Ранней старости одиночество – затянувшийся холод весны.
Что-то хочется и не можется, – вот покоя бы, тишины…
Ночь приходит – заходит без стука. Заходи! Вдруг вдвоем веселей?
Что ломаешься, старая сука, – не напьешься всё крови моей?..

Валерий ГРИШКОВЕЦ, «Ночь одиночества».
Вы тут: Главная»Рубрики»Писатели»Интервью»

БЕЛАРУСЬ – ЕГО ПЕСНЯ И СЛАВА, или Позор «последнего помощника» Петра Машерова

29/05/2018 в 22:05 Александр Новиков СПБ , скандалы

 

После многочисленных звонков Славомиру АНТОНОВИЧУ, связанных с публикацией на сайте «ЛитКритика.by» статьи «НЕДОЛГО МУЗЫКА ИГРАЛА, или Да здравствует плагиат?!», он откликнулся на мою просьбу, чтобы расставить точки над «і», прояснить ситуацию, поскольку я узнал при недавней встрече, что известный белорусский писатель решил защищать свой интеллектуальный труд в Верховном Суде Республики Беларусь. Славомир Валерьянович любезно согласился дать интервью белорусскому литературному порталу. Мы будем следить, как будут дальше развиваться события и информировать читателей.

 

Фото из книги С.Антоновича «Вяртанне ў юнацтва»

 

Славомир Валерьянович, складывается скандальная, неприятная для многих ситуация в связи с изданием книжки Владимира Величко «Петр Машеров. Беларусь – его песня и слава», так как вами обнаружены бессовестные заимствования с ваших переизданных романов «Петр Машеров»... Пожалуйста, расскажите сначала, как вы стали писателем и как появилась в вашем творчестве тема Машерова?

 

– После окончания радиотехнического института в 1977г. (в 1996г. окончил юридический факультет БГУ) работал на производстве, в партийных органах, в том числе, позже – помощником Первого секретаря ЦК КПБ. Писал статьи, которые печатались в местной и республиканской прессе. На серьезные публикации обратили внимание в руководстве СМИ, и меня пригласили на работу специальным корреспондентом газеты «Мінская праўда», в отдел партийной жизни и народного контроля. А через два года Иван Макало́вич, главный редактор газеты «Звязда», органа ЦК КПБ, Верховного Совета и Совета Министров БССР, обратил внимание на мои публикации и предложил перейти на работу в это популярное и влиятельное издание.

 

Мне повезло: к юбилею системы юстиции и правосудия я готовил интервью с Владимиром Сергеевичем Караваем, Председателем Верховного Суда БССР. Статья получилась объемной, была опубликована в «Звяздзе» в 1988 году. После этого у нас установились с этим высокоуважаемым человеком, заслуженным юристом республики, добрые дружеские отношения. В газете начали появляться многие материалы из зала судебных заседаний, статьи на основе архивных документов, к которым я имел допуск. Однажды я попросил у него ознакомиться с засекреченными материалами, связанными с гибелью Петра Мироновича Машерова. Девять лет к ним никому из журналистов не удавалось добраться… Эта тема была запретной. Тогдашние первые секретари ЦК КПБ – Тихон Киселев, Николай Слюньков, Ефрем Соколов ревниво относились к популярному в народе белорусскому лидеру, их предшественнику Петру Машерову, и обязали соответствующие ведомства не допускать к архивам никого.

 

Владимир Сергеевич затребовал материалы из КГБ: три тома, связанные с обвинением в преступлении Николая Пустовита, водителя грузовика ГАЗ-53Б, по вине которого погиб Пётр Миронович. Около недели я работал с архивными документами. После стал собирать документы, связанные с жизнью Машерова, и в других архивах, встречаться с десятками бывших государственных деятелей в республике и за рубежом. В «Звяздзе», в марте 1990 года, в десяти номерах появились мои первые статьи с продолжением о Петре Машерове.

 

Следует отметить, что не всё было гладко с публикациями – в газете тормозили мои статьи, редакция боялась огласки многих компрометирующих фактов в служебной работе влиятельных чиновников. Первым стал публиковать мои материалы на эту тему Сергей Шахнович, главный редактор газеты «На страже» (орган МВД БССР), которому я предложил свою рукопись. В вашей статье, на портале «ЛитКритика.by» уже рассказывалось о партийных преследованиях, взысканиях за якобы нарушения мной журналистской этики в период подписной компании.

