Сцвярджаюць гісторыкі і мовазнаўцы
Што паступова сціраюцца грані нацый
І, нібыта як перажытак,
            аджыць павінна абавязкова
Мова маці маёй – беларуская мова…
Што мне, як імя ўласнае, блізкая і знаёмая,
Што па жылах маіх цячэ
                      і сонным Сажом і Нёманам.

Рыгор БАРАДУЛІН
Вы тут: Главная»Рубрики»Писатели»Проза»

Замечательный парень Микола Адам

01/10/2017 в 16:10 Алесь Новікаў отзывы

 

Отечественная проза переживает не такой жестокий кризис, как поэзия, но интересных прозаиков, известных шире узкого круга литераторов, не так много: Владимир Некляев, Валерий Гапеев, Альгерд Бахаревич, Евгений Хвалей, Анатолий Резанович, Анатолий Андреев, Наталия Костюченко… Несколько иного плана писатели Наталья Батракова, Людмила Рублевская, Виктор Мартинович, Андрей Жвалевский, Адам Глобус.

 

В газете «ЛіМ» в разделе «Поэзия» давно нет поэзии. Прозу я не читал принципиально, поскольку из номера в номер ранее не находил ничего интересного. В этот раз изменил своей привычке, поскольку в №38-22.09.2017г. внимание привлек рассказ «Ваўчыца» с виду веселого молодого писателя Миколы Адама.

 

Мікола АДАМ, фота з газеты «ЛіМ»

 

Читатели и квалифицированные критики по-разному воспринимают произведения. Читатель настроен на получение удовольствия, критик – на анализ текста. Например, я уже не могу воспринимать тексты, как читатель. Не знаю, как это удается другим критикам. В этом случае с самого начала стал «спотыкаться» по тексту. Коротко о сюжете.

 

Герой зимою, в ночь с 1999 года на 2000-й отправился в родную деревню, что недалеко от Столбцов. Ему предстояло пройти по лесу около шестнадцати километров.

 

Сразу же за деревней Акинчицы, которая рядом со Столбцами, герой натыкается в лесу на волчицу. Испугался. Однако опасный хищник дает понять, что нуждается в помощи героя. Он пошел за зверем и вышел к поваленному огромному упавшему дереву, которое закрыло выход из волчьей норы, где находились волчата. Один был снаружи, задние лапы придавлены деревом.

 

В общем, герой освобождает волчат чудесным образом, не без помощи волчицы. Благодарная волчица и волчата провожают героя до указателя на его родную деревню Смольню.

 

Как видите, рассказ подается как реальный. Даже, если это сработало воображение автора, то оно опиралось на реальность, в том числе и в отношении расположения населенных пунктов, описании событий, природы… Только после прочтения становится ясным, что рассказ можно отнести к фэнтези с элементами мистики.

 

Автор старается поддерживать эмоциональное напряжение читателя. Это ему в некоторой степени удается. Что же не так в рассказе, если к нему относиться как к описанному реальному случаю, хоть и приукрашенному?

 

Не знаю, чтобы в Беларуси до какого-то населенного пункта надо было добираться от транспортных развязок шестнадцать километров. Поэтому обратился к карте. Тогда и нашел первый подвох. Он связан с расстояниями, расположением населенных пунктов… Реально деревня автора – Николаевщина, а не Смольня*. Конечно, это для рассказа не играет особой роли. Однако в любом жанре, полагаю, если указываются реальные населенные пункты, они должны этой самой реальности соответствовать.

 

Сыпет снег, который сразу заметает следы героя. Он что, идет сплошной стеной? Тогда след глубокий и его не так легко сразу же засыпать.

 

Герой описывает волчицу, которую вначале принял за собаку. Он ее видит в нескольких шагах от себя. И тут странная трансформация:

 

«Ваўчыца, якая стаяла на адлегласці выцянутай рукі ад мяне, здавалася большай за аўчарку ў некалькі разоў. На ёй, нібы на кані, можна было б ездзіць, калі асядлаць».

 

Пройдя за волчицей вглубь леса, герой видит поваленное огромное дерево, которое закрыло вход в волчью нору. Причем, комлем, будто вбитым в землю. Если кто видел упавшие деревья в лесу, то прекрасно понимает, что комель нельзя вбить в землю. Дерево падает, и комель частично оказывается снаружи, торча обрывками корней. Таким образом, картинка получилась сновиденческая, нереальная. Да и гладкое дерево без ветвей – это жердь, кол. Кроме того, дерево упало просто так, без усилий природы. Зимой, когда земля замерзшая. Комель не должен был вовсе торчать или быть вбитым в землю. Здесь автор и подводит мистическое объяснение.

 

Уж совсем смешным выглядит, когда герой обхватывает комель огромного дерева двумя руками (без перчаток) и приподнимает дерево, освободив одного из волчат. Просто волат какой-то. Однако волченок никак не мог быть придавлен деревом в районе корней.

 

 

Автор показывает, что у героя с волчицей установилось взаимопонимание. Она даже… кивает ему головой, когда довольна. Не все женщины так поступают. Также волчица поняла, что без приспособлений герою не спасти остальных ее детенышей и сбегала куда-то за… шпагатом.

 

Не знаю, известно ли автору, что такое шпагат, но с его помощью (даже если он полимерный) точно дерево не сдвинуть. Тем более, в связке с волчицей, если ее схватить за хвост. Что герой и делает. Шпагат порвется. Вообще, картина просто умиляет.

 

В общем, все удалось: огромное дерево сдвинуто с места, хвост у волчицы не оторвался, волчата вышли на свободу. Семейка проводила героя до указателя на деревню и волчица ему кивнула на прощанье, удаляясь с волчатами. Герой как подкошенный опустился в снег, потекли слезы, а рука потянулась за сигаретами…

 

 

Конечно, в качестве фэнтези такое новогоднее приключение увлекательно, хотя прием, когда животные обращаются за помощью к человеку, не нов. Подобные случаи отношу к разрядам мифов или выдумок.

 

Вызывает немало вопросов качество белорусского языка. «Поўня, рыхтык ліхтар…» «Рыхтык» и «быццам» не совсем синонимы. А это что? – «…баяўся я тады кожнага шолаху, нават уластных крокаў, што рыпелі па снезе».

 

Шаги не могут скрипеть на снегу. Они вообще не скрипят. Снег скрипит под ногами.  

 

«Ногі затрымцелі…» Думаю, все же лучше следовало применить глагол «дрыжаць».

 

В целом рассказ пропитан благородством, желанием показать, что мы не одни разумные существа на земле и лучше нам сосуществовать с остальными животными, и без нужды не вторгаться в их мир. В ответ получим такое же отношение.

 

Желаю автору удачи в творчестве, в создании наших вечеров на хуторе близ Диканьки...

 

---

* в д.Смольня – мемориальная усадьба Якуба Коласа. 

Алесь Новікаў

Оставить комментарий (1)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2018 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.