Сцвярджаюць гісторыкі і мовазнаўцы
Што паступова сціраюцца грані нацый
І, нібыта як перажытак,
            аджыць павінна абавязкова
Мова маці маёй – беларуская мова…
Што мне, як імя ўласнае, блізкая і знаёмая,
Што па жылах маіх цячэ
                      і сонным Сажом і Нёманам.

Рыгор БАРАДУЛІН
Вы тут: Главная»Рубрики»Писатели»Колонка Валерия Гришковца»

ДУША – НЕ ВЫГРЕБНАЯ ЯМА: фрагменты дневника, заметки. <2011 год. Часть 1>

05/03/2018 в 15:03 Валерий Гришковец история , воспоминания

 

2011 год

 

Пинск, зима 2006 (фото: «Пинская галерея», pinskgal.narod.ru)

 

1 января. С утра ветер, порывистый, принесший небольшое потепление. Снег, что шел почти сутки, а то и больше, осел. Вчера же был легкий, пушистый, приятно было пройтись. Хотя и трудно. Тем не менее, после обеда выбрался и прошел пешком от кожзавода до дома. Сегодня никакого желания выходить из дому нет.

 

Вот и «отпраздновал» очередной Новый год. Наверное, лет 10 уже так вот праздную: не провожаю старый, не встречаю новый. И, слава Богу, ничего, один без задержки уходит, а другой приходит… Кто-то звонил мне, кому-то я – поздравляли. Вспомнил в этой связи: мне по-прежнему желают вдохновения, новых стихов и т. п. Мне же все это уже… даже не верится, НАДОЕЛО – и стихи, и вдохновение. Хочется покоя, хорошего самочувствия, там, глядишь, было бы желание жить и радоваться жизни. А так… день за днем. Есть одна радость: кормлю птичек на балконе. Накидаю крошек и… им хорошо и мне приятно. Хоть одно божеское дело…

 

8 января. Второй день Рождества. И второй день, как развезло: +1–3 гр. Снег осел, а то и вовсе поплыл.

              

Выбрался в Погост – Леня Кривецкий просил, приглашал еще с нового года. Ему, видать, не терпелось увидеть «БВС» со своими стихами. Что ж, есть хоть один человек в моей тутошней жизни, для кого КНИГА имеет всё тот же сакральный смысл. Туда автобус шел буквально под завязку. Правда, купил билет с местом. И все же, что ни говори, у меня уже просто сил нет на автобусы, дорогу. Еле терплю. В том числе и себя… Маленько погуляли, дошли до озера. Если бы не такая сырость, можно было бы походить и по озеру. Оно замерзло, во многих местах сидели рыбаки. Их, кстати, набилось и на обратном пути в автобус. Но обратно доехал гораздо лучше, да и автобус сделал остановку на КВТ. Так что, слава Богу. И отдохнул немножко, и Леню повидал, и, как всегда, отвез ему скопившиеся у меня книги.

 

Жду, когда выпустят из «вязьнiцы» экс-кандидата в президенты В.Н.: давно назрело во мне желание для очередных заметок. По-моему, заметок ПО  СУЩЕСТВУ…

 

15 января. Который день туман, сырость, мерзкий снег под ногами… +1–3 гр.

              

Суббота, день начал с библиотеки. Просмотрел газеты, причем, все подряд. Оппозиционные читаю теперь и на сайтах, так что… Написал статью, довольно внушительную по объему, но, главное, по содержанию. Даже П.К., чего совсем не ожидал, одобрил. А вот в Минске что-то молчат. Понимаю, им, скорее всего, концовка не подходит. Иванов же, как только прочитал, позвонил: его всё, как он сказал, устраивает. Я попросил его показать еще кому-нибудь. Конечно, в «Заре» могут сделать и так: без моего ведома «подкорректировать», и сделают это ТАК, что потом самому страшно будет читать. А ведь статья, что называется, на грани: столько еще врагов наживешь, что и не подозреваешь сегодня. Они, сии мудрецы хреновы, сидят до поры, помалкивают, а стукнет ИХ время, вот уж отыграются!..

