Сцвярджаюць гісторыкі і мовазнаўцы
Што паступова сціраюцца грані нацый
І, нібыта як перажытак,
            аджыць павінна абавязкова
Мова маці маёй – беларуская мова…
Што мне, як імя ўласнае, блізкая і знаёмая,
Што па жылах маіх цячэ
                      і сонным Сажом і Нёманам.

Рыгор БАРАДУЛІН
Вы тут: Главная»Рубрики»Писатели»Поэзия»

Сгорали истины, а город Быхов шел навстречу, чтобы по-человечески его обнять…

21/05/2017 в 17:05 Алесь Новікаў псевдопоэзия

 

Почему я проникся вниманием к отечественной литературе? Прямо и косвенно втянул меня в нее Николай Чергинец, за что ему искреннее братское спасибо. Я стоял у истока создания его писательского объединения – Союза писателей Беларуси. Дальше можно не продолжать. Отмечу лишь, что рождение этого портала и то, что я состоялся, как критик, тоже заслуга Николая Ивановича. Постоянные читатели достаточно в этом осведомлены. Это искренне и без всякой иронии.      

 

Хорошо знаю современную историю наших литературных «толстяков» и газеты «ЛіМ». Теперь они объединены в холдинг «Звязда» (здесь всегда говорю «прости Господи», но в этот раз воздержусь). Сейчас наблюдаю очередное падение тиражей изданий холдинга, их деградацию. Для несведущих и отдельных белорусских судей поясняю: деградация – процесс, обратный развитию. Это не ругательное слово, а обычное. Просто некоторым личностям, например, неприятно слышать, что они или их психика, – что одно и то же, – деградируют, не развиваются.

 

Обращаюсь к №3 журнала «Нёман». Помню его с советских времен. Брал не раз в библиотеках, которые часто посещал в старших классах и позже. Я очень много читал в детстве и молодости: поглощал малочисленные книги, купленные родителями на сэкономленные деньги, из огромной библиотеки родителей соседских девчат-сверстниц и был записан в несколько библиотек. Так вот тогда, в журналах «Нёман» находил немало интересных произведений. Что издание деградирует сейчас, не вина его нынешнего редактора Алексея Чероты. Он, возможно, и рад что-то сделать, но зависим от своего руководства. Да и огромный корпус членов СПБ – более шестисот «штыков» – не может предоставить талантливых произведений и редакторский портфель пуст. Хотя, здесь возможна ошибка: надо в первую очередь публиковать представителей литкасты и их поплечников. Правда, и они сейчас мало представлены. Возможно из-за того, что гонорары уж очень малы. Или боятся популярный портал «ЛитКритики.by» (наглая шутка).

 

Традиционно прозу я не читаю. Как в «Нёмане», так и в других изданиях, не только холдинга. Почему? Если в журналах отсутствует критика на современные прозаические произведения, я не могу доверять им, поскольку сложилось устойчивое мнение: отечественная проза в состоянии застоя. Иногда появляются достойные произведения в секторе литературы, относящемуся к Союзу белорусских писателей, поскольку там литературная жизнь несколько живее, чем в секторе СПБ. Это не только мое мнение.

 

Третий номер «Нёмана» за этот год исключением не стал. А жаль. Может, стоит обратить внимание на прозу? Попробую позже, если позволит время.

 

Поэзия. Написал это слово и вспомнил одного постоянного читателя, с которым сейчас изредка переписываюсь. Он утверждает, что есть поэты и Поэты. Последние создают поэзию, а первые – рифмуют, удачно или нет, прозу. Я с ним согласен. Об этом говорили в свое время неистовый В.Белинский и А.Пушкин, например.

 

От современной поэзии плавится мозг

 

Коротко прокомментирую впечатления о стихах Георгия Киселева, а так же Владимира Мозго в переводе А.Аврутина.

