Яшчэ зялёны лёд не хрумснуў.
Яшчэ
   нецалаваных вуснаў
не апаліў
   гарачы хмель.
Яшчэ галінкаю вярбовай,
развёўшы фарбы снегіровай,
мароз малюе акварэль…

Генадзь ПАШКОЎ, 1980
Вы тут: Главная»Рубрики»Писатели»Проза»

Писателю Глебу Гончарову придется туго…

14/11/2018 в 17:11 Алесь Новікаў критика

 

Застой в отечественной литературе настолько очевиден, что даже небольшое движение – улучшение – воспринимается с радостью теми, для кого литература действительно небезразлична.

 

«Какие причины такой пустоты в нашей литературе? Или в самом деле у нас нет литературы?». Это слова «Неистового Виссариона» из далекого прошлого [«Литературные мечтания» (Элегия в прозе), 1834]. Удивительно, но для нас они актуальны и сейчас. Правда, качество литературы несравненно ниже.

 

Если проанализировать состояние современной отечественной прозы и поэзии, то можно прийти в ужас. Неужели мы настолько отсталая нация, что представители огромной толпы писателей двух мощных союзов неспособны привлечь внимание читателей? Где прозаики Союза писателей Беларуси, который находится в тепличных условиях. Казалось бы в этом творческом (?) объединении проза должна буйно процветать, однако она словно в пустыне культивируется.

 

Но вот вблизи литературного болота, в среде не охваченной союзами писателей, начинают происходить значимые события. До сих пор, считаю, наиболее выделялся прозаик Ольгерд Бахаревич. Интересно, что его любят читатели, но сторонятся устроители и жюри премии им. Е.Гедройца. И вот появился знаковый для Беларуси писатель – прозаик, драматург, поэт Глеб Гончаров. Начало публикации его повести «Под звездой Хабар» в журнале «Нёман» №10-2018г. не оставляет никаких сомнений – он становится нашим ведущим современным писателем.

 

Глеб Гончаров

 

С 2015 года Гончаров пишет свои произведения исключительно на белорусском языке. Эта повесть в русскоязычном журнале – авторский перевод с белорусского. Три с половиной десятка страниц высокохудожественного текста увлекают с самого начала и не отпускают до конца.

 

Подобных произведений в современной литературе не было. Думаю, их не было и с начала перестройки. Захватывает как содержание, так и отточенный истинный литературный язык изложения, тонкое понимание отображаемой эпохи. Погружаясь в текст забываешь, что за окном 21 век, настолько четко прописаны события, отношения героев, их поведение, диалоги… А чего стоит неповторимый тонкий юмор автора!

 

Немало современных писателей, при обращении к историческим темам, грешат неглубоким погружением в описываемые времена. В связи с этим события наблюдаются будто на экране со всеми отвлекающими последствиями. Повесть же Гончарова заставляет забыть о современности.

 

Тарантас с князем Гагариным, 1890 (yarodom.livejournal.com/1060444.html)

 

Писатель демонстрирует просто широчайшие познания не только в истории, но и в деталях быта. Позволю себе привести для демонстрации небольшую цитату.

 

«Кувшинников и Щур-Пацученя перешли вслед за отцом Екзуперанцием в столовую, где матушка Вевея в паре с разбитной, блудоглазой кухаркой уже успела накрыть трапезу. Всего неделю назад отпраздновали христиане Пасху, забыв Великий Пост, как страшное дьявольское наущение, а потому стол – нет, не ломился от сытных яств – а так: чуть-чуть потрескивал под грузом многочисленных блюд.

 

Ну, как? Как, скажите, описать настоящее праздничное белорусское угощение, которое не из-под палки подается гостю, а по велению души? Какими словами можно воспеть это ароматное благолепие, которое с уважением и преданностью поднесли на стол пастыря своего прихожане, перемазанные землей и навозом? Как воспеть прекрасные дары мурзатых холопов, что узколобо копаются на своих огородах и пашнях и упрямо не желают разогнуться и посмотреть в звездное небо, чтобы подумать о Боге и великом предназначении человека?».