 

П.Машеров в Лондоне, 1947г. (в центре)

 

Благодаря моим публикациям на эту тему, тираж «Звязды» достиг небывалых 150 тысяч экземпляров. Тем не менее, материал начал печататься в газете не без помощи Владимира Молчанова, ведущего телепередачи центрального телевидения СССР, популярной в то время программы «До и после полуночи», в которой он меня пригласил выступить по обстоятельствам, связанным с гибелью Машерова. И творческий процесс публикации материалов рукописи пошел. Кстати, даже на 1-ом телеканале Центрального телевидения были купюры. Программу не сразу выпустили: кромсали её, вырезали кадры. Интересное, запретное и загадочное было время...

 

Когда ТВ-передачу увидели во всем тогда еще СССР, пошли звонки в редакцию газеты, ЦК КПБ, люди начали присылать свои воспоминания, просили продолжить публикации о Машерове. К чести, Владимир Наркевич, главный редактор газеты «Звязда», принял решение продолжить печатать мои статьи, «закрепляя» их десятками фотоматериалов, которые мне предоставили на платной и безвозмездной помощи многие известные фотожурналисты, сотрудники музея истории Великой Отечественной войны, в первую очередь, заведующая отделом Раиса Андреевна Черноглазова. Когда пошла подписная компания, то тираж газеты увеличился на десятки, если не на сотни тысяч экземпляров.

 

Это было начало моей успешной творческой деятельности. И тогда я подумал о том, чтобы написать документальную книгу, но материалов трех томов уголовного дела, связанного с гибелью Машерова, было недостаточно. Пришлось поездить по стране и за рубежом, встречаться со многими людьми. Например, с бывшим председателем Совета Министров БССР А.Н.Аксеновым. В 1989 году он был председателем Государственного комитета СССР по телевидению и радиовещанию. Александр Никифорович долго присматривался ко мне, изучал анкетные данные и затем пошел на творческий контакт.

 

Запомнились памятные встречи с председателем КГБ по Узбекской ССР Э.Б.Нордманом. Пришлось встретиться с десятками высших должностных лиц, такими как Лагирь Михаил Иванович, председатель Комитета народного контроля СССР. Черноглазова Раиса, заведующая отделом партизанского движения музея истории Великой Отечественной войны, рассказала о многих встречах с Петром Машеровым, его соратниками по партизанской войне, родными и близкими. В музей стекались все фотоиллюстрации – ТАСС, АПН, зарубежные фотоматериалы. Многие отсутствовали даже в семье Машерова.

 

В последние месяцы существования СССР Раиса Черноглазова передала мне почти все фотоархивы, связанные с жизнью и деятельностью П.М.Машерова, – оригиналы со штампиками, подписями их авторов, сказав при этом: «Чувствую развал Советского Союза, и боюсь, что документы попадут в плохие, ненадежные руки»...

 

– Оригинальные документы? И они есть у вас?..

 

– Конечно же. Архивные материалы получены из Польши, Англии, Кубы, Вьетнама, со всех стран бывшего СССР, зарубежных государств. Позже я уже имел допуск к работе с секретными документами. Знакомился с ними, когда работал в Верховном Суде, Совете Министров, Генеральной прокуратуре. Так постепенно накапливался ценный исторический материал, связанный с жизнью и деятельностью многих государственных деятелей. И в 1993 году вышло мое первое издание книги – документальная повесть «Пётр Машеров» (Минск, «Вестник», 700 000 экземпляров). Отпечатано в Калининграде в издательско-полиграфическом предприятии «Янтарный сказ».

 

– Это была ваша первая книга, и вы, наверное, состоялись, как писатель?..

 

– Действительно, это первая книга, хотя мои журналистские расследования, публикации в республиканской и союзной прессе включались в другие совместные издания. Естественно, прошло время, но «машеровскую» тему я не оставлял, углублял её. Заинтересовали обстоятельства о взрыве радио-футлярного цеха по улице С.Ковалевской в Минске в 1972 году. Рассматривал это уголовное дело по факту взрыва в цехе футляров Верховный Суд СССР. Я использовал свои деловые, творческие связи: Владимир Каравай организовал аудиенцию с первым заместителем Председателя Верховного Суда СССР Валентином Сукало, который теперь возглавляет Верховный Суд республики. К нему тогда, в девяностые годы, тоже было нелегко пробиться. Он истребовал в порядке надзора все 98 томов уголовного дела о преступной халатности ответственных работников радиозавода к своим обязанностям, которые были осуждены по настоянию Политбюро ЦК КПСС. Я две недели работал с этими документами.

