"Одна из немногих новостей, которыми люди не перестают восхищаться снова и снова, – это известие о том, что они скоты".

Анатолий Андреев, "Маргинал"
Вы тут: Главная»Рубрики»Писатели»Интервью»

Выпускайте книги, а не макулатуру

15/12/2017 в 18:12 Алесь Новікаў Каста , чиновники от литературы

 

Конечно, литература неубиенна ни в одной стране мира. Если она имеется.

 

Даже в самых отсталых странах, таких как Эритрея, Либерия, Бурунди, извините, в Секторе Газа или самой отсталой стране мира – Цетральноафриканской Республике кто-то пописывает. Это древняя традиция и ее никто не может отменить. Вот только состояние литературы может разительно отличаться. В таких странах, как наша, – не освободившихся от советского прошлого, – имеется нередко тенденция к убийству литературы, ее мордованию, насилию и т.п.

 

В журнале «Нёман» №11-2017г. в рубрике «Книгосфера» обнаружил интервью Алеся Бадака, директора издательства «Мастацкая літаратура» («МЛ»). С ним беседует Кирилл Ладутько, т.е. Алесь Карлюкевич. Приятно, что у министра есть свободное время на литературу. Однако сейчас речь о литераторе, а не министре.

 

Считаю материал издевательством над литературой уже потому, что в беседе принимают участие два представителя отечественной литературной Касты. Именно те, кто цинично мордует литературу. Потому и интервью пропитано цинизмом.

 

Я осознаю, что А.Бадак в меньшей степени «соучастник», поскольку зависим постоянно от А.Карлюкевича. Тем более, в отличие от «краеведа» (так зовут в писательской среде Карлюкевича) считаю Алеся Бадака талантливым человеком, писателем. У него есть аналитический стержень. Кстати, он мог бы возглавить Союз писателей Беларуси и поднять писательское объединение с литературного дна, куда опустил его Николай Чергинец.

 

Помещаю ниже интервью, но не могу не прокомментировать его. Читатель, сам выбирай – сразу знакомиться с моим отзывом, или наброситься на интервью. Постараюсь высказаться коротко.

 

Издевательство начинается уже со следующего: «Это совершенно нормальная ситуация, поскольку существует реальная конкуренция». О какой конкуренции идет речь? «Мастацкая літаратура» успешно «доит» бюджет через библиотеки. Это и не скрывает А.Бадак: «львиная доля нашей продукции закупается именно библиотеками». О какой конкуренции может идти речь, в случае с карманным издательством одиозного Н.Чергинца «Четыре четверти», которое нагло присосалось к бюджету по понятным причинам? Как там говорят – «не смешите мои искандеры».

 

А.Бадак хвастается изданием «жития святых». Кого это интересует сейчас в светском государстве, кроме Ивана Саверченко?

 

Далее директор издательства заявляет: «другое дело, что у нас всегда существовала и существует определенная планка, которая разделяет художественное произведение и чтиво». Полноте, Александр Николаевич, вы что, издаете художественные произведения по всем мерилам?

 

Здесь к месту сказать, что я запросил вчера у издательства «МЛ» план на 2018 год. Меня заверили: мы вам обязательно ответим. Жду. Однако надежды никакой нет…

 

Очень тронуло следующее: «…весь коллектив (издательства «МЛ» –  А.Н.) в издание каждой книги вкладывает частичку своей души». Опять вспомнил «Искандеры». Сегодня вкладывание таких частичек определяется размером заработной платы.

 

Думаю, следующее было сказано в связи с семидесятилетием посредственного поэта: «Так вот Алесь Рязанов показал, что у Скорины есть много других замечательных строк, которые имеют прямое отношение к художественной литературе». О рязановских фантазиях на портале рассказывалось подробно.

 

Интересно, какая особенность в том, что «отечественная литература в большом количестве представлена всеми своими жанрами, что она активно развивается, в том числе и за счет пристального внимания к новым направлениям и тенденциям в мировой литературе». Как может быть иначе? Это просто неизменная реальность независимая от литературных чиновников.

 

Вызывает удивление, какие же «много открытий» принесло 500-летие беларусского книгопечатания? Кроме рязановского, конечно?

 

Создается впечатление: если бы будущий предприниматель Ф.Скорина умер маленьким, то белорусского книгопечатания не было, и мы использовали бы только устное творчество. Ну, хватит уже, господа!..

 

О тиражах пропущу. Но вот А.Бадак прилюдно сам себя измазывает продуктом скарабея: «…любой книготорговец в ответ на мое пожелание может сказать, мол, выпускайте книги, которые будут тут же расходиться, и мы откроем по книжному магазину хоть в каждой деревне». Что здесь можно добавить, кроме «печатайте художественную литературу, а не поделки представителей Касты и поплечников»?