 

Обратите внимание на образы героев: как они выписаны. «Блудоглазая кухарка», «прихожане, перемазанные землей и навозом», «мурзатые холопы»… О холопах одно предложение, а их жизнь как на ладони.

 

Очень хочется описать то, что было на столе. Сразу вспоминается В.Гиляровский. Но цитата пространная, и я ее приведу отдельно.

 

Основная суть повести просматривается в самом начале: в выписке из Указа царя.

 

«...Каждый Еврей должен иметь известную свою наследственную фамилию, которая и должна уже быть сохраняема во всех актах и записях без всякой перемены, с присовокуплением к оному имени, данного по вере или при рождении».

Указ Александра I от 9 декабря 1804 г.

 

Начало повести:

 

«В год, когда Император Александр Павлович танцевал котильоны на Венском конгрессе, в конце апреля старая, полуразмытая глинистая дорога неподалеку от Збышова Слонимского уезда была разбужена глухим, доносившимся издалека шумом.

 

Над землей еще лежало раннее утреннее затишье, когда все живое дремлет, стараясь за короткие ночные часы набраться свежих сил, чтобы с первыми проблесками зари задвигаться, зашевелиться от самого сознания жизни; когда даже небо, напитанное прохладой, спит, и крупные, словно пшеничные зерна, звезды мерно мигают, охраняя покой мира; когда неспешно склонялись к закату семиколесный Ильин Воз, и тесные Волосыни, и повисшие на небесном коромысле Три Короля; когда туман, притаившийся в низинах невиданным белым чудовищем, еще не пал на травы адамантовой росой; когда до рассвета оставалось не более часа».

 

И вот «на дороге показался трехконный открытый тарантас». В нем из самого́ Петербурга ехал чиновник ІІІ Департамента Правительствующего Сената Пармен Федотович Кувшинников и писарь городского благочиния Станислав Щур-Пацученя, уроженец здешних мест. В сопровождении драгунов они направлялись в большое торговое село Збышово давать евреям фамилии. Причем, казалось, обычная рутинная работа превратилась для Его благородия и писаря в ад. В создании таких сюжетов особая заслуга автора.

 

Нет смысла пространно рассказывать о замечательном, знаковом для Беларуси произведении Г.Гончарова. Его следует читать и изучать детально. Будет довольно странно, если критики и литературоведы, в том числе и просиживающие штаны и юбки в госучреждениях, не обратят внимания на замечательное полотно писателя, который буквально недавно громко заявил о себе и внес явное оживление в затхлую литературную жизнь страны. По сути, Гончаров становится писателем мирового уровня. Думаю, его произведения будут переводиться на ведущие языки мира. Полагаю, украшением литературы является повесть «Под звездой Хабар». 

 

Хорошо зная писательскую среду, амбиции посредственностей и бездарей, толпящихся у государственной кормушки, можно смело предположить – Глебу Гончарову сейчас придется не сладко. Основное качество «сукиных детей» – зависть или даже ярая зависть. Те, кто считал себя пупом земли, а то и гением, кто зря проедал деньги налогоплательщиков, просто возненавидят Г.Гончарова. Но уже поздно, господа-панове, пить боржоми. Звезда замечательного талантливого писателя, подобная звезде Хабар, взошла, и ее яркий свет невозможно не заметить.

 

Особо ценю высокие человеческие качества истинного интеллигента Г.Гончарова, личности тонкой организации. Однако это не мешает мне объективно относиться к текстам его произведений. При чтении всегда уже автоматически обращаю внимание на проблемные места, огрехи или откровенные ляпы. В повести не нашел ничего подобного, все настолько гармонично.

 

Теперь для меня важно понять происхождение феномена Г.Гончарова в литературе. Для такого уровня таланта должны быть предпосылки. «Мне мама в детстве читала Пушкина, и я стал поэтом» – этого мало.

 

Александр Новиков (#алесьновікаў)

Оставить комментарий (1)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2019 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.