"Ибо в том, что я пишу и создаю сегодня и буду сотворять завтра, вижу незримую поддержку и улыбку моего страстного, непутевого, горячего в поступках и желаниях, страстях и бедах человеческих, моего незабвенного отца. Может, таким образом облегчу перед ним свою вину, и маленькая девочка с непослушными косами, заплетенными его добрыми руками, перестанет молчаливо заглядывать мне в самую душу".

Ирина ШАТЫРЁНОК, "Старый двор".
Вы тут: Главная»Рубрики»Писатели»Колонка Валерия Гришковца»

Из разных тетрадей Валерия Гришковца

01/02/2018 в 12:02 Алесь Новікаў поэзия , поэты

Считаю, что на фоне дневниковых записей Валерия Гришковца будут интересны его стихи разных лет. Поэт исписал немало тетрадей. Стихи во многом автобиографичны. Да почти все произрастают из сложной, даже нелегкой жизни автора.

 

Из многих сборников я отобрал стихотворения, которые наиболее близки к дневниковым записям. Обратите внимание на силу поэтического слова, откровения автора.

 

Алесь Новікаў

 

 

Советская Армия, 1974

 

***

 

Лайме – по-литовски счастье.

По листве приснеженной шуршу.

Стукнет дверь. Едва промолвлю: «Здравствуй!»

И язык, волнуясь, прикушу.

 

Удивится милая литовка.

Ничего, как видно, не поймет.

Чай согреет. Улыбнется только.

И поставит – в полных сотах – мед.

 

Сладкий чай. Несладкое свиданье.

На крыльце расстанемся впотьмах.

И, как мед, хмельное слово «лайме»

Долго будет таять на губах…

 

ПРОЩАНИЕ  С  ЛИТВОЙ

 

Уеду. Останется небо

С тоской горизонта вдали,

Да чувство, как будто здесь не был,

Да горечь неясной любви.

Та вечная, смутная горечь,

Ее и года не сотрут.

И море, бессонное море –

Как будто тетрадь на ветру…

 

 


 

Из разных тетрадей (стихи 70-80-х ХХ ст.)

 

***

 

Первая разлука – полуостров Крым.

Рынок. Дешевизна. И – голодный в дым!

 

Толкотня базара. Черная земля.

Юность – это точно: нету ни рубля.

 

Но зато открыто на ходу курю!

И уже за это жизнь благодарю.

 

Пробую. Торгуюсь. Дальше прохожу.

На околыш красный искоса гляжу.

 

Вновь торгуюсь – пробую. А базар шумит!

Не спешу – к обеду, знаю, буду сыт.

 

Подкатились с картами, юбками шуршат.

Что ж, гадайте, милые, – нету ни гроша!

 

Прикурить? Пожалуйста! – спичками богат.

Да-а, вина, конечно, я и сам бы рад…

 

К вечеру устану. Брошу толчею.

В привокзальном сквере высмотрю скамью.

 

Вспомню дом и маму – на закат взгляну.

И в обнимку с небом до утра усну.

 

Что там снилось-мнилось – ветром унесло.

А сбылось – не сбылось – на сердце легло.

 

Первая разлука – встреч пьянящий дым.

Степь, базары, море – полуостров Крым.

 

***

 

Негодяй, а говорят: «Собака»…

Подлецу вослед глядят: «Прохвост»…

Но, друзья, задумайтесь, однако

И пускай простит нас

                               друг наш – пес.

 

Человек додумался до мата:

«В мать!» – ревет. И даже – «В Бога мать!»…

Что ж тогда вам, братцы люди, свято,

Коль святыни стали осквернять?..

 

***

 

Жизнь прошла в расставанье с порогом.

Нынче многого горестно жаль.

– Поверни меня, слышишь, дорога,

Я вернусь в свою первую даль.

 

Под окошком за тихой калиткой,

На скамье у тесовых ворот,

Где и в будни под пышной калиной

Собирался окрестный народ.

 

Шутки, смех, прибаутки… И чарка

Золотилась до звонкого дна!..

И не пьяной была, не случайной

Доброта, будто все тут – родня.

 

Светлой песней будили округу –

Пережили войну, голодуху…

 

Как давно это было, дорога…

Но спешишь ты за ветром вперед –

От весны, от любви, от порога,

Где остался тот славный народ…

 

 

Из книги «БЕЛЫЕ  МОСТЫ»  2004

 

МЛЕЧНЫЙ  ПУТЬ

 

Я шел на голос завтрашней печали

По следу отболевших бед и ран.

Меня в вокзальных толпах узнавали –

Краюху подвигали и стакан.

 

Гремели двери, лязгали колеса.

Я уезжал, ни слова не сказав.

