Ранней старости одиночество – затянувшийся холод весны.
Что-то хочется и не можется, – вот покоя бы, тишины…
Ночь приходит – заходит без стука. Заходи! Вдруг вдвоем веселей?
Что ломаешься, старая сука, – не напьешься всё крови моей?..

Валерий ГРИШКОВЕЦ, «Ночь одиночества».
Вы тут: Главная»Комментарии

Комментарии к статье: Для произведений имя автора – ничто. Зрелищная поэзия

Как я и предполагал, мои опасения в отношении Иосифа Бродского оправдались. Борис Херсонский Не быть как Бродский («Крещатик») Лет пять тому назад (примерно, 2010г. – А.Н.), вернувшись из Н.Й., я сказал жене: «Знаешь, что нужно делать, когда в хороших домах произносят имя Иосифа Бродского или пытаются прочесть его стихотворение?» – Что, что нужно делать в хороших домах? – спросила Люська. – Нужно брезгливо морщиться и отворачиваться слегка, – честно ответил я. – Не может быть! – не менее честно сказала Люська – а что нужно говорить? – Лучше промо …

Оставлен один комментарии

  • Как Евтушенко "шаркал ножкой" перед Бродским:

    "16 мая – 30 июня 1965 года Евгений Евтушенко находился в Италии по приглашению местной компартии. И вот какая чудесная история с ним случилась:

    «Одна бесстрашная журналистка показала мне запись чудовищного по ханжеству процесса, когда молодого поэта отправили в деревенскую ссылку за тунеядство. Мне очень понравились его стихи.
    Это был совсем не похожий ни на одного из нашего поколения голос. Его стихи были милостиво одобрены императрицей русской поэзии – Анной Ахматовой. За него заступались Шостакович, Чуковский, Маршак, но пока ничто не помогало. Я решил помочь Любимцу Ахматовой совсем по-иному – из Италии. Во время моей итальянской поездки меня спросили о нем всего пару раз. Однако я написал письмо в ЦК, красочно расписывая то, как буквально чуть ли не вся итальянская интеллигенция страдает и мучается из-за того, что такой талантливый поэт пребывает где-то в северном колхозе, ворочая вилами коровий навоз. Я попросил нашего посла в Италии – Козырева, друга скульптора Манцу и художника Ренато Гуттузо, почитателя моих стихов, отправить мое письмо как шифрованную телеграмму из Рима. Я знал, что в Москве шифровкам придают особое значение. Козырев прекрасно понял, что мое письмо – липа, но благородная. Он отправил мою телеграмму шифром да еще присовокупил мнение руководства итальянской компартии о том, что освобождение молодого поэта выбьет крупный идеологический козырь из рук врагов социализма.
    В результате всей этой хитроумной операции якобы исправившийся Любимец Ахматовой возвратился из ссылки».

    Это из автобиографического романа "Не умирай раньше смерти".
    Романа, конечно, но все-таки.

    Интересно, рассказывал ли он эту чудесную историю Бродскому в сентябре того же года, когда они - продолжим цитирование романа - "встретились в грузинском ресторане «Арагви». Любимец Ахматовой одет был слишком легко и поеживался от холода. Я инстинктивно снял пиджак и предложил ему. Он вдруг залился краской. «Я не нуждаюсь в пиджаках с чужого плеча».


Пожалуйста, авторизуйтесь для того, чтобы комментировать

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2018 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.