              

Стала звонить Т.Краснова-Гусаченко. Она-то как раз из тех, что всегда поддержит ТАКУЮ мою писанину. Правда, меня это не шибко утешает: с ТКГ все, как говорится, понятно. А вот с друзьями-сябрами не очень. Точнее, куда как понятно, отчего и не весело, и даже тяжко. Особенно, когда думаешь о ПРОИСХОДЯЩЕМ, о той же моей статье, о моем ВЗГЛЯДЕ на все ЭТО.

              

Надо выбираться в Минск. И гонорар получить, и дискету с набором книги отвезти, и… прояснить ситуацию в Союзе. Может, даст Бог, и выберусь на неделе…

 

19 января. Крещение. По сути надо бы мороз, а тут уже неделю, как все поплыло и продолжает плыть дальше. Такое и настроение. Вчера опять звонила ТКГ: не меньше часа «информировала» меня, что-то и я вставлял. Даже не знаю, чем эта дружба кончится. Не хочется мне подобных дружб, ой, как не хочется… А может, я ошибаюсь? Имею в виду ТКГ. Тем не менее, не хочу больше никаких дружб с поэтессами, с пишущими дамами вообще.

              

Жду домой Лену. У нее все вроде как нормально. Хоть одна радость. Да еще вести от П.К.. Стихов не пишу с октября, с тех дней, что проводил в Схиднице. И, надо сказать, сие совершенно меня не мучит. Даже думать не думаю про это. Что весьма удивительно, ибо подобного со мной, по-моему, еще не было…

 

Сразу после обеда звонок – Марчук: статью надо маленько подредактировать и… ставим на сайт. Да, как я и думал, их не устраивает концовка. Впрочем, об этом раньше говорил Пашков. Пытаюсь отстоять, тем более, сегодня позвонила Ляшук (послал ей вчера): она в восторге – всё выверено, аргументировано и по делу. И вот после 17 часов зашел на сайт – увы, ничего нет…

              

Пришло сообщение от П.К.: подготовил мне Блог в ЖЖ. А я уже, честно сказать, и не рад, что попросил его. Боюсь я высовываться со своими мыслями на люди, и так врагов у меня – не приведи Господи!..

 

20 января. С утра +1, к вечеру запорошило. Посмотрим…

              

«Народная газета» дала инфу и фото обложки «Белой вежи свет» – в блоке А.Карлюкевича «Книжныя навiны». Когда-то, года три-четыре тому, точно также в «НГ» прошел материал А.К. и про первое издание этой книги. Что ж, радует… А «Заря» выдала «подвалом» статью «Вышэй харугвы дэмакратыi!» Уже звонили: и сам Иванов, и Диковицкая. Правда, не понять, то ли от восторга Л.Д. заливалась, то ли осуждая… А вот сайт СПБ «молчит»…

 

21 января. Снег с вечера накануне, за окном чисто и бело. Правда, надолго ли, совсем нет мороза?..

 

Проснулся среди ночи и не заснул: крутит живот, голова, что чугуном налитая. Думал, отравление, оказалось, простуда. Температура зашкаливает за 38… Был врач, дважды звонил Иванов, сказал, непременно вызывай, мало ли что…

              

А в обед завалились ко мне Вадим Спринчан, Виктор Гордей и еще кто-то, незнакомый, молодой. Даже чаю не попили, хорошо, что накануне купил вкусных конфет. Отдал им в дорогу. Привезли мне книги на те 2,5 миллиона спонсорских. Взял себе 18 экз., остальное сказал, визите в Минск, там заберут люди из «Русского дома», передадут московским библиотекам… Посмотрим, но затею эту не отменяю.