 

У меня накопился большой объём информации, связанной с судьбой Петра Машерова. Принял решение переиздать второе, дополненное и переработанное издание книги, над которой творчески трудился пять лет, дополнял её новыми фактами, архивными документами, воспоминаниями оставшихся в живых немногочисленных свидетелей жизни и деятельности Машерова в то загадочное «застойное» время.

 

Тогда же главный редактор издательства «Юнацтва» Валентин Лукша включил мою рукопись в редакционный план для второго издания, на отдельные цитаты из которого о плагиате В.Величко вы ссылаетесь в своей статье. Тираж для республики был внушительным – 10 000 экземпляров. Практически он весь разошелся не только в Беларуси. Это был как раз юбилейный год – 90 лет со дня рождения Петра Машерова.

 

– У вас, заслуженного журналиста, известного писателя, активного государственного и общественного деятеля, в начале 2018 года, накануне 100-летия со дня рождения Петра Машерова, вышло четвертое издание исторического романа, а третье переиздавалось при финансовой поддержке Ассоциации «Лига содействия оборонным предприятиям»большим тиражом, в Москве еще в 2011году. Оно было приурочено к очередной юбилейной дате Машерова, и практически сразу же, как мне известно, разошлось в Беларуси, странах СНГ, за рубежом.

 

– В третьем издании, переработанном и дополненном, есть три врезки с многочисленными фотографиями, которые раньше нигде не публиковались, не разрешались к печати. Фотографии в книге с полученных оригиналов качественные. В.Величко позаимствовал большую часть текстов моих романов, не стыдясь, даже не ссылаясь на первоисточник. Проблемы с «серыми» копиями снимков, которые использовало издательство «Мастацкая літаратура», в т.ч. художественный редактор. Также практически скопирована обложка книги.

 

А то, что Величко ссылается в своей книге на дочь Машерова Наталью, известную своими измышлениями, выдумками, например, откуда пошел их род (якобы Пётр Миронович французского происхождения) – просто надуманные россказни. Этот бред я уже слышал и читал в печати не раз. Никакими документальными источниками выдумка нигде в архивах не подтверждается. Удивляет и ссылка в предисловии к книге Величко доктора исторических наук О.Слуки: «Увлекательные сюжеты дополнены фотографиями из семейного альбома Машеровых, которые любезно предоставили дочь Наталья Петровна и её супруг, профессор Владимир Петров». Но все фото являются объектами авторского права. Любому автору произведения надо получить письменное согласие фотокорреспондентов на их целевое использование. И, не исключено, на платной основе.

 

– А вы получали разрешение на публикацию этих фото в своих переизданных романах?

 

–Да. Например, когда в издательство «Харвест» сдавал рукопись для переиздания исторического романа «В августе 91-го» (Издан ещё в 2008 году в издательстве «Мастацкая літаратура», которым руководил Владислав Мачульский.) по известным событиям, связанными с ГКЧП. Его не решались публиковать, пока я не получил разрешение, например, фотокорреспондента Николая Амельченко, на использование его снимков. Получал разрешение на публикацию оригиналов фотоснимков для своих романов и у других фотожурналистов: сотрудников ТАСС, АПН, зарубежных СМИ… Кому-то пришлось платить деньги за их объекты интеллектуальной собственности, кто-то, зная меня и доверяя журналистской и писательской чистоплотности, любезно подарил эти фото бесплатно. Все авторы, давали официальные письменные разрешения на использование их фото.

 

– Это очень интересно для читателя. Радует, что у вас всё было сделано порядочно, в рамках законодательных нормативных актов…

 

– Конечно. И вот в начале 2018 года вышло четвертое издание исторического романа, посвященного 100-летию со дня рождения Петра Машерова – это моё самое плодотворное творение. На страницах книги я выложил практически всё, что имел в своих архивных источниках, в том числе и материалы, долгое время бывшие секретными. И о легендах, о Машерове, о мнимых завербованных партизанах, о недостатках в деятельности командира и комиссара, о фальши и восхвалении некоторыми свидетелями встреч с ним, о якобы дружеских беседах.

 

К слову, недостатки есть у каждого человека, занимающего высокий пост в государстве. Не все решения Петр Миронович принимал единолично. Было Политбюро ЦК КПСС, бюро ЦК КПБ. Во многом он был скован в своих действиях, в принятии важных государственных решений. А советники, помощники, министры тоже не уберегли его от многих ошибок.

