Сцвярджаюць гісторыкі і мовазнаўцы
Што паступова сціраюцца грані нацый
І, нібыта як перажытак,
            аджыць павінна абавязкова
Мова маці маёй – беларуская мова…
Што мне, як імя ўласнае, блізкая і знаёмая,
Што па жылах маіх цячэ
                      і сонным Сажом і Нёманам.

Рыгор БАРАДУЛІН
Вы тут: Главная»Рубрики»Писатели»Навстречу III съезду СПБ»

Предсъездовское интервью Георгия Марчука для портала ЛитКритика.by. Эксклюзив

23/11/2016 в 21:11 Алесь Новікаў чиновники от литературы

В кои-то веки попал на Фрунзе,5, в центральный офис Союза писателей Беларуси. И не просто так, а согласился дать интервью сам секретарь СПБ Георгий Марчук.

 

«...Мне кажется, что я слишком медленно поднимаюсь по лестнице. А, вдруг, встречусь с Н.Чергинцом! Интервью может накрыться». Так я рассуждал, пока не добрался до кабинета Георгия. И вот долгожданное мероприятие началось. Сразу предупредил, что сам выберу то, что публиковать. Диктофон на стол. Георгий Васильевич согласился. Я понял, что санкцию предводителя он получил, хотя неоднократно сомневался в этом в ходе беседы. Не стал подходить издалека и сразу задал вопрос, что называется, в лоб.

 

 

Георгий Васильевич, ты знаешь специфику литературного портала ЛитКритика.by: правда и только правда, что я называю – «данность»? Поговорим об издании книг вашими писателями. На портале я приводил цифры по некоторым вашим творцам. Итак: писатель-издатель-читатель.

 

– Понимаешь, Александр, из взаимоотношений в рамках этой триады складываются и радость от работы, и признаки обиды на недостаток внимания, и вдохновение, и сама радость жизни, когда хоть и не полностью, но чувствуешь, что твоя писательская работа востребована. Необходимо учитывать и главное: прошло то время, когда относительная слава окутывала имя новичка сразу после первой книжки поэзии или прозы. Теперь путь к известности, популярности, к включению отдельных произведений того или иного писателя в школьные программы по литературе, в программы для студентов длинный – не на один год и даже не на пять.

 

Подожди, ты о ком говоришь, о себе?

 

– И о себе. Ведь талантливо написанное, оригинальное, самобытное произведение не останется без внимания читателей и критиков.

 

– Но у вас единицы таких, как ты – талантливых. Остальные, получается, бесталанные?

 

– Зачем так резать по живому? Удивить читателя любыми средствами – это путь к искусственности и фантазии, которая танцует вокруг чванства.

 

А сейчас ты о ком?

 

– О молодых, конечно. Без сильной, четкой духовной основы, без правды жизни, которой поверит читатель, по моему мнению, будет трудно создать что-то интересное и в то же время эмоциональное.

 

Т.е., они попросту еще «зеленые»?

 

– Можно сказать и так. Ведь каждый писатель сам по себе личность, которая не только вобрала в себя собственный жизненный опыт, но и чувствует принадлежность к судьбе страны.

 

– Как ты ощущаешь свою принадлежность к судьбе страны?

 

– Мой дорогой, я ее очень сильно ощущаю. Меня печатают – значит, я говорю истинную историческую правду, а не фантазирую.

 

– Это интересно. Думаю, сложно такое говорить.

 

– Слава богу, на приличном уровне у нас держатся все жанры. Есть выбор и среди номинантов на Национальную литературную премию. Разве это не настоящее событие, что в номинации «Лучшее произведение для детей и юношества» в этом году было аж 11 претендентов!

 

– Скажи, а с какой буквы мне бога писать?

 

– Да с маленькой.

 

– Но это же персонаж, главный герой.

 

– Пиши с маленькой, я не любитель новшеств. Пушкин и другие писали с маленькой, я не стану оригинальничать. Кому нравится писать с большой – пусть пишут.

 

– О детской литературе не хочу рассуждать: здесь я нахожу конъюнктуру.