 

В Минске прошла инаугурация А.Л.. Посмотрел не без интереса. Видел среди гостей Чергинца и Карлюкевича. Кстати, за час-два до этого разговаривал с ним по телефону… Так что четвертая инаугурация А.Л. запомнится простудой, присутствием в моем доме В.С. и Гордея. Они наведались проездом в Ганцевичи – годовщина по Маруку. Видать, на родине решили вспомянуть Володю. Что ж, дело хорошее…

 

28 января. Берется мороз. Днем –4-8, ночью обещают до 15. И, слава Богу, хоть воздух от вирусов очистится хоть маленько!..

              

Литобъединение посетил местный композитор А.Мартышев – наконец-то, год собирался, донимал меня просьбами. Исполнил песни на стихи наших авторов: то-то радости было! Что ж, пишущие – давно известно – как дети…

 

В библиотеке просмотрел «Наш современник» №12. Довольно ничего, а рассказ Иванова так и вовсе классика. Так что, вдвойне приятно, как-никак, а и я приложил руку к его публикации. Надо будет как-то позвонить Шишкину. А пока думаю, как выбраться в Минск. Сегодня, кстати, «ЛiМ» дал инфу про книгу «Белой вежи свет». Интересно, идет ли распространение – хотя бы по тем заявкам, что я собирал?..

 

Читаю «Нёман» – первый номер этого года. Дневники Г. Попова проглотил с удовольствием, а вот все прочее… даже со скрипом не идет...

 

2 февраля. Вчера наконец-то выбрался в Минск… И… весь день бегом, бегом, вроде бес в спину гнал…

              

Был в холдинге. Повидал всех, кого надо было, кого хотел видеть. Правда, с Гордеем лишь на ходу перекинулся парой слов. Отдал А.К. дискету с набором книжки стихов. А вот «БВС» пока не шибко идет, не хотят брать. Тут, как сказал А.К., надо и мне пошустрить. Что ж, неприятно все это для меня, но надо будет и звонить, и писать, одно слово – ПРОСИТЬ...

 

Накануне позвонил Шишкин. Его звонок во многом и спутал все мои планы по поездке. Поехал в «БелЭнциклопедию» за книгой, что Е.Ш. попросил купить для него. Получилось взять в счет его гонорара – 6 экз. Книги объемные, для меня тяжесть. Вот и двинул на такси сначала в холдинг, а там с Сапожковым – на вокзал. Если бы не Сапожков, то вымотался бы под самое-самое не могу…

              

Видел в «БелЭнц.» Т.Р., с которой планировали встретиться на вечере Позднякова в Доме литератора. Увы, Т.Р. почувствовала себя не ахти, потому, кстати, я и не пошел на вечер, а двинул прямиком на Пинск. Не знаю даже, правильно ли поступил? Поздняков приглашал, прислал пригласительный… и я обещал. И даже Н.Ч. говорил, чтобы я выступил. Правда, на это я решительно дал отказ. А вот на вечер прийти обещал, и собирался. Даже билет взял предварительно на ночной поезд. Так и не сдал его, сел в автобус и уже к полуночи был дома.

              

И все же, у меня есть и оправдание (перед самим собой в первую очередь): сразу по приезде зашел в Дом литератора, поздравил Позднякова, подписал ему книгу «БВС». Видел и Марчука, и Пашкова… Г.П. тут же повел меня к Чергинцу. Довольно долго сидели у него в кабинете. О многом поговорили. Разумеется, и о моей статье. Убедительно просили изменить концовку. Уже можно, В.Н. дома, думаю, отделается он, как и прочие «лiдары Плошчы» большим шумом вокруг своего имени, что В.Н., по-моему, весьма на руку. Самое печальное, это то, что я ввязался в ИХ игру. Это значит, так просто из нее не выйти и мне. И молчать не могу. Вот и выкручиваю себя на изнанку с той же статьей. А чем ЭТО кончиться? НЕПРИЯТНОСТЯМИ… Для меня весьма и весьма существенными. По крайней мере, душевных расстройств, точнее говоря, нервотрепки устроил себе немало. И это продолжается. Даже не радует и то, что Н.Ч. при мне набрал номер директора «Харвеста», поинтересовался, как идут дела с выходами книг, в том числе и моей. Как сказал, Николай Иванович, книга моя выйдет в ближайшее время.