 

– Ваша книга, насколько я понимаю, от издания к изданию всё время улучшалась…

 

– А что тут понимать? Посмотрите хотя бы по объёму издания. Последняя книга опубликована на 406 страницах (у новоиспеченного писателя Величко набралось, с учетом заимствований – 149). Издание 1993 года – 282 стр., 1998г. – 349 стр. Понятно, что и сам материал улучшался с каждым разом. Что сделал Величко? Больше половины позаимствовал из моей книги 1998 года и романа 2011 года издания. Включая даже ряд скопированных фото. Полагаю, «любезность Натальи», о предоставлении Величко фотографий – это божья наивность.

 

Книги в порядке издания (слева  первая)

 

– Славомир Валерьянович, как вы заметили, должно быть письменное разрешение субъекта авторского права на использование писателем его фоторепродукций… Мы затронули книгу В.Величко и тему его заимствований. Я их обнаружил благодаря вам и опубликовал результат на своём портале. Что вы скажете по этому поводу? Насколько объемны заимствования?

 

– Читая его книгу, сразу обратил внимание на пересказ десятков страниц из моих романов. Прочел отдельные главы и обнаружил немало заимствований. Иногда слегка или основательно изменен текст. Он, наверняка, полагал, что наличие в своей книге текстуальных совпадений обусловлено единой темой произведений и использованием исторических фактов и документов.

 

И потом, у меня были сотни встреч, результат их отражен прямой речью. Величко цитирует или что-то пересказывает, не всегда указывая источник информации. Например, о покровительстве художественного коллектива «Песняры», строительстве для художников квартир с мастерскими по улице Сурганова. Содраны цитаты моего интервью с Александром Аксеновым. Он не беседовал с ним, тот уже находится на другом свете и не встречался при жизни с неизвестным писателем. Я это знаю достоверно, со слов еще при жизни Аксёнова, Анатолия Андреева, Героя Социалистического Труда, Сергея Шабашова, первого секретаря Витебского обкома партии, Анатолия Челдышкина, председателя колхоза «Большевик» Солигорского района, Заира Азгура, народного художника СССР и многих других уважаемых людей, у которых я брал интервью, а мнимый автор с ними никогда не встречался.

 

Или взять воспоминания Натальи, дочери Машерова. Как может Величко, слово в слово цитировать в своей книге то, что она говорила мне про отца еще четверть века назад?.. Удивительная память!

 

– Я сам находил в его книге воспоминания многих лиц, на которых он ссылается. Например, в «Комсомольской правде», «Известиях»… Возможно, он использовал какие-то вырезки из газет. Это называется компиляция – в литературе: сочинительство на основе чужих исследований или произведений (литературная компиляция) без самостоятельной обработки источников. Причем, повторюсь, Величко не всегда указывает источники...

 

– Это правда. Взять хотя бы описание о взрыве в цехе футляров радиозавода. Я изучил все 98 томов дела, хранящихся в бывшем Верховном Суде СССР. Конкретно ссылаюсь на людей, проходивших свидетелями по уголовному делу, встречался с бывшими осужденными. А писатель Величко, который не читал ни одного архивного документа по этой трагедии, рассуждает, как компетентный автор, исследователь юридических документов, об этом и о многом, многом другом...

 

Он не имел соответствующего допуска и не мог работать с секретными документами в московских архивах, в республиканских государственных органах. Причем, за рубежом по изучению архивных документов, связанных с жизнью и деятельностью Машерова, никогда и нигде не был. Ну а к старости – в свои 75 лет – решил прославиться и издать книгу, ссылаясь на тех людей, которых давно уже нет на свете. И пишет в угоду своего тщеславия этот последний «непосредственный» помощник первого секретаря ЦК КПБ, проработавший с Машеровым несколько месяцев, всё, что всплыло в его мозгу. И нигде, даже строчкой не сослался на сведения из моих, выстраданных десятками лет книг о Машерове. Где же был этот писатель, помощник Первого секретаря, тридцать лет назад, занимая ответственные посты в партийных органах, СМИ после гибели Машерова?..

 

Я встречался недавно с Виктором Шнипом, главным редактором издательства «Мастацкая літаратура», которое осуществило издание книги В.Величко «Петр Машеров» по заказу и финансовой поддержке Министерства информации Республики. Зашел к нему в приемную, поскольку в свой кабинет он не пригласил. Высказал ему свое недоумение по поводу издания случайной книги о Машерове. Заодно поинтересовался, почему они так поступили, зная, что я занимаюсь этой темой уже три десятилетия, издано во многих издательствах уже четыре книги на эту тему. А ещё – почему сделали ставку на неизвестного автора?..