 

– Пожалуйста. В поэзии... разве не заслуживают самых высоких премий белорусскоязычные и русскоязычные поэты Казимир Камейша, Александр Коляда, Змитрок Морозов, Андрей Скоринкин, Федор Гуринович, Анатолий Аврутин?! Жаль, что у нас в республике мало премий в области литературы. Если не ошибаюсь, в России их около сотни.

 

– Какая-то солянка у тебя получилась. Я, полжизни положивший на критику, известный далеко за пределами Беларуси, – ты же знаешь, – не слышал некоторых имен, что ты назвал. Здесь я бы выделил двух поэтов – К.Камейшу и А.Аврутина. Правда, оба уже выработали давно свой ресурс, но были сильными поэтами. У М.Дуксы я не встречал шедевров. Но вы ему дали премию. Как это понимать?

 

– Понимаешь, надо давать и регионалам. Не все же столичной братии.

 

– «Столичная братия» не обиделась?

 

– Они получат позже. Всем дадим. Как и «Купидона».

 

– Уже конкретнее.

 

– Постой, ты же это не опубликуешь?

 

– Я сразу сказал, что опубликую.

 

– Вот, прощелыга. Ладно, давай, режь по живому.

 

– О премиях. Если в России их около сотни, в том числе и с провинциальными, то пропорционально у нас должно быть 5-6 премий. Так и есть. Национальная, которой вы заменили своего безразмерного «Золотого Купидона», Государственная, Гедройца и несколько как бы весомых областных. Твори – не хочу!

 

– Конечно, хорошо, что у нас есть областные литературные премии и плохо, что широкая общественность не знает их лауреатов. Не уделяют им внимания и отечественные газеты и журналы.

 

– Интересные вы люди: руководители СПБ. Организуете и проводите премии кулуарно, даже на своем, извини, дохлом сайте не можете «огласить весь их список», а хотите внимания критиков, да еще газет и журналов.

 

– Хочется, Александр. Ты же не осудишь за желание?

 

– Расскажи лучше, почему у вас печатают одних и тех же гигантов пера?

 

– Здесь возникает проблема, если не главная: написал талантливо, и сам так думаешь, а книга не издается. Не все (отсюда и обиды!) понимают сегодняшнюю систему книгопечатания. Союз писателей Беларуси не имеет собственного издательства, а только рекомендует издательствам, иногда настойчиво, рукописи того или иного писателя. Путь нелегкий, по себе знаю, потому что 30 лет ждал переиздания романа «Крик на хуторе» и 25 – переиздания романов «Глаза и сон» и «Без ангелов».

 

– Жора, – извини, что я к тебе по-дружески, – побойся Бога. Я же тебя с Митрополитом фотографировал. Недавно публиковал количество твоих изданий. Вот по «Крику на хуторе», публикации по годам: 1983, 1989, 1998, 2007, 2013. Это то, что я нашел на сайте НББ. От твоего «Крика» уже уши закладывает. Где тут перерыв в 25 лет?

 

– Ну, ты и жук, Алекс! Это же не напечатаешь?

 

– Опубликую.

 

– Не ожидал от тебя такой мелочности.

 

– Я и сам удивляюсь. Скажи мне: 25-30 лет назад ты написал книги и попросил, чтобы их переиздали? Так и сидел, ждал?

 

– Ладно, это я так, для образности. Ты пропустил главное – мы не имеем своего издательства.

 

– А могли бы, насколько я помню. Только надо было заниматься его организацией. Вы даже не имеете своей газеты и журнала, в отличие от апазіцыйнага Саюза беларускіх пісьменнікаў.

 

– Да, знаю. Но у нас есть литфонд.

 

– Давай не будем о грустном.

 

– Давай. Тогда я скажу, что отдельные писатели, которые научились учитывать диктат капиталистического рынка, сами при помощи местных властей организуют сбор тиражей либо выкупают часть тиража, и это тоже помощь издательству. Государство дает на издание книги около 40-50 процентов средств, остальные ищет издательство. А некоторые считают, что на издание выделяется полностью 100 процентов...

 

– Я так не считаю. Это о ста процентах. Знаю, как вы выкручиваете руки писателям. Государство дает 40-50% с одной стороны, потом под каким-то предлогом ломают библиотеки, и они закупают книги. Но это тоже государственные деньги. Точнее – деньги налогоплательщиков.