 

6 февраля. +8, правда, ветер. А так – полная весна. Выбрался на набережную. Пина «поплыла» совсем. Хотя местами сидят рыбаки, но льда почти нет на всем русле. Прошелся, подышал свежим «паветрам». Всё не отпускают мысли: когда, когда ПРОШЛО мое время, моя ВЕСНА… И была ли?..

 

Вчера отправил книги Шишкину. А сегодня он позвонил, поблагодарил. Что ж, не зря, значит, маялся, таскал их…

 

Вчера же уехала и Лена. Накануне заходила. Мне все «дороже» обходится ее учеба. Неужели, как она сказала, предстоит еще 4 года отправлять ей деньги? Я уж чуть ли не дни до пенсии считаю. Если и не до пенсии, то желание бросить работу меня преследует не первый год. Работа в газете мне дается весьма и весьма не просто, тяжко дается. Очень даже тяжко, порой просто невыносимо, едва выдерживаю, терплю все эти разговоры-разборки, писанину, что буквально с мясом вырываю из себя…

 

И все-таки, надо терпеть! Во что бы то ни стало – терпеть!! Стиснуть зубы, наступить на горло собственной песне, но… терпеть, держаться, как можно, дольше.

 

12 февраля, суббота, 21. 45. Только из Бреста, с заседания Совета областного отделения СПБ. Отказывался, как мог, но Крейдич все-таки настоял: некому… В Яново ехал на утреннем (7. 30) дизеле, а там на вокзале Крейдич забрал в свою машину. Я-то думал, сразу и на Брест махнем – где там! Еще два с лишним часа парились в ивановской редакции, а там Вася (шофер Крейдича) повез на Крейдича же машине в Брест. Да и в Бресте не сразу делом занялись. А пока порешали все дела, в основном связанные с предстоящим в Ганцевичах Днем письменности, пока почухались-поболтали, еще часа два прошло. Ну а потом, как всегда, застолье. Словом, обратно выбрались только в 17.50. А ветер, а снег, метель и заносы… Да еще подсели младший Бензерук до Жабинки и Бурдыка до Кобрина, короче говоря, уже на подъезде к Жабинке ехали, рассекая кромешный мрак и пургу. Хорошо, что Вася довез до «кольца» на КВТ, приехал в Пинск без пару минут в 9 вечера. Устал – жуть! Не знаю, что со мной, но перед любой дорогой не сплю. С утра еще, куда ни шло, а ближе к обеду и особенно после обеда – чуть живой, просто с ног валюсь…

              

Вчера в Пинск приезжал американский детский писатель и иллюстратор Джон Мут. Выступление его, чего никак не ожидал, мне довольно понравилось, с удовольствием посидел, послушал. Даже три вопроса задал, на которые он ответил объективно, но главное просто и ёмко. Впрочем, также отвечал он и на вопросы ребятни (учащихся школы изобразительного искусства и СШ № 11), и взрослых, что пришли на встречу. По концовке подписал ему книгу «БВС». Надо было видеть его глаза, когда меня представили как писателя. Ну, а книгу принял чуть ли не с радостью… Да, вот бы ТАКИЕ встречи, хоть изредка, в детстве, юности. А прошли они, и детство мое, и юность, как вспомню, в глухоте кромешной, во тьме беспросветной. В чем, надо сказать, в большой степени виноват и сам…

              

Красевская всучила книгу «Русские Беларуси» (сост. А.Андреев, Аврутин и проч.). Помнится, меня пытались подписать работать над этой книгой. Как потом оказалось, это было мелким понтом андреевых-аврутиных. Господи, я-то, наивный, все думаю, что люди (пишущие) гораздо лучше. А они, к великому сожалению, гораздо хуже, нежели о них думаю даже я…

 

13 февраля. Ветер, –5. «Рэспублiка» дала статью. Вроде есть несколько правок, самых незначительных, даже непонятно, зачем, что это дает? Радует ли публикация? Скорее всего, да. Но уже никаких эмоций, ровным счетом никаких. Был и звонок от читателя…

 

17 февраля. Уже неделю температура не опускается ниже 0, было и такое, что ночью подступала к 17 гр. мороза. Ветер, правда, сегодня не такой сильный. Минус 5-7.