 

Что это за игры, когда в отношении моей книги было официальное письмо? К столетию со дня рождения Петра Машерова, еще в ноябре 2016 года, за подписью Н.И.Чергинца, председателя Союза писателей Беларуси, на имя Л.С.Ананич, министра информации РБ было направлено ходатайство (№ 01-10/257 от 03.11.2016г.) о включении моего романа «Петр Машеров» в план выпуска на 2017 году, как социально значимого издания для библиотек. И вдруг, через год, появилось новое ходатайство (какой рукой и кем оно было подписано – левой, правой?..), выплывает вообще неизвестный автор в теме Машерова.

 

 

Главный редактор издательства даже не стал читать то письменное ходатайство, злобно ответил, мол, разбирайтесь с Величко сами. «Но вы же главный редактор, и должны контролировать творческие процессы: что, где, когда и кого издаете, – возразил я ему и добавил: – Что ж, с автором книги и издательством, как распространителем печатного издания, будем разбираться в суде».

 

А еще напомнил ему, что в СПБ более семисот писателей и подавляющее большинство не могут издаться из года в год, их рукописи пылятся на полках в кабинете В.Шнипа. А он, главный редактор, включил в тематический план выпуска социально-значимых изданий в 2018 году свою книгу, книгу жены (Л.Рублевской), и своих приближенных. И так повторяется из года в год. Здесь налицо злоупотребление служебными полномочиями... Думается, на эти факты обратят внимание не только в Министерстве информации..

 

–  Догадываюсь об этих закулисных играх в творческом союзе. И вы, наверное, тоже владеете информацией, что с некоторых пор стали «неудобны» для руководства СПБ, поскольку нередко говорите правду обо всём негативном, что там творится с любой трибуны и в частных беседах. За это вас некоторые завистники и недоброжелатели и недолюбливают...

 

– А чего мне бояться, известному в республике человеку, бывшему должностному лицу, имеющему допуск к государственным секретам, проработавшему на государственной службе десятки лет при семи высших должностных лицах государства: помощником, советником, главным советником и т.д.? Я говорю и пишу правду, основываясь на исторических архивных документах. А ведь «уважаемый» Величко в 80-х работал в ЦК КПБ, ЦК КПСС. Где же он был, будучи позже главным редактором журнала «Коммунист Белоруссии», а в начале 90-х годов – «Беларускай думкі»? Почему тогда не осмелился написать книгу, ничего не исследовал, не писал десятки лет на закрытую, запрещенную в то время тему о Машерове?..

 

– Как вы будете действовать в этом случае с интеллектуальной собственностью? Ведь вы за десятки лет проделали неимоверно огромную работу.

 

– Я внимательно ознакомился с книгой Величко, сравнил со своими книгами. Он пересказывает немало текстов из них своим языком, переставляя абзацы, слегка их редактируя. Естественно, буду готовить исковое заявление в судебную коллегию Верховного Суда РБ по вопросам интеллектуальной собственности о взыскании компенсации в связи с нарушением исключительного права на объект авторского права и о компенсации морального вреда, нанесенного мне в связи с заимствованием (плагиатом), с автора и, конечно же, издательства, которое распространило этот «шедевр» в печати.

 

– Напомню, что подобный прецедент в СПБ уже был, когда писательница, историк Наталья Голубева уличила в плагиате члена СПБ Диану Балыко. Она выиграла суд.

 

– Помню этот случай. Что ж, недобросовестные писатели у нас встречаются нередко. Тот судебный процесс шел долго… В общем, справедливость восторжествовала на стороне истинного автора произведения. Добавлю к разговору: даже Леонид Каневский, ведущий московской телепрограммы, «содрал» с моей книги текст, связанный с гибелью Машерова. Приехал в Минск брать у меня интервью. Три часа телевизионная группа провела в квартире. Это описано в последних переизданных романах, как он бессовестным образом умыкнул фактуру, переделал её по-своему, скопировал предоставленные фотографии… Вот наивный Величко положился на него, переписал надуманный вымысел о том, что утром, в день гибели (!) Машерова, якобы из Москвы направили для усиления его охраны троих сотрудников КГБ СССР. Этот художественный сценарий текста он уже заимствовал у Каневского. В реальности же такого ничего и близко не было.

