"Понять, что люди безнадежно гнусны – это одна сторона медали, причем, светлая; другая сторона, потемнее: предстоит смириться с тем, что среди них надо жить".

Анатолий Андреев, "Маргинал"
Вы тут: Главная»Рубрики»Писатели»"Дело критика"»

Теперь знаю, что такое «гора с плеч»

02/08/2018 в 11:08 Алесь Новікаў СПБ , беспредел

 

«То, что нас не убивает, делает нас сильнее".

 

Фридрих Ницше

 

 

Наконец, Саша Жабка, руководитель информационного агентства «Пресс-Корнели», сподобился побывать в гостях у своего позабытого друга, т.е., у меня. Недавно он лишь заскочил ко мне и передал чучело Николая Чергинца («Вот так Саша, вот так Жабка!..»). Вчера шашлык из «ножек Буша» получился просто замечательный. И вот я снова один. Расшифровал аудиозапись нашей беседы и с превеликим удовольствием представляю ее читателям, опуская различные муси-пуси. Беседовали у камина, хотя он не топится летом: «за бортом» и так уж который день тридцать градусов по Цельсию.

 

 

– Саша, сколько мы с тобой не виделись, кроме последнего твоего «забега» ко мне?

 

– Так чуть более года. Но мы же не теряли связь. Портал твой, правда, читал не регулярно, но просматривал все материалы. У меня есть к тебе немало вопросов.

 

– Главное, чтобы наша беседа была интересна читателям.

 

– Знаешь, что меня поразило однажды?

 

– Ты хочешь, чтобы я проявил свои экстрасенсорные способности?

 

– (Смеется). А поразила меня твоя статья, по-моему, в мае месяце, о том что в Центре социологических исследований Белорусского государственного университета тебя считают ведущим специалистом в отечественной литературе и процессах. Эта организация Давида Ротмана очень солидная. Ты зря не напоминаешь чаще факт признания.

 

– Иногда напоминаю. Специально для своего главного обвинителя во всех мыслимых и не мыслимых грехах. Утверждают, что это его очень задевает.

 

– А тебе интересна его реакция? Откровенно говоря, ты несколько стеснителен в том, что касается тебя, твоего престижа.

 

– Не дави на больную мозоль. Это мой комплекс – чрезмерные стеснительность и совестливость. Конечно, приятна такая оценка уважаемого исследовательского Центра. Я к этому шел долго – почти семь лет упорного труда.  

 

– Мне так же интересно, почему ты в последнее время мало рассказывал о ситуации с «Делом критика»? Лишь в последнее время что-то неуверенно предлагаешь читателям.

 

– Если ты внимательно читал, то я снова вляпался в мораторий на эту тему. Как оказалось – зря. Не трогал одиозного Н.Чергинца почти два месяца, так за это время он обгадил меня в одном из журналов холдинга «Звязда» – «Спецназ». Ему в этом издательском доме медом намазано, что ли? Ранее он осквернил своим лживым пасквилем газету «Рэспубліка», солидное издание. Затем газету «Літаратура і мастацтва».

 

– Да, это я читал. Не стану спрашивать о дальнейших твоих действиях. У тебя вообще какие-то подвижки есть в «Деле критика»?

 

– Саша, понимаю, к чему ты подводишь. При тебе получил два письма. Не скрывая, прочел их. Так вот, могу сейчас с неимоверной радостью сказать, что странное уголовное дело в отношении меня о клевете, где я выступал (уже выступал, как радостно!) в качестве подозреваемого, приостановлено «в связи с невозможностью производства следственных действий, без которых не может быть принято решение об окончании предварительного расследования».  

 

– Но дело не закрыто?

 

– Я смотрю на это иначе – мне не смогли предъявить обвинений. Это главное. Их и не могло быть, поскольку, в отличие от Чергинца, который врет, как дышит, мне не присуще лгать. Тем более – клеветать. Сотрудники Следственного комитета РБ просто оказались на высоте и предпочли Закон вместо исполнения прихоти одиозного председателя его же карманного союза писателей. Для меня это как глоток свежего воздуха, поскольку в последнее время себя чувствовал скверно, откровенно говоря. Ведь кроме этого дела еще необходимо бороться с необоснованным решением Е.М.Мисник, которую считаю непорядочным человеком и ангажированным судьей.