              

Вчера Н.Александров в «БК» разразился статьей в адрес «клеветника Гришковца». Что ж, не удивительно: Коля, этот мутноглазый субтильный, якобы вологодский мальчик, давно прислуживает по известному адресу. Увы, не белорусскому, сколь бы он ни бил себя в грудь. И не на «Беларускую дзяржаву» Н.А. «працуе»…

 

              

Вчера же позвонил Пашков: мне-таки дали годовую стипендию министерства культуры. Я тут ни при чем – так решили в Союзе писателей вознаградить меня еще за первые статьи, гонорар своего рода. Что ж, это радует, очень даже радует. И не столько даже материальная, так сказать, составляющая, сколько то, что в нашем Союзе все-таки не бросают слов на ветер.

              

А сегодня и такая радостная для меня весть: в издательстве осталось 340 экз. моей книги. Это значит, бо&#769;льшая часть тиража – 360 экз. – уже продана. Когда 2 февраля я был в Минске, на складе из-ва лежало 490 экз. Следовательно, за две недели реализовали 150 экз. Неплохо, неплохо... Не зря же я говорил А.К.: издавай не меньше 1000 экз. Ушла бы и тысяча…

              

19 февраля. –2-4, ветер. Пришел из библиотеки, измерил температуру – за 37! Думаю, что это так ломает, слабость, сухость во рту… Этого мне только и не хватало!..

              

С четверга на пятницу закончил, а вчера, в пятницу до обеда, отправил в «Зарю» еще одну полемическую статью. Родилась она совсем неожиданно, скорее всего, толчком для написания ее послужили заметки Н.А. в «БК». Сегодня перечитал и, несмотря на свое самочувствие, доволен. Даже настроение маленько улучшилось. Не зря, наверное, Иванов раза 4 звонил, говорил по поводу написанного, всячески поддерживал, подбадривал. В четверг обещал дать ее. В понедельник позвоню Пашкову, пошлю и в Союз. А там, возможно, и куда-нибудь еще – в «Рэспублiку», в «СБ»… Посмотрим. Главное, не захворать по-настоящему!..

              

Получил письмо от Сапожкова, готовит мои переводы в «Нёман» – из книги «БВС». Что ж, об этом уже столько было говорено. Сегодня далеко уже не так, как, возможно и надо бы, воспринимаю подобные письма…

 

22 февраля. –7-9. Солнце, небольшой ветерок – самая погодка походить-погулять на природе…

              

Увы, четвертые сутки не вылажу из дому, наверное, грипп. Врача не вызывал, попросил Крышталя сходить в аптеку, занимаюсь самолечением, так сказать. Хреново то, что мыться нельзя, когда повышенная температура и вообще простуда. Словом, ничего хорошего!

 

Вчера позвонили из СПБ, оставили телефон Минкультуры – уточнить насчет стипендии. Сегодня позвонил: 6 базовых величин, минус 12 % подоходного, итого… Господи, Боже мой, да эти 6 базовых величин стипендия, как я знаю, уже лет 10, если не все 15. Но тогда это было хоть что-то, сегодня курам на смех – 180 тысяч, или… Что ж, Валера, русским гранты не платят даже в России, а тут… Так что прими за дар Божий и радуйся тому, ЧТО есть!