 

– Нам помогают еще и частные издательства «Харвест», «Четыре четверти», которым благодарны почти полторы сотни наших поэтов, прозаиков, драматургов. «Харвест», добавим, не все тиражи реализует, однако идет нам навстречу.

 

Не надо об этих издательствах. Думаю, скоро госконтроль заинтересуется «успешным» издательством «Четыре четверти». О «Харвесте» и его двадцатилетней влюбленности в Н.Чергинца я не стану говорить.

 

– Тогда я скажу о регионалах. Хорошо, что некоторые руководители областных отделений СПБ находят средства, чтобы печатать книги своих авторов. Это прекрасно.

 

– Жора… Каким тиражом они издаются?

 

– Сто-двести экземпляров.

 

– Все, больше не станем продолжать?

 

– Не будем. Но трудно представить писателя без книги. В нашем союзе более 600 человек. Конечно, произведения каждого не могут быть включены в школьные программы. Логично. Школьные программы требуют таких произведений, которые несут и художественную, и воспитательную функции. Однако школы районов, городов, деревень, агрогородков должны хоть частично изучать, знать творчество своих земляков. Более-менее быстро реализуется детская литература. Книги же для взрослых читателей довольно дорогие. Не каждый такую купит...

 

– У вас получается, странным образом, что лучшие писатели – это руководители СПБ и их поплечники. Сам хоть помнишь, сколько книг издал, например, за последние пять лет?

 

– Так ты же писал обо мне. Друг, называется.

 

– Кто вас читает, мне интересно знать?

 

– Кто наш читатель? В основном – школьники и люди пожилого возраста, которые еще любят читать по-белорусски. Много кто пользуется интернетом. Наши книги там, конечно, представлены, но не в широком формате.

 

– Интернет с какой буквы писать?

 

– Ты уже помешался на буквах. Бога напишешь с маленькой, интернет и подавно. Не дружу я с ним и не люблю. Добавлю, что нам не хватает (чтобы увеличивалось количество читателей) ярких презентаций, как это есть у наших поэтов-песенников Ивана Юркина, Татьяны Атрошенко, Константина Цыбульского, Ивана Титовца, не хватает встреч со студентами, не хватает и экранизаций произведений наших писателей. К книге, признаем это, не тянутся люди, как раньше, и не только в нашей стране. Читатель привередливый. Он очень самостоятельный. Ему не прикажешь читать того или иного писателя. Иногда лживая реклама делает свое дело, и читатель вместо знакомства с духовной, высокохудожественной книгой, причем не только современного писателя, а даже классика, отдает свободное время пустоте, которая ничего не приносит душе и сердцу.

 

– Ясно. Вы критиков вытурили, хотите еще и читателя «причесать». Это вам точно не под силу. Пишите то, что будут читать, а не то, что на ум, часто графоманский, идет.

 

– Нужно популяризировать писателей. Почему бы, скажем, не устроить большой поэтический вечер с лауреатом Национальной литературной премии Марьяном Дуксой в его родной Сморгони, в Гродно, в Минске? Нельзя терять интереса к творчеству друг друга, а это тоже наблюдается.

 

– Это ты у меня спрашиваешь? Так популяризируй, блин. Или тогда тебе придется своим кровным пожертвовать? Ты хоть понимаешь, что такое организовать вечер поэта в Минске? Нужно привезти посредственность из провинции. Собрать аудиторию. Пригласить СМИ. Написать отчеты. Опубликовать хоть на своем сайте… Кто этим будет заниматься? Ты? Так свои дела забросишь.

 

– Это да. Но ты же это не опубликуешь?.. Ладно, вопрос в воздух. Настоящий писатель – еще и читатель. Надо жить литературой. Много ли мы читаем отзывов самих писателей на произведения коллег? Да таких отзывов почти нет! И это цеховая проблема.