 

Обращается А.Бадак и к заезженной еще Н.Чергинцом пластинке: «Хотелось бы, конечно, чтобы в недалеком будущем в одном из книжных магазинов появилась хорошая, просторная площадка для регулярных книжных презентаций». А кто ваши руки повязал, господа? Создавайте, вы же боги в убогой литературе и литературных процессах.

 

Кто такая Станислава Умец, которая пишет фэнтези, и зачем ее пролекламировали, полагаю, узнаем позже. Вот что нашел в ее фейсбуке: «У выдавецтве "Мастацкая літаратура" выйшаў зборнік найцудоўнейшых латышскіх казак у маім перакладзе. Ура-ура!» Ну, ура-ура! Знает ли латышский язык девушка, окончившая БГУ, три года назад? Интересно также, с каких это пор фэнтези – литература 21 века? Это даже не смешно.

 

Конечно, на закуску собеседники оставили критику. Директор сожалеет: «влияние критики на литературный процесс уже не то, что было в советское время». Позвольте, в советское время была заказная критика. Об этом хорошо знает Алесь Мартинович. А сейчас критики вовсе нет. Портал «ЛитКритика.by» – последний островок реальной критики. Иногда, подобно дремлющему вулкану, возбуждается М.Южик, который сейчас переквалифицировался по большей части в песняра-одиночку, и выдает критику.

 

И опять вся та же жвачка: «…в интернете все-таки превалирует читательская критика, не профессиональная, хотя нередко и пытается выдавать себя за такую». Что такое «профессиональная критика»? А.Бадак знает, или это просто пассаж в чью-то сторону? О профессиональных писателях – это можно перенести и на критиков – довольно определенно высказался более четырех лет назад писатель с большой потенцией критика Анатолий Матвиенко.

 

Полагаю, на этом можно ставить точку. Читайте интервью, кто сразу обратился к моему отзыву. Может, я не объективен.

 

Извините, что у меня не получилось коротко высказаться…

 

Алесь Новікаў

 
 
Художественная литература – поиск выживания

 

Интернет и традиционные журналы только дополняют друг друга… В Беларуси, да и не только в Беларуси, хорошо знают прозаика, поэта, литературного критика Алеся БАДАКА. К тому же, еще и директора издательства "Мастацкая літаратура". С книгоиздательских дел и начался наш разговор.

 

Александр Бадак (слева), Александр Карлюкевич

 

– Алесь Николаевич, можно ли по новинкам «Мастацкай» судить о развитии современной белорусской литературы?

 

– Надеюсь, что да. Другое дело, что сегодня, думаю, ни одно издательство не ставит перед собой цель в полном объеме отражать литературный процесс, как это было, например, в советское время, когда в Беларуси «Мастацкая літаратура» была единственным издательством, специализирующемся на выпуске, в первую очередь, художественной литературы. Но в союзном масштабе, когда мы говорим о совершенно других книжных объемах, где книжный рынок, понятно, был несравнимо богаче и разнообразнее, и тогда в издательском мире существовало «разделение труда»: «Худлит» больше выпускала классику, собрания сочинений, около 40 % книг «Советского писателя» составляла переводная литература с языков народов СССР, «Современник» в основном издавал новые произведения российских авторов. Сегодня в Беларуси сотни субъектов хозяйствования имеют право на издательскую деятельность, десятки из них занимают значительную нишу на книжном рынке страны. Естественно, их интересы нередко пересекаются и в плане выпуска художественной литературы. Поэтому одни авторы чаще появляются в одном издательстве, другие в другом. Это совершенно нормальная ситуация, поскольку существует реальная конкуренция.

 

Но вы совершенно правильно задали вопрос, поскольку «Мастацкая літаратура» дорожит своими традициями и стремится к тому, чтобы отражать весь спектр белорусской литературы – от классики до произведений современных авторов. Например, в 2017 году мы продолжили издавать 25-томное собрание сочинений Владимира Короткевича, закончили – 10-томное собрание сочинений Ивана Науменко. Есть у нас и еще один очень важный, 50-томный проект, который охватывает тысячелетие существования белорусской литературы – от житий святых, Кирилла Туровского до современных классиков. Что же касается новинок, новых имен в литературе, то, конечно же, они занимают значительное место в издательском портфеле. Другое дело, что у нас всегда существовала и существует определенная планка, которая разделяет художественное произведение и чтиво.

 

– Какая из книг 2017 года, изданная в Вашем издательстве, пришлась Вам больше всего по душе?

