Худощавый, сгорбленный старик, который сидел у подножия разлапистого дуба, что грозно возвышался над ольхами, осинами, липами, росшим между деревьями кустарником, прошептал про себя:
- Скоро мне конец... Совсем уже скоро...
Старик прошептал об этом равнодушно, вяло, как о чем-то простом и естественном, от которого никуда не уйдешь, нигде не спрячешься...

Анатолий РЕЗАНОВИЧ, «Отшельник».
Вы тут: Главная»Рубрики»Писатели»"Дело критика"»

Искреннее спасибо Глебу Гончарову

24/09/2018 в 14:09 Алесь Новікаў сокровенное , СПБ

 

Конечно, лучше меня никто не знает, что происходит. Однако наиболее точно на ситуацию реагирует Глеб Гончаров. За что ему низкий поклон. Хотя он в чем-то и не прав. Например, я не нахожусь в ситуации барана. Есть иное, более точное сравнение. Хотя бы то, с чего начал замечательный писатель: стая хищников и олень. Но Глеб и не обязан попадать в этой ситуации «в десятку».

 

Сейчас не стану комментировать послание Г.Гончарова, которое специально перевел на русский язык. Но я точно знаю, что мне делать. Ведь ситуацию многие знают со слов Чергинца и его многочисленных масок на сайте СПБ. Со слов Гапеева, который уже полез снова гадить на меня. Со слов В.Гришковца… Значит, мне нужно описать, что происходит реально с самого начала. Давно собирался это сделать. Сейчас есть время…

 

О голодовке. Мне Глеб не дает выбора иначе, как идти до конца. Прекратить голодовку я могу лишь в двух случаях: если вмешается третья сила, например, президент. Ведь случай для Беларуси позорный и вопиющий. А ведь я не все еще рассказал о том, что происходит в СПБ. После меня или раньше все равно все выплывет. И второй случай – если сдохнет кто-то из моих преследователей. Тогда я пойму, что мне помогает мой бог и будет помогать в дальнейшем. Это мне даст силы. В остальном – никакого прекращения голодовки не будет.

 

Александр Новиков (#алесьновікаў)


 

Я вынужден сказать открыто! То, что сейчас происходит в противостоянии между интернет-критиком Александром Новиковым и руководством Союза писателей Беларуси, больше всего напоминает наглый хищный гон волчьей стаей одинокого оленя.


Вся белорусская литературная тусовка знает, что и почему случилось между Новиковым и господином Чергинцом, а также с его ловким заместителем с недавних пор господином Анатолием Матвиенко. Я сейчас не хочу рассуждать о том, кто в этом споре больше прав или виноват. На мой взгляд, обе стороны: и Новиков, и Чергинец (со свет-Матвиенко) – одинаково хамоватые и неуклюжие, не имеющие ни капли литературного таланта, и прикрывающиеся своими «силовыми» офицерскими званиями. Кажется, что два рыла (морды, лица – нужное подчеркнуть) – одинаковые.


Но – нет! Ни в коем случае! Всегда больше свинская морда у того, кто имеет больше звезд на погонах. Позвольте мне напомнить собственную юридическую практику и адвоката, и юриста фирм, и частного консультанта. Возможно, я не был самым прекрасным и верным представителем в судах, но и я, и мои оппоненты всегда знали, где остановиться, чтобы никогда не уничтожить человека, чтобы дать ему шанс на дальнейшее соглашение.


Однако в этой драке обе стороны рогатыми лбами стучат друг друга, пытаясь доказать миру, что их баранье лбище более тверже за лбище враждебного силовика с большим воинским званием.

 

А для чего? Ради «меряния яйцами» – простите за грубое сравнение!
 

Что касается Алеся Новикова, то по крайней мере, я всегда говорил ему, в чем он не прав, в чем его мнение несостоятельное. Мы с ним частенько ссорились, не имели точек соприкосовения. Но разве это может быть основанием для извечной яростной ссоры?


Прозаического или поэтического таланта у Алеся Новикова, с моей точки зрения, нет. Но это вовсе не значит, что такой талант (хоть талантишко...) есть у Чергинца и Матвиенко.


Я несколько раз говорил Новикову: «Не надо так ярко, в лоб, бить Чергинца за его неспособность». Можно всегда про Чергинца говорить с другой стороны. Например, так (это настоящая история):


«Рейнхард Кюн, декан Цюрихского университета, был самым большим критиком в истории немецкой литературы. Он читал все книги, которые издавались на немецком языке. Но раз в год он уезжал в месячный отпуск. Его спрашивали: – Как вы живете в отпуске, как можете не работать? Он отвечал: – Критик не может не работать, и я тоже. Но в отпуске я, как всякий критик, хочу отдыхать, не критиковать. Поэтому читаю только Гёте – потому, что Гёте выше всякой критики, или порнографии – потому что порнография ниже всякой критики».
 