 

Поскольку у меня нет оригиналов, перевод А.Аврутина, благодаря автору В.Мозго – он дал добро на эти переводы – считаю корректным. И вот проблемы в первых же строках первого рифмованного произведения. Стихотворением язык не поворачивается назвать. Само слово «стихотворение» указывает на творчество – «творение». Описательные тексты к творчеству трудно отнести, даже, если они витиевато закручены или зарифмованы.   

 

У памятника Янке Купале

 

Дядька Янка... Народный... Поэт...

Выразитель и дум, и стремлений.

Что ты нынче нам скажешь в ответ,

Отчего ты печалишься, гений?   

 

Вторая и третья строки проблемные. «Выразитель дум и стремлений» чьих? Какой вопрос задан гению? Хотя, к слову «гений» тоже есть вопросы. У меня, во всяком случае.

 

В Пинске, Лиде, селах дальних,

Волей баб и молодух,

Разливается пасхальный

Пирогов волшебный дух.

 

«***В Пинске, Лиде, селах дальних…»

 

Это мне напоминает какой-то гопак или развязные (пошлыми не могу назвать, поскольку мне они нравятся) частушки от В.Гниломёдова в книге «Россия» («Расія»). Поэзией и не пахнет. Только духом пирогов.

 

Собственно, все остальное подобно приведенным строкам. Остановлюсь в заключение на пустопорожнем «стихотворении» «Святыни» (Михаилу Позднякову). Вот начало:

 

 Святыни

                        Михасю Позднякову

 

Вечерний ветер гладил плечи,

Трепал седеющую прядь.

А Быхов шел тебе навстречу,

Чтоб по-отечески обнять.

 

Как вам, ценители поэзии? Причем дальше не сказано, чью же прядь трепал ветер. И снова Забродье, малая родина М.Позднякова, которую он давно покинул, думаю, вполне обоснованно, но страдает и просто стенает по ней. У Михаила Павловича рифмованных произведений, посвященных Забродью достаточно много. Из моей статьи «Он удачно насытился Родиной…» –

 

Немало места в сборнике занимают стихи о Забродье, родной деревне, будто бы поэт никак не может выговориться.

 

«Я іду па закінутай вёсцы», «Ходзіць месяц над вёскай пустою», «У Заброддзі пеняцца прысады»,  «У роднай вёсцы», «Апусцелая вёска», «Дома», «У Заброддзі», «Развітанне з роднай вёскай», «Я ізноўку прыехаў дамоў», «Мой паклон табе, Заброддзе…», «Зноўку я ў незабыўным Заброддзі», «Роднай вёсцы», «У родным Заброддзі»…

 

Как это называется, любителям поэзии не нужно говорить.

 

Оставляю М.Позднякова и перехожу к стихам Г.Киселева. Поэт, конечно, старался, но получилось тоже, что и у Позднякова – рифмованная проза, хоть и дорогая сердцу. Я ничего не имею против таких «стихотворений», поскольку авторы могут завораживать ритмом, рифмой, удачными и емкими рифмами. От этого прозаический текст только выигрывает. Но от поэзии, несомненно, такие произведения далеки.

 

Первое «стихотворение»  «Рассказ рыбака» (Памяти Александра Петрова) я как рассказ и воспринимаю. Изложены мысли, значимые для автора.

 

«Остатки лесного пожара» – нагромождение неких воспоминаний, которые трудно понять. Они дороги, вероятно, автору. Тоже относится и к последнему «стихотворению».

 

Конечно, мне понравилась подборка Г.Киселева. Я узнал о состояниях поэта, нашел замечательную версификацию. Но поэзии, о которой говорил В.Белинский, не обнаружил. В данном случае для меня это и не важно. Как читатель я удовлетворен.

 

Остальные разделы «Нёмана» традиционно не читаю. Может, при повторном обращении к журналу на что-то обращу внимание или принудительно прочту прозу.

 

Алесь Новікаў

 

---

Еще читать по теме:

 

Поэзия Михаила Позднякова: мурашки по коже…

Оставить комментарий (0)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2017 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.