 

– Однозначного ответа тут быть не может, ведь весь коллектив в издание каждой книги вкладывает частичку своей души. А вот больше всего впечатлила своей неожиданностью книга «Имеем наибольшее сами». Ее составили предисловия Франциска Скорины к изданным им книгам Библии, которые перевел на современный белорусский язык наш известный поэт, лауреат Государственной премии Республики Беларусь Алесь Рязанов. Но это не просто предисловия. Это самая настоящая поэзия – образная, философская. Ведь раньше во всех белорусских поэтических антологиях Скорина был представлен одним стихотворением, которое, кстати, очень часто цитируют. Оно о том, что каждый человек должен любить землю, которая его взрастила. Так вот Алесь Рязанов показал, что у Скорины есть много других замечательных строк, которые имеют прямое отношение к художественной литературе.

 

– А вообще, что самое главное в белорусском книжном пространстве лично Вы заметили в 2017 году?

 

– Когда я общаюсь с библиотекарями, работниками книжных магазинов, учителями, школьниками, особенно младших классов, меня всегда интересует вопрос, насколько сегодня востребована детская литература. Ведь если сегодня дети читают или им, в силу их возраста, читают родители, то есть шанс, что спустя годы, когда они вырастут, не станут равнодушными к чтению и будут привлекать к этому уже своих детей. К счастью, спрос на детскую литературу по-прежнему большой. Да в общем-то, я это чувствую и по реализации книг «Мастацкай літаратуры».

 

Другой момент – это то, что востребована бумажная книга. Ни интернет, ни электронные читалки не могут ее заменить подавляющему числу читателей. Во всяком случае, возможно, многие из тех, кто не чуждается электронной книги, поступают, как я: электронный вариант хорош для того, чтобы прочитать то, к чему возвращаться уже не будешь. Или чтобы прочитать ознакомительный фрагмент. Но если этот фрагмент меня сильно впечатлил, то я, несомненно, буду искать бумажную версию.

 

Это, скажем так, общее впечатление от книжного рынка. То, что касается не только белорусского читателя и издателя. Если же иметь в виду именно белорусский контекст, то не может не радовать, что на нашем книжном рынке отечественная литература в большом количестве представлена всеми своими жанрами, что она активно развивается, в том числе и за счет пристального внимания к новым направлениям и тенденциям в мировой литературе.

 

– 500-летие белорусского книгопечатания принесло много открытий. Все ли сделано? Что бы еще Вы добавили в тему 500-летия?

 

– В нашем издательстве недавно вышел объемный том «500 лет белорусского книгопечатания», в котором сделана попытка отметить все самое значимое, что было в нашем книгопечатании за эти пять столетий. А если добавить к этому книги других издательств, посвященные юбилею нашего книгопечатания, то получится приличная и, мне кажется, очень ценная библиотечка. Поэтому, что касается каких-то книжных проектов, то тут проделана огромная работа. Но вот что касается популяризации в массовом сознании образа Франциска Скорины, человека, благодаря которому мы и отмечаем этот замечательный юбилей, то тут, мне кажется, можно было бы сделать значительно больше. Тем более что жизнь и деятельность Скорины – это огромный материал для увлекательного романа, для сценария художественного фильма. Кстати, единственный игровой фильм о первопечатнике вышел аж в 1969 году. Назывался он «Я, Франциск Скорина», а главную роль в нем сыграл Олег Янковский.

 

– Какой максимальный тираж может сегодня быть у белорусской книги? Есть ли разница в этом плане, если книга издается на русском или белорусском языках?

 

– Максимальный – это скорее исключение из общей тенденции, поэтому о нем говорить сложно. Допустим, я назову цифру в три тысячи, что само по себе очень много, но возможно, что сейчас, когда мы беседуем, где-то печатается книга, которая разойдется и большим тиражом. Но вообще для хорошей прозы, для известного автора полторы тысячи – это хороший тираж. А так, чтобы исключить все издательские риски, проза обычно выходит тысячным тиражом. Детская – полторы-две тысячи. Увы, сегодня очень тяжело расходится поэзия. Но тут надо иметь в виду и тот факт, что и пишущих стихи у нас много, и многие авторы не прочь издать книжечку стихов за свой счет небольшим тиражом – в частном издательстве это не такие уж фантастические деньги. Поэтому книжный рынок такой продукцией не обделен, Но тиражи ее маленькие.

 

– Достаточной ли Вам кажется существующая в стране книготорговая сеть?