Так вот: господин Чергинец – это даже не Гёте.


Что мешало господину Новикову пользоваться такой линией? Только его барановосць!
 

А что мешало господам Чергинцу и Матвиенко использовать ее? Только их псевдо-офицерская напыщенность и ограниченное самомнение, может, я офицер, а вы штатские штафирки! Но эти люди не понимают, что еще в хрущевские времена, когда из рядов Вооруженных Сил ушел капитан-лейтенант Виктор Канецкий – великий писатель, на вопрос журналиста: почему вы захотели уволиться, ответил: – Я вдруг понял, что каждый военный – это профессиональный убийца, а убийцей я быть не хотел!
 

Ну, и кто теперь помнит тех профессиональных убийц, что продолжали служить в Советской Армии? Ноль! А кто помнит Виктора Канецкого, автора фильмов «Полосатый рейс», «Сережа», «Путь к причалу»? Миллионы! Господа Чергинец и Матвеенко! Вы также – похожи на тех профессиональных убийц, если до сих пор гордитесь своими творениями, которые и сейчас никто не читает. А после того, как Господь Бог уберет кого-то из нас к себе, ваши произведения будут сданы в макулатуру. (Попробуйте за мое личное мнение подать на меня в суд. Попробуйте отыскать что-то, в чем я вас обидел. Может быть, вы – Гёте).
 

Ваши союзники из Союза Писателей хохочут над вами, так как понимают, кем вы являетесь, но ожидают еще немножечко времени, когда самого неприятного из нас не останется на земле.


Имейте совесть! Хоть кто-то из вас! Ведь, когда Новиков действительно скончается из-за голодовки, вам прощения не будет. Если же он сдастся, то судьба с его выходками сама разберется.


Вам, Николай Иванович Чергинец, нужно, чтобы в истории белорусской литературы вы считались убийцей? Если «да», то вы – не человек! Если «нет» – вы должны немедленно зажать свою псевдогенеральскую честь в тряпочку и отозвать все иски к Новикову.
 

Николай Иванович! Времени до смерти и до вечного порока мало! Вам решать, остаться в памяти потомков настоящим человеком или животным и неизбывным хамлом. А Новикову мы, писатели, возможно, сможем объяснить, где он не прав.

 

Глеб Гончаров, ФБ (перевод А.Новикова)

 

***

Я прымушаны сказаць адкрыта! Тое, што зараз адбываецца ў процістаянні паміж інтэрнет-крытыкам Алесем Новікавым і кіраўніцтвам Саюза Пісьменнікаў Беларусі, больш за ўсё прыгадвае нахабны драпежны гон ваўчынай зграі і самотнага аленя.


Уся беларуская лiтаратурная суполка ведае, што і чаму здарылася між Новікавым і спадаром Чаргінцом, а таксама ягоным спраўным намеснікам з нядаўніх часоў спадаром Анатолем Мацвіенкам. Я зараз не хачу разважаць наконт таго, хто ў гэтай спрэчцы больш правыя альбо вінаватыя. На мой погляд, абодва бакі: і Новікаў, і Чаргінец (са свет-Матвіенкам) – аднолькава хамаватыя і нязграбныя, не маючыя ані кропкi літаратурнага таленту, і прыкрываючыюся сваймі «сілавіцкімі» афіцэрскімі званнямі. Здаецца, што два рылы (пысы, твары, морды – патрэбнае падкрэсліць) – аднолькавыя.
Але – не! Ні ў якім разе! Заўжды больш свінская пыса ў таго, хто мае больш зорак на пагонах. Дазвольце мне прыгадаць уласную юрыдычную практыку і адваката, і юрыста фірмаў, і прыватнага кансультанта. Магчыма, я не быў самым цудоўным і дакладным прадстаўніком у судах, але і я, і мае апаненты заўжды ведалі, дзе спыніцца, каб ніколі не знішчыць чалавека, каб даць яму шанец на далейшае ўзгодненне.

 

Аднак у гэтай бойцы абодва бакі рагатымі лабавінамі стукаюць адзін аднаго, намагаючыся даказаць свету, што іхняя барановая лабэшнасць больш цвярдзейшая за лабэшнасць варожага сілавіка з большым ваярскім званнем. А дзеля чаго? Дзеля «мерання яйкамі» – прабачце за грубае параўнанне!
 