 

25 февраля. –5, но влажность высокая, и, хотя ветра нет, холодно. Второй день, как отхожу от болезни, выбираюсь из дому. Правда, сегодня думал сидеть дома, но мать послала за каплями от насморка. Заодно купил кое-чего поесть. Приехал, включил комп, но что-то тихо. Я же жду весточку из «Рэспублiкi» – отправил им свою статью «Большовик», или…» «Заря» дала почти без купюр. Кое-кто даже звонил, хвалили за смелость, за…

              

И все же, все же не до радостей мне, на душе как-то холодно, тревожно, словно сел не в свой поезд, или взял, не спросив, чужое…

 

Позвонил в издательство: осталось 300 экз. «БВС». Значит, за неделю ушло 40 книг. Что ж, похвально, весьма неплохо…

 

2 марта. Третий день ясно, а по ночам еще и морозно: до –12-15 гр. Но главное, тихо, без ветра. В воскресенье не удержался, будучи на набережной в районе моста, спустился на лед, перешел на другую сторону Пины. А в понедельник поехал на ТЭЦ, хотел вообще погулять по замерзшей реке – не получилось. В некоторых местах на льду под снегом вода, не до прогулок. Но маленько все же походил по льду, это, как я помню, всегда доставляло мне удовольствие, радость. Может, получится, выберусь и сегодня после обеда в район ТЭЦ. Надо писать что-то в «Зарю», заданий нет, вот и мучаюсь. А самому найти что-то путное не всегда получается…

              

Молчат почему-то в «Рэспублiке», уже шестой день, как отправил им статью. Все-таки газета с большим штатом, надо бы шевелиться. Боятся лишний раз связываться с оппами? Вполне может быть и такая причина – кому хочется подставлять голову, когда и без особых напрягов пирог подают…

 

В понедельник позвонил Шишкин: получил книгу Марчука, справлялся насчет выдвижения Г.М. на Нобеля. Вот уж этот Нобель, скольким писателям не дает покоя! Поговорили с Женей и о других делах, спросил о рассказе Крейдича. Женя обещал в ближайшее время посмотреть. Где-то в Москве бадяется Бажен П. . Да, жалко хлопца, отравил себе жизнь поэзией. Впрочем, я в его возрасте был не лучше…

 

10 марта. Плюс 3, но ветер, пусть и небольшой, тем не менее, чувствуешь его, под шкуру залазит. Словом, еще не весна, но уже и не зима. И все же, все же… март!

              

Сегодня день встреч, в основном, малоприятных, если не сказать больше. Не дает покоя некоторым особам моя последняя статья «Большовик»… Правда, я не спасовал, тут же выдал: жаль, не читали вы мои предыдущие статьи. На что мадама, как говорится, очи вылупила. Значит, сказал правильно. И правильно сделал, что выдал свои статьи, тем паче последнюю: коль, мягко говоря, не оставила равнодушными, следовательно, статья стоила того, чтобы над ней спину гнул, не спал, переживал. Впрочем, надо бы уже уходить как-то и от этого – лишних переживаний. Тем более что вряд ли кто-то оценит это. Что и подтверждают сегодняшние мои ВСТРЕЧИ…

              

Да, не любят у нас людей умных, тем более самостоятельных, ох, как не любят!.. хотя… шли бы они лесом! Давно пора бы послать их прямым адресом, а я все еще говорю с ними, нервы трачу…

 

После первой такой встречи (была и вторая) пришел домой и тут же позвонил в «Рэспублiку». Увы, статьи моей у редактора нет. Позвонил снова завотделом Т.В.: оказывается, статья у замглавного. Что ж, маленько подождем…

 

14 марта. Четвертый день погода просто на удивление – солнце, довольно тихо, так что ветер, кажется, пьянит. Да и тепло: +12-14 гр. А вчера, в воскресенье, кэвэтовский градусник (на табло) так и вовсе показывал 17 гр.!..