Дымилась даль от ветра и мороза,

От слез мутнели небо и глаза.

 

Я забывал о матери и доме,

И родину в лицо не узнавал…

От пыли задыхаясь, в суходоле

Качался шлях и в звездах пропадал.

 

Тот самый шлях, от серой пыли млечный,

Что наши души с небом заручил.

И, обрекая нас на поиск вечный,

Единственно – тревогой наделил.

 

***

 

ПРОЩАНИЕ  БЕЛОРУСА  С  КРЕМЛЕМ

Москва. Красная площадь. 199… год

 

Шапку снял: спасибо, перестройка,

Стал, что шавка, дерганым и злым,

Все стерпел бы, Милостивый, только

Осени сей плац перстом своим;

Камень сей и каменные души

За стеной, стенающей от лжи…

Храм твой попран, осквернен, порушен,

Но еще хранят Свет рубежи.

 

Вдалеке от родины и дома

Твой солдат, я здесь уже – чужой?

Это чувство мне давно знакомо,

А теперь добавилось – изгой.

Все пойму и все приму отныне,

Только с этим нет, не примирюсь.

Кто там встал?! Се – русская святыня,

Дай на храм спокойно помолюсь.

 

***

 

Юрию Савченко

 

На скамейке за полночь сижу –

Первые итоги подвожу.

Ни семьи, ни дома, ни друзей…

Выпил бы – не станет веселей.

Сам себе судья и прокурор,

Выношу суровый приговор.

Много пил, чудил и колесил,

Жил как жил – поблажки не просил.

В драку лез, в чужую лез постель,

Словно двери, душу рвал с петель.

И – один… Как на издохе зверь –

Сам себе не в радость я теперь.

Посмеялся б – не до куражу –

Первые итоги подвожу…

Вот подсел подельник – что гроза,

Змей зеленый, красные глаза.

Ну и шельма, беспощадный зверь!

Жены, дети… Где они теперь?!

Крутит задом баба (не слаба!),

Это – моя глупая судьба.

Нету сил, опять за ней бегу,

Оторваться, братцы, не могу.

Не могу, хоть знаю, видит Бог, –

Ох, печален, горек мой итог…

 

***

 

ВРЕМЯ  ТЕРНОВНИКА

 

Зарядило с утра! С подоконника

Тихо капают слезы дождя.

Не горюй – это время терновника,

Соберем урожай погодя.

 

Погодя, перед первой порошею,

А пока – всё дожди и дожди…

Не горюй, не печалься, хорошая,

Лучше в печке огонь разведи.

 

Это время терновника. Ягода

Вон уж светится, жжет, словно боль.

Знай, – к беде бы готовились загодя,

Да беда ли, родная, – любовь?..

 

Дай-ка плечи теплее укутаю.

Это – слезы. А были – дожди.

Я люблю и тебя, и тоску твою.

Ты пореже в окошко гляди.

 

Это осень. И время терновника.

Эта горечь – с горчинкою чай.

К окнам тянутся гроздья шиповника –

Мы еще соберем урожай!..

 

***

 

ПОХМЕЛЬЕ

 

Сколько наврано, накручено…

Мир у беса на хвосте!

Рыщем, ищем долю лучшую,

Поиссохли от страстей.

 

Где она, река молочная?

Хоть бы кружку, хоть глоток…

Боль-кручина полуночная,

Не спросясь, легла у ног.

 

Ох, гудит-болит головушка…

Что там булькает на дне?..

Эх ты, женушка-бедовушка,

Знамо, истина – в вине.

 

Пей же, пей, душа бредовая!

Горечь-дума – через край.

Голова твоя садовая,

Вот и вызрел урожай.

 

Никого… Тоска полынная.

Стул. И стол. Пустой стакан.

Боль-кручина беспричинная –

Щелкнул наглухо капкан…

 


 

Из книги «Как на духу…», 2015

 

ВОТ  ПРИШЛИ…

 

                      Михасю Позднякову

 

Напылили, наплевали, наплели.

Посидели, погалдели и ушли.

 

А за ними… хоть из дома убегай!

Окна – настежь! Выметай да выгребай.

 

Кто такие? И откуда? А зачем?!

Как-то ладил же со всеми и со всем.

 

Был и хлеб. И к хлебу. Радуйся – живи!

Находилось время песне и любви.

 

Что ж случилось? И за что сия напасть?

Были ж люди. Были нравы. Долг и власть.

 

А теперь… Хоть ты ворот не отпирай!..

Вот опять идут, кричат про счастье-рай.

 

Вот пришли. Расселись. Стали по углам.

Оглядеться не успел – плююсь и сам…

Оставить комментарий (0)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2018 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.