Сцвярджаюць гісторыкі і мовазнаўцы
Што паступова сціраюцца грані нацый
І, нібыта як перажытак,
            аджыць павінна абавязкова
Мова маці маёй – беларуская мова…
Што мне, як імя ўласнае, блізкая і знаёмая,
Што па жылах маіх цячэ
                      і сонным Сажом і Нёманам.

Рыгор БАРАДУЛІН
Вы тут: Главная»Комментарии

Комментарии к статье: Журнал «Полымя». Крах издания?

Печально наблюдать за судьбой трех отечественных литературных журналов – «Полымя», «Нёман» и «Маладосць». Все три неминуемо теряют читателей. Обращусь к журналу «Полымя». Если посмотреть его содержание за 2017 год, то можно заметить: авторами материалов как были, так и остались, в основном, литературные чиновники. Разница лишь в том, что нет перегибов, когда два-три чиновника занимали много места в журнале. Вспомним В.Гниломёдова, М.Метлицкого, А.Мартиновича… Правда сейчас достали из небытия роман Н.Чергинца «За секунду до выстрела» и забили им первых три номера журнала (от 45 до 80 стран …

Комментариев:5

  • Наум Пашкевич:

    Что сказать: написанное – правда. Печальная правда. От первого до последнего слова. Но я остановлюсь на трех умозаключениях.

    Первое: «Правда, сейчас достали из небытия роман Н.Чергинца «За секунду до выстрела» и забили им первых три номера журнала (от 45 до 80 страниц в каждом). Перевел некий Язэп Руневич. Даже здесь боятся поставить свое имя».

    Меня несколько озадачили следующие слова, хотя они тоже правдивы: «боятся поставить свое имя». Хочу просто заметить: не боятся, а больше стыдятся, так как творчество Н.Чергинца – это средние литературные писания, если взять все творения Союза СПБ. Подтверждение моим словам – ваше послесловие в конце материала.

    Второе: «Если раньше журнал наполовину отдавался писателям, хоть и литчиновникам, то в этом номере из 176 страниц всего 40. Нетрудно подсчитать – 23%. Как это понимать? Просто некого публиковать».

    К счастью, есть кого публиковать. И вы, Александр, это прекрасно знаете, назвав несколько имен. Но главные редакторы наших белорусских литературных журналов, мягко говоря, далеки от литературы. Они не чувствуют слово. Для них главное не журналы, а мобильные телефоны, подключенные к Интернету. Из них сегодня эти редакторы берут информацию, как берет ее Л.Рублевская, создавая свои литературные поделки. Из мобильных телефонов получают указивки и публикуют тех, кого вообще нельзя публиковать. Как результат, к примеру, номера журнала «Нёман» формирует средненький писатель Ждан-Пушкин. Увы, от Ждана он взял много, а от Пушкина почти ничего. Извиняюсь перед данным литературным деятелем за это сравнение.

    И третье: «Просмотрел список стихотворцев. Нет ни одного значимого. Послушайте, целый год не публиковали поэзию замечательного белорусского поэта Геннадия Пашкова».

    Да, Пашков поэт настоящий. Но он сам виноват в том, что его мало печатают. Именно Пашков молчаливо отсидел много лет в должности секретаря СПБ. Именно благодаря его молчанию на его место пришла Стельмах, которая ничего стоящего не написала и не напишет в связи с полным отсутствием в ней творческого начала. Именно с его одобрения уже десятилетия печатает свои «нетленные труды» его бывший коллега Г.Марчук, который продолжает «рулить» писательской организацией. Когда разговор идет о нем, то практически всем членам СПБ хочется плеваться, так как он достиг дна в своей непорядочности. О нем не скажут, что он настоящий, но то, что не будут печатать, когда уйдет, – факт. Чтобы подтвердить свои слова, опять же советую: читайте послесловие этого материала.

    Стыдно, господа-товарищи.

    • Пашков там мало что решал, как и Марчук. Правда, Геннадий Петрович старался помогать бескорыстно талантливым писателям, в том числе и провинциальным.

      Всем управляет Чергинец с самого образования СПБ. С него когда-то спросится или после ухода душонки яго в преисподнюю будут вспоминать грехи яго...

      • Наум Пашкевич

        Если Пашков мало что решал или вообще ничего не решал, то надо было написать заявление и уйти. Для этого дана человеку совесть и дан стыд. Но он сидел до последнего. И знаете, как называл Чергинца? Батька. Так его называет и Марчук. Вот и весь ответ.

        Можно оправдывать дитя малое, а не прожившего жизнь человека, тем более - поэта.

  • Наум Пашкевич:

    Добавлю к своему комментарию.

    В обед прослушал несколько песен молодого и удивительно откровенного в своем песенном творчестве певца Витольда Петровского, а поэтому хочу в который раз сказать: есть любовь, есть песни, есть настоящие литературные шедевры, но они сегодня с большим трудом доходят к людям. Причина проста и ее все знают - на пути всего лучшего в человеческом творчестве стоят особи, чей менталитет умещается в одно слово: "Дайте!.." Не "подайте", а именно "дайте".

    Дайте место в журнале для моего творения, дайте премию, дайте должность, наконец, посмотрите на меня - я хороший, хорошая... Противно, пошло, преступно, ущербно для общества и в целом для государства.

    Впрочем, все ненастоящее, дешевое, негодное будет свалено в мусорную яму. Там ему и место.

    Спасибо А.Новикову, своего рода чистильщику.

  • Никита Чертинец:

    Уважаемый Александр, я Вас, так сказать, просвещу: "Язэп Руневич - никто иной, как Усяед из нашумевшей поэмы про Трындунца. Он же - наш вездесущий писатель-многостаночник Алесь Мартинович...


Пожалуйста, авторизуйтесь для того, чтобы комментировать

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2018 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.