 

Янка Сипаков (фото: martsinovich.of.by)

              

10 марта умер Янка Сипаков. И хотя было ему уже за 75, я думал, он еще потянет. Выглядел неплохо, много писал. Впрочем, писал он всегда много. Близко его я, конечно, не знал, но встречались не однажды, и не раз. А в 2003-ем, в самом начале года, я даже перевел его стихи для антологии «Современная белорусская поэзия», что тогда же вышла в Москве. Перевел совершенно случайно, по-моему, по просьбе Кожедуба, т. к. то, что предложил кто-то из минских переводчиков, как говорится, не лезло ни в какие ворота. Интересно, видел ли эти мои переводы сам Я. С.? Как бы там ни было, Иван Данилович был мне, сколько помню, всегда симпатичен. В отличие от некоторых его сверстников…

              

А сегодня узнал еще об одной знаковой и для меня потере: ушел из жизни Виталий Вульф. Его, как мне кажется, нельзя было не уважать, не ценить… Видел его вживе – всего один раз, но этого хватило, чтобы запомнить навсегда! По-моему, 8 апреля 2004-го в ЦДЛе. Виталий Яковлевич добрых два часа выступал перед Большим залом, ни на минуту не присев!! А ведь было ему далеко за 70… Именно тогда я и стал еще больше уважать его – за то выступление. Никакого тебе менторства, никакой позы, ЧЕСТНАЯ, я бы сказал, интеллигентная работа! Точнее -- благородная работа интеллигентного, яркого и очень талантливого человека.

 

Мир Вашему праху, Иван и Виталий! Пусть земля будет Вам пухом. И – спасибо, нижайший поклон!..

 

22 марта. День довольно неплохой, облачно, но и солнышко проглядывает. Весна нынче, похоже, не шибко будет баловать теплом и солнцем. Вот и на ближайшие дни обещают ветер, дождь. Впрочем, ветер и дождь не забывали нас и почти все предыдущие дней десять…

              

Еще 16 марта купил новый ноутбук, но все не мог собраться и сделать запись. Вроде ничего машина, но… привык к старому, и никак не освоюсь с новым. Я по натуре своей консерватор, притом жуткий консерватор, всего нового просто боюсь, и даже порой ненавижу. Так и с новой моей техникой. Но… от жизни не сбежишь, разве что на кладбище…

 

Самое обидное, статья моя не идет в «Рэспублiке», а я, что ни говори, был уверен в обратном. Послал в Союз. Марчук советует сделать из нее две статьи. Но я ТАК не умею. Мне эта статья тем и дорога, что я многое сумел вместить в нее, возможно, есть кое-какой сумбур, но в искренности (боли и чувственности) автору, то бишь мне не откажешь. Марчук сказал, что «повесят» ее на сайт СПБ. Что ж, хоть в этом не отказали…

 

Жутко устаю, нервничаю, плохо сплю. Отсюда, скорее всего, и усталость моя. Скорее бы Пасха, а там в Карпаты. Попить водицы, отдышаться, отдохнуть от Пинска, газеты, прочей возни.

 

26 марта. Ночью выпал снег и лежал до обеда. В тени еще лежит и растает не раньше, нежели завтра. И то при условии, что будет тепло. По крайней мере, не так, КАК сегодня.

              

Пишет и звонит Тамара К-Г. Обижается: обошли с премией конкурса, что курирует Ф.Ч.. Я сдуру написал Федору «гневное письмо». И вот зашел на сайт, что он указал мне вчера в своем сообщение – ТКГ среди лауреатов! И, слава Богу! Тем паче, что буквально вчера она позвонила и сообщила, что библиотеки Витебска заказали 40 экз. «БВС». Не шутка! И устроила сие она, так что…

              

Вчера провел собрание лито «Ясельда». Присутствовало 13 человек, не считая меня, Ляшук. Прошло собрание с толком. А для пяти человек так и вовсе! Словом, как ни тяжко мне подобное, надо как-то ТРЫВАЦЬ…

 

1 апреля. Маленько потеплело в последние два дня. Сегодня так и вовсе ничего, если б еще не ветер.