 

– Конечно, хотелось бы, чтобы хороший книжный магазин был в каждом районном центре. Но я же прекрасно понимаю, что это вопрос, в первую очередь, экономической целесообразности. И любой книготорговец в ответ на мое пожелание может сказать, мол, выпускайте книги, которые будут тут же расходиться, и мы откроем по книжному магазину хоть в каждой деревне. А вообще у нас партнерские отношения с нашей главной в республике книготорговой организацией – «Белкнигой» – очень хорошие. Там работают замечательные профессионалы, которые любят книгу и готовы к сотрудничеству в любой форме, если оно способствует реализации книжной продукции. Хотелось бы, конечно, чтобы в недалеком будущем в одном из книжных магазинов появилась хорошая, просторная площадка для регулярных книжных презентаций, которые давно существуют, например, в Москве и Петербурге. Чтобы читатель знал, что именно там и по таким-то дням проходят встречи с авторами и издателями. Хотя мы и сегодня часто презентуем свои издания в книжных магазинах, но именно простора как раз-таки не хватает.

 

– Насколько меньше по сравнению с предыдущими годами стали покупать книги библиотеки?

 

– Увы, заказы упали раза в два. Но поскольку это произошло не сегодня, а несколько лет назад, мы, дабы не усугубилась эта проблема, поскольку все же львиная доля нашей продукции закупается именно библиотеками, начали более активно изучать их спрос на художественную литературу: чего из классики им не хватает, книги каких детских писателей они хотели бы приобрести и т. д. Это дало положительные результаты. С другой стороны, и мы сами там часто выступаем, пропагандируем тех авторов и произведения, которые пока, может, не очень хорошо известны, но достойны самого пристального внимания.

 

– Ваше отношение к творчеству молодых литераторов? Видите ли перспективные имена среди 20-30-летних поэтов и прозаиков?

 

– Литературное становление происходит очень быстро. В двадцать лет ты можешь быть еще никому не известным автором, а в тридцать уже стать популярным. Кстати, Владимир Короткевич первый вариант своей знаменитой повести «Дикая охота короля Стаха» написал, когда ему еще вот-вот только должно было исполниться двадцать. Допустим, это исключение в литературном мире, но тогда вспомним другой факт: в двадцать восемь лет Иван Шамякин написал свой первый роман «Глубокое течение», который имел огромный читательский успех. Поэтому к творчеству молодых всегда надо подходить с трепетным чувством ожидания появления чего-то значимого, очень серьезного. Со следующего года «Мастацкая літаратура» начинает новую книжную серию «Время XXI». В основном в ней будут представлены как раз те, кого еще смело можно называть молодыми, в том числе и по возрасту. Те, о чьих произведениях можно сказать: это литература двадцать первого века, со своей стилистикой, своим языком. Первой в этой серии выступила Станислава Умец, которая пишет фэнтези, и мне кажется, пишет интересно, заставляя читателя не только следить за развитием событий, но и думать. Ну, а потом, уже через несколько месяцев должен появиться второй выпуск ежегодника «Першацвет» – книга, которую мы издаем по итогам ежегодного литературного конкурса молодых поэтов и прозаиков, где «Мастацкая літаратура» вместе с Министерством информации Республики Беларусь и Издательским домом «Звязда» выступает в числе организаторов. В прошлом году были очень интересные конкурсанты, и кое к кому из них мы внимательно присматриваемся, при этом прекрасно понимая, что литературное творчество не терпит суеты и молодой автор, победив в конкурсе с одним рассказом, потом может засесть на год-два за написание повести.

 

– Помогает ли развитию современного книгоиздания литературно-художественная критика? Где ей больше стоит работать – в Интернете, в литературных журналах или в массовых газетах?

 

Конечно, сегодня влияние критики на литературный процесс уже не то, что было в советское время, когда появление твоего имени в одной обойме с более опытными и признанными мастерами слова уже этим возвышало тебя. Но, конечно же, она нужна, поскольку призывает и читателя обратить внимание на то или иное произведение, на нового автора, и самой литературе помогает сформулировать общие тенденции развития, расставить приоритеты, очертить проблемы. Она может и должна быть везде – и на страницах литературных изданий, и в общественно-политической периодике, и в Интернете. Другое дело, что в интернете все-таки превалирует читательская критика, не профессиональная, хотя нередко и пытается выдавать себя за такую. Что же касается массовых газет, то здесь тоже свои тонкости: я не уверен, что большинству читателей общественно-политического издания понравятся полосные рецензии на новую книгу какого-нибудь поэта. Конечно, им место в литературных изданиях. Но и Интернет, и массовая, и литературная периодика в этом плане только дополняют друг друга и в целом служат развитию литературы.

 

– И конечно же, не могу не спросить: а что же сам пишет издатель и поэт, прозаик, критик Алесь Бадак?

 

– Я сейчас готовлю две свои рукописи – одна прозы, другая поэзии. Учитывая, что прозы собралось больше, да и большинство из написанного в этом жанре уже прошло через периодику, многое переводилось на разные языки, думаю, что и готова она будет раньше.

 

Беседовал Кирилл ЛАДУТЬКО

Оставить комментарий (0)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2018 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.