 

– Помню, как менялось твое настроение в процессе прочтения письма. Сочувствую тебе и искренне рад за победу, хоть и не совсем зависящую от тебя. Это же твоя победа?

 

– В каком-то смысле – да. Но все же отношу ее, в большей степени, на счет правоохранителей. Среди них непорядочных, по отношению ко мне, в этом деле практически не оказалось. Можно еще говорить о победе разума над безрассудством, добра над злом…

 

 

Конечно, сейчас в полной мере ощущаю значение поговорки – «гора с плеч». Ведь дело, с подачи Н.Чергинца и в связи с его неумеренным аппетитом, раздулось до шести томов (!) еще два месяца назад. Кроме того, по определенным причинам и законам, оно стало работать против неадекватного индивида.

 

В своей книге, которая постепенно наполняется материалами, этому уголовному процессу уделю особое внимание. Уверен, что так называемое «Дело критика» войдет в историю Беларуси, в том числе и все его фигуранты и вершители. Понятно, каждый со своим знаком.

 

– Что скажешь о втором письме?

 

– Это сегодня пришло два. Вчера еще одно. Пока промолчу. Нужно некоторое время, чтобы переварить их и принять решение.   

 

– То, что ты рассказал мне в отношении Валерия Гришковца прокомментируешь?

 

– Могу лишь сказать: мне недавно стало случайно известно от одного из писателей, что перед фактическим увольнением на Валерия было написано два грязных письма членами СПБ в редакцию газеты «Заря». Я ему сообщил об этом, но встретил довольно странную реакцию. Пока не стану рассказывать о своих планах. Отмечу одно – я не могу защищать людей, которые сами этого не желают. Более того, готовы соглашаться с позором и жить с ним. Можно вспомнить в этой связи и «мальчика от пера» Владимира Орлова, которого Н.Чергинец публично обвинил в прославлении фашизма и желании назвать в Минске одну из улиц именем нацистского палача Вильгельма Кубе.

 

– У тебя есть довольно резкая статья «Союз писателей Беларуси – самая засекреченная организация в стране». Да и «В Союзе писателей Беларуси новый скандал. Николай Чергинец неадекватен?» тоже интересна. В них особо достается семье Бобок.

 

– Похоже, там уже и семьи-то нет, насколько мне известно. Однако самое важное: говорят, что Н.Чергинец становится все более неадекватным (с его слов, он потребляет очень много таблеток, которые доставляют из Германии – на тысячу рублей в месяц!) и, возможно, им управляет Елена Бобок. Конечно, мне трудно в это поверить, но, если она ему уже делает уколы и всюду ездит с ним (возит его)… В какой-то мере мне жаль этого старика, которого когда-то считал своим другом. Думаю, и Надежда Ивановна, его жена, прекрасно понимает ситуацию: Н.Чергинец находится в довольно странных отношениях с Е.Бобок. Я ранее отмечал: она для него ни то няня, ни то мама. Получается, и то и другое вместе? А кто будет сиделкой, если что случится?

 

А ведь на Фрунзе, 5 все обо всем знают. Для меня это хорошо – так или иначе некоторая информация доходит до писателей и меня. Весь беспредел и позор. А ведь был шанс, хоть и в 2016 году, уйти с почестями и предоставить молодым поднимать союз писателей, которому уже и опускаться ниже некуда. Нет, будет сидеть до гробовой доски в кресле или пока с позором не попрут. Правда, внутри СПБ нет сил, способных противостоять беспределу несменяемого председателя. Пока нет.

 

– Какую-то активность станешь проявлять в этом отношении?

 

– К своему позору, вообще проявляю слабую активность. И в этом случае буду использовать то, что само по себе приходит ко мне. Конечно, нужно быть более активным, но все тоже воспитание довлеет надо мной.

 

– Спасибо за ликбез. Я в Беларуси пробуду до октября месяца, может и позже. Думаю, еще встретимся.

 

– Хорошо бы.

 

Похоже «ножки Буша» созрели. И пиво остыло…

 

(#Алесь Новікаў)

Оставить комментарий (0)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2018 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.