 

– Наконец-то, прорвало. Ты много читаешь своих писателей? Не отвечай. Если будешь читать, не останется времени на сочинение песенок для ряженных российских казаков. Некогда будет продвигать свою посредственную продукцию…

 

– Александр, ты уж так не утюжь меня… Давай о другом. Кто-то завидует тому, кто больше издается. Так это сегодня зависит только от издательств. Например, в издательстве «Беларусь» хорошо печатают книги поэтессы из Гродно Людмилы Шевченко. А в «Народнай асвеце» печатаются Сергей и Галина Трофимова из Орши. Председатель Минского городского отделения СПБ Михаил Поздняков за последние два года издал в этом же издательстве около 20 своих книг. Здесь свое несогласие начали высказывать завистники. Так это же, друзья, не книжки, а брошюры до 1,5 печатного листа, которые пользуются спросом у юных читателей. Так возрадуйтесь за коллегу – зачем корить и завидовать?! Право издательства – выпустить хоть полсотни книжек, если их хорошо покупают.

 

– О, это интересное откровение с книгами Позднякова. У меня данные поменьше. Но мы уже на эту тему говорили. Ты много ходишь по библиотекам, чтобы твои книги взяли? Или по организациям?

 

– Вообще не хожу. Они как-то сами берут мои книги.

 

– Скажи это своим более чем шестистам писателям.

 

– Нет, я тебе скажу прямо: писатели наши ленивые. Они ждут, что издатель придет к ним домой, залезет в стол, куда они пишут, возьмет рукописи и опубликует. Отсутствие информации о состоянии издательств вызывает злость у некоторых коллег. Нередко случается, что автор так и не прислал свою рукопись в издательство, а кричит на весь мир, что его не издают, а соседа издали. Такие «письма-обиды» присылают и в Союз писателей Беларуси.

 

– А то вы на эти «письма-обиды» отвечаете. Вы хоть кому-то отвечаете?

 

– Конечно, Александр, родимый ты мой. Это только тебе и Шатырёнок не отвечали, а так…

 

– Хорошо, поверю, Георгий. Спасибо, что ты уделил мне столько своего драгоценного времени. На шестнадцать звонков не ответил. Пожертвовал своими интересами. Что ты скажешь напоследок?

 

– Раз я завелся, то скажу прямо – читателя нужно удивлять не графоманией, а действительно талантливым произведением. Не надо завидовать тем, кому удается писать такие произведения, так как все же побеждает талант. На этом поставим точку.

 

 

...Знаю, что Георгий очень добрый человек. Знаю также, что цинизм не влияет на это качество характера. Известно, что даже самые жестокие тираны были внутри добрыми. Георгий, сказав, что «поставим точку», тихонько ударил кулаком по столу. Просто нежно. Но я от этого… проснулся.

 

 

Какое же было мое удивление, когда, записывая этот сон, я видел его до самых тонких подробностей. Помню даже имена тех, с кем разговаривал в сновидении по телефону мой друг Георгий. Но самое интересное ожидало меня днем, когда я купил газету «ЛіМ» №46 за 18 ноября этого года. Там было почти один в один мое интервью, только «причесанное». Как могла мне проникнуть в память информация из газеты, которую я не читал, пока для меня остается загадкой…

 

Публикую ниже материал из «ЛіМ» на двух языках (перевод мой). Скоро начну переводить с азербайджанского, таджикского, китайского, японского и околоземного языков. Обещали печатать в «Звязде». От критики, наверное, отойду. Она кроме геморроя и гипертонии ничего не дает…  

 

Алесь Новікаў


 

Аўтар, выдавец, чытач

 

З узаемаадносін у межах гэтай трыяды складваюцца і радасць ад працы, і прыкметы крыўды на недахоп увагі, і натхненне, і сама радасць жыцця, калі хоць і не напоўніцу, але ж адчуваеш, што твая пісьменніцкая праца запатрабавана. Неабходна ўлічваць і галоўнае: мінуў той час, калі адносная слава ахутвала імя пачаткоўца адразу пасля першай кніжкі паэзіі ці прозы. Цяпер шлях да вядомасці, папулярнасці, да ўключэння асобных твораў таго ці іншага пісьменніка ў школьныя праграмы па літаратуры, у праграмы для студэнтаў доўгі — не на адзін год і нават не на пяць.