Што тычыцца Алеся Новікава, то прынамсі я заўсёды казаў яму, у чым ён не маю рацыю, у чым ягонае меркаванне неслушнае. Мы з ім часцяком сварыліся, не мелі пунктаў паходжання. Але няўжо гэта можа быць падставай для векавечнай лютай сваркі?
 

Празаiчнага цi паэтычнага таленту ў Алеся Новікава, з майго пункту гледжання, няма. Але гэта зусім не значыць, што такі талент (хоць таленаціначка…) ёсць у Чаргінца і Мацвіенкі.
 

Я некалькі разоў гаворыў Новікаву: «Не трэба так яскрава, у лоб, біць Чаргінца праз ягоную няздарнасць». Можна заўжды пра Чаргінца казаць з іншага боку. Напрыклад, так (гэта сапраўдная гісторыя):


«Рэйнхард Кюн, дэкан Цюрыхскага ўніверсітэта, быў самым вялікім крытыкам у гісторыі нямецкай літаратуры. Ён чытаў усе кнігі, якія выдаваліся на нямецкай мове. Але раз у год ён з’язджаў у месячны адпачынак. Яго пыталі: – Як вы жывеце ў адпачынку, як можаце не працаваць?
 

Ён адказваў: – Крытык не можа не працаваць, і я таксама. Але ў адпачынку я, як усялякі крытык, хачу адпачываць, не крытыкаваць. Таму чытаю толькі Гётэ – таму, што Гётэ вышэй за ўсякую крытыку, ці парнаграфію – таму што парнаграфія ніжэй за ўсякую крытыку».
 

Дык вось: спадар Чаргінец – гэта нават не Гётэ.
 

Што перашкаджала спадару Новікаву карыстацца такой лініяй? Толькi ягоная барановасць!


А што перашкаджала спадарам Чаргінцу і Мацвеенку скарыстаць яе? Толькі іхняя псеўда-афіцэрская напышлівасць і абмежаваная ганарлівасць: мо я афіцэр, а вы штацкія штафіркі! Але ж гэтыя людзі не разумеюць, што яшчэ ў хрушчоўскія часы, калі з шэрагаў Узброеных Сіл сышоў капітан-лейтэнант Віктар Канецкі – вялікі пісьменнік, на пытанне журналіста: чаму вы захацелі звольніцца, ён адказаў:
 

– Я знянацку зразумеў, што кожны ваенны – гэта прафесійны забойца, а забойцам я быць не хацеў!
 

Ну, і хто зараз памятае тых прафесійных забойцаў, што працягвалі служыць у Савецкай Арміі? Нуль! А хто памятае Віктара Канецкага, аўтара фільмаў «Паласаты рэйс», «Сярожа», «Шлях да прычалу»? Мільёны!
 

Спадары Чаргінец і Мацвеенка! Вы таксама – падобныя на тых прафесійных забойцаў, калі дагэтуль ганарыцеся сваімі творамі, якія і зараз ніхто не чытае. А пасля таго, як Гасподзь Бог прыбярэ некага з нас да сябе, вашыя творы будуць здаденымі ў макулатуру. (Паспрабуйце за маё асабістае меркаванне падаць на мяне ў суд. Паспрабуйце адшукаць нешта, у чым я вас паскардзіў. Можа быць, вы – Гётэ).
 

Вашы супольнікі з Саюза Пісьменнікаў рагочуць над вамі, бо разумеюць, кім вы з’яўляецеся, але ж чакаюць яшчэ трошачкі часу, калі самога непрыемнага з нас не застанецца на зямлі.
 

Майце сумленне! Хоць хтосьці з вас! Бо, калі Новікаў сапраўды сканае з галадоўкі, вам прабачэння не будзе. Калі ж ён здасца, то лёс з ягонымі выбрыкамі сам разбярэцца.
 

Вам, Мікалай Iванавіч Чаргінец, патрэбна, каб у гісторыі беларускай літаратуры вы лічыліся забойцам? Калі «так», то вы – не чалавек! Калі «не» – вы павінны неадкладна заціснуць свой псеўдагенеральскі гонар у анучку і адазваць усе позывы да Новікава.
 

Мікалай Iванавіч! Часу да смерці і да вечнай заганы мала! Вам вырашаць, ці застацца ў памяці нашчадкаў сапраўдным чалавекам альбо жывёлінай і непазбыўным хамлом. А Новікаву мы, пісьменнікі, магчыма, зможам растлумачыць, дзе ён не правы.

 

Глеб Ганчароў, ФБ

Оставить комментарий (1)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2019 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.