 

– Получается, какой-то двойной плагиат…

 

– Что ж, пусть это будет у них на совести каждого. Пусть оценку их творчества дают компетентные в этом люди, рядовые читатели.

 

Добавлю – кто только не хотел примазаться к этой машеровской теме. Но не лезли, знали, что есть мои книги.

 

С визитом в Варшаве. Та самая «Чайка»...

 

– Кстати, есть еще один «примазывающийся» к данной теме писатель. Это Н.И.Чергинец, «мастер сыска и художник слова», который часто утверждает публично, что он, ответственный сотрудник УВД Мингорисполкома, успел каким-то чудным образом первым прибыть в Смолевичский район к месту трагедии, и что Пётр Миронович якобы разговаривал (?!) с ним перед смертью, умирал у него на руках... И рассказывает многим небылицу о некоем загадочном пистолете, который он изъял из салона разбитой «Чайки» и спрятал в сейфе своего служебного кабинета. Пистолет якобы принадлежал самому Машерову...

 

– Читал в «Комсомольской правде» эту газетную перепалку Николая Ивановича с Олегом Слесаренко, водителем сопровождения ГАИ, который должен был обеспечить безопасность поездки Машерова. Пусть они сами разбираются в своей «правдивой» истине...

 

Я никогда в своих книгах не подтасовывал факты в угоду личных творческих амбиций. К слову, Машеров, водитель «Чайки» Зайцев и сотрудник КГБ Чесноков, по заключению судмедэкспертизы, погибли мгновенно… Никакого оружия Машеров с собой в поездки не брал, это подтверждается материалами уголовного дела по обвинению Пустовита, водителя грузовика. Место дорожно-транспортной аварии было оцеплено сотрудниками КГБ, милиции, к расследованию сразу же приступила следственная группа республиканской прокуратуры во главе со следователем по особо важным делам Николаем Игнатовичем (будущим прокурором республики), которого я знал лично и советовался с ним при написании материала, связанного с гибелью первого лица республики. Понятно, на место трагедии никто посторонний не мог попасть…

 

Возвращаясь к автору Величко и его книге, скажу следующее: он знал о моих ранних изданиях, читал некоторые из них. Выписывал текст из нужных страниц. Может, его вдохновил на создание, в противовес мне, сырой, проблемной книги или надоумил на такой беспрецедентный творческий шаг кто-то «мудрый» из писательской среды?!

 

– Интересно, как вы издавали последний роман о Машерове? Без финансовой поддержки Мининформа республики?.. Я к тому веду речь, что в книжных магазинах ваша книга стоит очень дорого – 35 рублей, а «произведение» Величко – всего лишь семь. И ваша, насколько мне известно, практически вся разошлась...

 

– Финансировалось издание этого исторического романа за счет предприятий, организаций, издательства «Смэлток». В одном из банков взял денежный кредит. Помогали и общественность, и люди, которые помнили доброе имя славного сына белорусской нации. А ещё – знали меня как автора популярных исторических романов и документальных книг: «Призраки Можейковской крепости», «В августе девяносто первого…», «Черный омут Немана», «Приговоренные к расстрелу», «Жизнь вне закона», «Ушедшие в бессмертие», «Судьба до востребования», «Узники Пищаллова замка» и другим изданиям. Думаю, читатель оценил их творческое и профессиональное достоинство…

 

И такой щепетильный момент. Захожу на днях в книжный магазин «Светоч», он располагается рядом с издательством «Мастацкая літаратура» по проспекту Победителей, и вижу, что мои другие издания, не о Машерове, стояли на полке в окружении книг В.Величко. Говорю молодому продавцу на зале: а что это вы рядом с моими различными книгами выставили чужую о Машерове? Отвечает мне: так это все книги одного известного писателя. Оказывается, некоторые продавцы даже фамилии авторов на книгах не смотрят. Удивительно. Вот так рядом, используя чужую популярность, в книжном магазине и нарисовался недобросовестный конкурент…

 

Спасибо, Славомир Валерьянович за то, что уделили мне время, за обстоятельную беседу. Полагаю, вы очень многое прояснили. Ощущаю вашу душевную боль, моральные страдания в связи с тем, что вы многие годы отдали созданию объективной исторической книги, – единственной в Беларуси, – о Петре Машерове, а вашими плодами не совсем порядочно воспользовалась предприимчивая личность. Как известно, паразитирование на интеллекте других не допустимо и защищается Законом.

 

Беседовал Александр Новиков

(Алесь Новікаў)

Оставить комментарий (0)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2018 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.