 

Таленавіта напісаны, арыгінальны, самабытны твор не застанецца без увагі чытачоў і крытыкаў. У Саюз пісьменнікаў Беларусі за дзесяць гадоў ад дня яго ўтварэння прыйшло досыць шмат таленавітай моладзі, якая смела і цікава працуе ў розных жанрах. Прыемна, што моладзь зразумела: без самаўдасканалення, без штодзённай напружанай працы яркія творы не нараджаюцца. У маладых творцаў — свой чытач. Яны, маладыя, амбіцыйныя, часта не арыентуюцца на традыцыі беларускай рэалістычнай літаратуры. У гэтым і плюсы, і мінусы. Без моцнай, выразнай духоўнай асновы, без праўды жыцця, якой паверыць чытач, на маю думку, будзе цяжка стварыць нешта цікавае і ў той жа час эмацыянальнае.

 

Здзівіць чытача любымі сродкамі — гэта шлях да штучнасці і фантазіі, якая танцуе вакол фанабэрыі. Кожны пісьменнік сам па сабе асоба, якая не толькі ўвабрала ў сябе ўласны жыццёвы досвед, але і адчувае прыналежнасць да лёсу краіны.

 

Як я часта нагадваю, лепш за беларуса пра беларуса ніхто не напіша, як і пра рускага ніхто не скажа лепш за рускага. Дзякаваць богу, на прыстойным узроўні ў нас трымаюцца ўсе жанры. Ёсць выбар і сярод намінантаў на Нацыянальную літаратурную прэмію. Хіба ж гэта не сапраўдная падзея, што ў намінацыі «Лепшы твор для дзяцей і юнацтва» сёлета было аж 11 прэтэндэнтаў! А ў паэзіі... хіба ж не заслугоўваюць самых высокіх прэмій беларускамоўныя і рускамоўныя паэты Казімір Камейша, Аляксандр Каляда, Змітрок Марозаў, Андрэй Скарынкін, Фёдар Гурыновіч, Анатоль Аўруцін?! Шкада, што ў нас у рэспубліцы замала прэмій у галіне літаратуры. Калі не памыляюся, у Расіі іх каля сотні. Хораша, што ў нас ёсць абласныя літаратурныя прэміі і кепска, што шырокая грамадскасць не ведае іх лаўрэатаў. Не надаюць ім увагі і айчынныя газеты ды часопісы.

 

I ўсё ж, нягледзячы на недахоп увагі, пісьменнікі шукаюць новыя тэмы, актыўна ідуць на сустрэчы да чытачоў у бібліятэкі і музеі, да вайскоўцаў і студэнтаў. Гэта адзін са шляхоў да папулярызацыі сваёй творчасці. А каб ісці, трэба мець уласную кнігу — не пашкодзіць. I вось тут паўстае яшчэ адна праблема, калі не галоўная: напісаў таленавіта, і сам так мяркуеш, а кніга не выдаецца. Не ўсе (адсюль і крыўды!) разумеюць сённяшнюю сістэму кніга-друкавання. Саюз пісьменнікаў Беларусі не мае ўласнага выдавецтва, а толькі рэкамендуе выдавецтвам, часам настойліва, рукапісы таго ці іншага пісьменніка. Шлях нялёгкі, па сабе ведаю, бо 30 гадоў чакаў перавыдання рамана «Крык на хутары» і 25 — перавыдання раманаў «Вочы і сон» ды «Без ангелаў».

 

Некаторыя пісьменнікі, якія навучыліся ўлічваць дыктат капіталістычнага рынку, самі пры дапамозе мясцовых улад арганізуюць збор тыражоў альбо выкупляюць частку тыражу, і гэта таксама дапамога выдавецтву. Дзяржава дае на выданне кнігі каля 40 — 50 працэнтаў сродкаў, астатнія шукае выдавецтва. А некаторыя лічаць, што на выданне вылучаецца цалкам 100 працэнтаў...

 

Нам дапамагаюць прыватныя выдавецтвы «Харвест», «Чатыры чвэрці», якім удзячны амаль паўтары сотні нашых паэтаў, празаікаў, драматургаў. «Харвест», дадамо, не ўсе тыражы рэалізуе, аднак ідзе нам насустрач. Добра, што некаторыя кіраўнікі абласных аддзяленняў СПБ знаходзяць сродкі, каб друкаваць кнігі сваіх аўтараў. Гэта цудоўна.