              

Осваиваю новый комп, нервничаю, злюсь, устаю от самого себя. Ни до каких уже дел, ни хрена не хочется! Наконец-то научился выходить на Москву, а то… Получил несколько сообщений от П.К., Ф.Ч., Сапожкова… Сделал отклик на рукопись книги переводов стихов Янищиц на русский некоего Хитрова. Этот Хитров, как сказал Крейдич, ходил с рукописью к зампреду Брестского облисполкома Л. Цуприку. У нас любят графоманов – уже и деньги на издание сей бездарщины пообещали Хитрову. А это (переводы) не более чем графоманское словоблудие. Так и написал в рецензии. Правда, более-менее обтекаемо. Но вот что интересно: с талантливой книгой, сколько к НИМ ни стучись – не достучишься! Тут же… Пусть бы так отнеслись к рукописи «БВС», а я ведь обращался когда-то… Или, почему сейчас, по выходе книги, не заказывают, к НИМ ведь обращался (и не раз!) сам Карлюкевич?..

 

8 апреля. С ночи ветер – деревья ломит, гнет до земли. Как бы беды не надул…

              

День начался не традиционно (для меня): с утра засел за комп – сделал для «Зари» материал по случаю 5-летия ПолесГУ. Позвонил в редакцию: Иванов поблагодарил, чего я никак не ожидал. Но больше всего приятно то, что статья пошла, можно сказать, с колес – в номер на вторник. Давненько ничего моего не было в газете, уже как-то даже не по себе стало: пишешь-пишешь, а толку…

              

Но вот что интересно: не пишу стихов с… октября прошлого года!! ТАКОГО в моей жизни еще не было – НИ-КОГ-ДА!.. Сколько помню себя ПИШУЩЕГО, а пишу я лет с 13, если серьезно считать… И, самое удивительное, СИЕ (молчание) меня не волнует. А бывало, недели две ничего не напишешь – как больной ходишь…

              

16 апреля. Весна все никак не расчухается: постоянная облачность, ветер, дождь. Если солнце и проглядывает, все равно дует ветер, чувствуется сырость, холод.

              

Вчера окончательно решил не ехать в Схидницу: довольно ощутимые боли в области левой, моей единственной почки. И это уже на протяжении всех последних дней, недель. И почти не прекращаются подобные ОЩУЩЕНИЯ. А тут еще проблема с обменом валюты, надо просить отпуск за свой счет. И т. д. и т. п. Словом, долго думал, ломал голову, портил нервы, не спал, а вчера решил: не ехать! И – словно камень с сердца!.. Да и П.К. тут же, как только я написал ему о своих сомнениях, посоветовал лечь в больницу. А Скороход так и вовсе был категоричен: какие поездки, если единственная почка болит?..

              

Так что, в понедельник или во вторник пойду в больницу.

 

Позвонил Лене. Сдала экзамен, еще один будет летом. А там – практика. Хочет проходить ее в Нижнем. Что ж, в Нижнем, так в Нижнем, она-то поступает так, как сама хочет, а не так, как хотел бы, скажем, я. Надо сказать, в ее годы я был не лучше. Точнее, я был… о-хо-хо!.. Вспоминать страшно! Так что…

              

Пришло письмо от А.К.: просит организовать хоть несколько заявок на новую книгу. Книга, как мне помнится, старая, возможно, расширил, поменял название? Как бы там ни было, но в райбиблиотеке заказывать не хотят. Я уж и так, и этак. Ну, может, два экз., – был ответ. Сегодня пойду в городскую: что там скажут?..

              

Завтра – 75 лет Михасю Рудковскому. Не хочется писать: исполнилось бы, но… Господи! А я все еще ТУТ, все еще тужусь, пнусь, как жаба на корч!.. Да и… словно и не&#769; жил!..

 

 

 

 

 

Валерий Гришковец

 

<<<Продолжение следует

 

 

 

 

Предыдущая часть>>>

Оставить комментарий (0)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2018 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.