцем и холодной головой». Ну, чем не Владимир Некляев, бывший соловей комсомольских строек, а ныне трибун белорусских площадей?.. То, что любит вкусно поесть, дорогого выпить и хорошо поспать – а кто, скажите, не любит?! Было бы за что!.. Вот и приходится: одному «сны исторические» описывать, другому малевать портреты с этих снов, а третьему на баррикады звать…

 

Не хотелось бы напоминать нашим мастакам пера и кисти про последователя Феликса Дзержинского, крепко влипшего в белорусскую историю, но обойти эту, обросшую разного толка сплетнями и домыслами биографию Лаврентия, как он сам себя называл, Цанавы, вряд ли получится. Такому историку, как Владимир Орлов, полагаю, большого труда не составит, как говорится, расставить все точки над «i» и над головой «белорусского Берии». А вот Павлу Татарникову тут, по-моему, так просто не обойтись: ну, кто захочет позировать для портрета «насильника и палача белорусского народа»?! Не иначе, общенациональный конкурс объявлять придется. Нет, я бы подсказал Татарникову, с кого из белорусских поэтов недавнего времени можно точно списать портрет Цанавы, но не буду. Из этических, так сказать, соображений. Дождемся результатов общенационального конкурса на эту, вне всякого сомнения, историческую роль.

 

Что-то я про героев наших мужеского рода все говорю, а ведь женщины у нас тоже есть хоть куда – одна другой краше! Для любого исторического шедевра от В.Орлова и П.Татарникова подойдут! О других не буду. А вот про Людмилу Рублевскую нашим летописцам напомню. Дама на все «сто» достойная своей шляхетной фамилии. Королева литературы белорусской последних лет и дней. Мастерица на все руки – что в прозе, что в поэзии, что в драматургии, что в литературоведении и критике, что в статье газетной… Как говорили на нашей улице: девка – кровь с молоком!.. Тут, ни сколько не сомневаюсь, со мной согласится даже такой разборчивый историк, как Владимир Орлов. И Татарников, уверен, спорить не станет. А портрет с Людмилы Рублевской можно писать на любую тему и про любое время белорусской истории. Прямо вот сейчас! Хоть Зофью Гальшанскую, хоть Уршулю Радзивилл з роду Сапегав, хоть Веру Хоружую, хоть тов. Снежкову… «Гісторык Арлоў», полагаю, не списывает со счетов и эту нашу «гістарычную асобу», найдет и ей достойное применение. Простите, описание  в своем, – как бы это поточнее классифицировать, – поминальнике. Ну, а когда очередь дойдет (а я не сомневаюсь, что это обязательно произойдет!) до портрета исторической АСОБЫ наших дней пани Рублевской, тут Татарникову можно не оглядываясь разгуляться – пиши Людмилу Рублевскую, хоть с Моны Лизы, хоть с молодой Софи Лорен, хоть с легендарной Анджелы Дэвис – «маляўнічая гісторыя» от писателя Владимира Орлова и художника Павла Татарникова нисколько не пострадает, а только выиграет. И, ни на секунду не сомневаюсь, никого, разумеется, сколь-нибудь образованного и здравомыслящего, не удивит. Как уже говорилось, сегодня трудно чем-то удивить…

 

 

 

 

 

 

Валерий Гришковец

 

 

 

 

Оставить комментарий (2)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2017 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.