 

Цяжка ўявіць пісьменніка без кнігі. У нашым саюзе больш як 600 чалавек. Вядома, творы кожнага не могуць быць уключаны ў школьныя праграмы. Лагічна. Школьныя праграмы патрабуюць такіх твораў, якія нясуць і мастацкую, і выхаваўчую функцыі. Аднак школы раёнаў, гарадоў, вёсак, аграгарадкоў павінны хоць часткова вывучаць, ведаць творчасць сваіх землякоў. Больш-менш хутка рэалізуецца дзіцячая літаратура. Кнігі ж для дарослых чытачоў даволі дарагія. Не кожны такую набудзе...

 

Хто ж наш чытач? У асноўным — школьнікі і людзі сталага ўзросту, якія яшчэ любяць чытаць па-беларуску. Багата хто карыстаецца інтэрнэтам. Нашы кнігі там, канечне, прадстаўлены, але не ў шырокім фармаце.

 

Нам не хапае (каб большала чытачоў) яркіх прэзентацый, як гэта ёсць у нашых паэтаў-песеннікаў Івана Юркіна, Таццяны Атрошанка, Кастуся Цыбульскага, Івана Цітаўца, не хапае сустрэч са студэнтамі, не хапае і экранізацый твораў нашых пісьменнікаў Да кнігі, прызнаём гэта, не цягнуцца людзі, як раней, і не толькі ў нашай краіне. Чытач пераборлівы. Ён надта самастойны. Яму не загадаеш чытаць таго ці іншага пісьменніка. Часам хлуслівая рэклама робіць сваю справу, і чытач замест знаёмства з духоўнай, высокамастацкай кнігай, прычым не толькі сучаснага пісьменніка, а нават класіка, аддае вольны час пустэчы, якая нічога не прыносіць душы і сэрцу. Я не супраць літаратуры займальнай, сюжэтнай, дэтэктыўнай, «для забавы», як кажуць, аднак крыўдна, калі пры знаёмстве з аўдыторыяй ніхто не ведае імёнаў сучасных пісьменнікаў не толькі нашай краіны...

 

Рухаюцца наперад і бібліятэкі. Большасць з іх маюць свае сайты, запрашаюць пісьменнікаў на сустрэчы з юнымі і дарослымі чытачамі. Але мы не маем права страціць чытача беларускай кнігі, а да гэтага ідзём. Чаму б, скажам, не зладзіць вялікі паэтычны вечар з лаўрэатам Нацыянальнай літаратурнай прэміі Мар'янам Дуксам у яго роднай Смаргоні, у Гродне, у Мінску? Нельга губляць інтарэсу да творчасці адно аднаго, а гэта таксама назіраецца.

 

Сапраўдны пісьменнік — яшчэ і чытач. Трэба жыць літаратурай. Ці багата мы чытаем водгукаў саміх пісьменнікаў на творы калег? Ды такіх водгукаў амаль няма! I гэта цэхавая праблема.

 

Нехта зайздросціць таму, хто больш выдаецца. Дык гэта сёння залежыць толькі ад выдавецтваў. Напрыклад, у выдавецтве «Беларусь» хораша друкуюць кнігі паэтэсы з Гродна Людмілы Шаўчэнка. А ў «Народнай асвеце» друкуюцца Сяргей і Галіна Трафімавы з Оршы. Старшыня Мінскага гарадскога аддзялення СПБ Міхась Пазнякоў за апошнія два гады выдаў у гэтым жа выдавецтве каля 20 сваіх кніжак. Тут сваю нязгоду пачалі выказваць зайздроснікі. Дык гэта ж, сябры, не кніжкі, а брашуры да 1,5 друкаванага аркуша, якія карыстаюцца попытам у юных чытачоў. Дык парадуйцеся за калегу — навошта дакараць і зайздросціць?! Права выдавецтва — выпусціць хоць паўсотні кніжак, калі іх добра купляюць.

 

Адсутнасць інфармацыі пра стан выдавецтваў і выклікае злосць у некаторых калег. Здараецца, што аўтар так і не даслаў свой рукапіс у выдавецтва, а крычыць на ўвесь свет, што яго не выдаюць, а суседа выдалі. Такія «лісты-крыўды» дасылаюць і ў Саюз пісьменнікаў Беларусі. Яшчэ трэба дзякаваць дзяржаве, што яна знаходзіць сродкі на кнігавыданне і што жыве, не памірае беларуская кніга, бо сітуацыя надта ж небяспечная.

 

Чытача трэба здзіўляць не графаманіяй, а сапраўды таленавітым творам. Не трэба зайздросціць тым, каму ўдаецца пісаць такія творы, бо ўсё ж перамагае талент. На гэтым паставім кропку.

 

Георгій МАРЧУК,

«ЛіМ» №46-18.11.2016г.

 

***

 

Автор издатель читатель

 

С взаимоотношений в рамках этой триады складываются и радость от работы, и признаки обиды на недостаток внимания, и вдохновение, и сама радость жизни, когда хоть и не полностью, но чувствуешь, что твоя писательская работа востребована. Необходимо учитывать и главное: прошло то время, когда относительная слава окутывала имя новичка сразу после первой книжки поэзии или прозы. Теперь путь к известности, популярности, к включению отдельных произведений того или иного писателя в школьные программы по литературе, в программы для студентов длинный – не на один год и даже не на пять.

 

Талантливо написанное, оригинальное, самобытное произведение не останется без внимания читателей и критиков. В Союз писателей Беларуси за десять лет со дня его образования пришло достаточно много талантливой молодежи, которая смело и интересно работает в разных жанрах. Приятно, что молодежь поняла: без самосовершенствования, без ежедневной напряженной работы яркие произведения не рождаются. У молодых творцов – свой читатель. Они, молодые, амбициозные, часто не ориентируются на традиции белорусской реалистической литературы. В этом и плюсы, и минусы. Без сильной, четкой духовной основы, без правды жизни, которой поверит читатель, по моему мнению, будет трудно создать что-то интересное и в то же время эмоциональное.

 

Удивить читателя любыми средствами – это путь к искусственности и фантазии, которая танцует вокруг чванства. Каждый писатель сам по себе личность, которая не только вобрала в себя собственный жизненный опыт, но и чувствует принадлежность к судьбе страны.

 

Как я часто напоминаю, лучше белоруса про белоруса никто не напишет, как и о русском никто не скажет лучше русского. Слава богу, на приличном уровне у нас держатся все жанры. Есть выбор и среди номинантов на Национальную литературную премию. Разве это не настоящее событие, что в номинации «Лучшее произведение для детей и юношества» в этом году было аж 11 претендентов! А в поэзии... разве не заслуживают самых высоких премий белорусскоязычные и русскоязычные поэты Казимир Камейша, Александр Коляда, Змитрок Морозов, Андрей Скоринкин, Федор Гуринович, Анатолий Аврутин?! Жаль, что у нас в республике мало премий в области литературы. Если не ошибаюсь, в России их около сотни. Хорошо, что у нас есть областные литературные премии и плохо, что широкая общественность не знает их лауреатов. Не уделяют им внимания и отечественные газеты и журналы.

 

И все же, несмотря на недостаток внимания, писатели ищут новые темы, активно идут на встречи к читателям в библиотеки и музеи, к военным и студентам. Это один из путей к популяризации своего творчества. А чтобы идти, нужно иметь собственную книгу – не повредит. И вот здесь возникает еще одна проблема, если не главная: написал талантливо, и сам так думаешь, а книга не издается. Не все (отсюда и обиды!) понимают сегодняшнюю систему книопечатания. Союз писателей Беларуси не имеет собственного издательства, а только рекомендует издательствам, иногда настойчиво, рукописи того или иного писателя. Путь нелегкий, по себе знаю, потому что 30 лет ждал переиздания романа «Крик на хуторе» и 25 – переиздания романов «Глаза и сон» и «Без ангелов».

 

Некоторые писатели, которые научились учитывать диктат капиталистического рынка, сами при помощи местных властей организуют сбор тиражей либо выкупают часть тиража, и это тоже помощь издательству. Государство дает на издание книги около 40-50 процентов средств, остальные ищет издательство. А некоторые считают, что на издание выделяется полностью 100 процентов...

 

Нам помогают частные издательства «Харвест», «Четыре четверти», которым благодарны почти полторы сотни наших поэтов, прозаиков, драматургов. «Харвест», добавим, не все тиражи реализует, однако идет нам навстречу. Хорошо, что некоторые руководители областных отделений СПБ находят средства, чтобы печатать книги своих авторов. Это прекрасно.

 

Трудно представить писателя без книги. В нашем союзе более 600 человек. Конечно, произведения каждого не могут быть включены в школьные программы. Логично. Школьные программы требуют таких произведений, которые несут и художественную, и воспитательную функции. Однако школы районов, городов, деревень, агрогородков должны хоть частично изучать, знать творчество своих земляков. Более-менее быстро реализуется детская литература. Книги же для взрослых читателей довольно дорогие. Не каждый такую купит...

 

Кто же наш читатель? В основном – школьники и люди пожилого возраста, которые еще любят читать по-белорусски. Много кто пользуется интернетом. Наши книги там, конечно, представлены, но не в широком формате.

 

Нам не хватает (чтобы увеличивалось читателей) ярких презентаций, как это есть у наших поэтов-песенников Ивана Юркина, Татьяны Атрошенко, Константина Цыбульского, Ивана Титовца, не хватает встреч со студентами, не хватает и экранизаций произведений наших писателей. К книге, признаем это, не тянутся люди, как раньше, и не только в нашей стране. Читатель привередливый. Он очень самостоятельный. Ему не прикажешь читать того или иного писателя. Иногда лживая реклама делает свое дело, и читатель вместо знакомства с духовной, высокохудожественной книгой, причем не только современного писателя, а даже классика, отдает свободное время пустоте, которая ничего не приносит душе и сердцу. Я не против литературы увлекательной, сюжетной, детективной, «для развлечения», как говорят, однако обидно, если при знакомстве с аудиторией никто не знает имен современных писателей не только нашей страны...

 

Продвигаются и библиотеки. Большинство из них имеют свои сайты, приглашают писателей на встречи с юными и взрослыми читателями. Но мы не имеем права потерять читателя белорусской книги, а к этому идем. Почему бы, скажем, не устроить большой поэтический вечер с лауреатом Национальной литературной премии Марьяном Дуксой в его родной Сморгони, в Гродно, в Минске? Нельзя терять интереса к творчеству друг друга, а это тоже наблюдается.

 

Настоящий писатель – еще и читатель. Надо жить литературой. Много ли мы читаем отзывов самих писателей на произведения коллег? Да таких отзывов почти нет! И это цеховая проблема.

 

Кто-то завидует тому, кто больше издается. Так это сегодня зависит только от издательств. Например, в издательстве «Беларусь» красиво печатают книги поэтессы из Гродно Людмилы Шевченко. А в «Народнай асвеце» печатаются Сергей и Галина Трофимова из Орши. Председатель Минского городского отделения СПБ Михаил Поздняков за последние два года издал в этом же издательстве около 20 своих книг. Здесь свое несогласие начали высказывать завистники. Так это же, друзья, не книжки, а брошюры до 1,5 печатного листа, которые пользуются спросом у юных читателей. Так возрадуйтесь за коллегу – зачем корить и завидовать?! Право издательства – выпустить хоть полсотни книжек, если их хорошо покупают.

 

Отсутствие информации о состоянии издательств и вызывает злость у некоторых коллег. Случается, что автор так и не прислал свою рукопись в издательство, а кричит на весь мир, что его не издают, а соседа издали. Такие «письма-обиды» присылают и в Союз писателей Беларуси. Еще надо благодарить государство, что оно находит средства на книгоиздание и что живет, не умирает белорусская книга, так как ситуация очень уж опасная.

 

Читателя нужно удивлять не графоманией, а действительно талантливым произведением. Не надо завидовать тем, кому удается писать такие произведения, так как все же побеждает талант. На этом поставим точку.

 

Георгий Марчук

Оставить комментарий (0)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2017 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.