Яшчэ зялёны лёд не хрумснуў.
Яшчэ
   нецалаваных вуснаў
не апаліў
   гарачы хмель.
Яшчэ галінкаю вярбовай,
развёўшы фарбы снегіровай,
мароз малюе акварэль…

Генадзь ПАШКОЎ, 1980
Вы тут: Главная»Рубрики»Писатели»Интервью»

Следует ли нравственный нуль считать «слугой Отечества»?

19/08/2017 в 09:08 Алесь Новікаў СПБ , ложь

 

После выступления Эдуарда Скобелева на сайте СПБ появился непонятного жанра материал «Просто встретились два побрехушества», трусливо подписанный псевдонимом «Артем Воронович». Не сомневаюсь, что за псевдонимом скрывается ссыкливый рыцарь зла и его оруженосец. Собственно они и известили всем, что, наконец, «встретились», поскольку оруженосец долгое время находился в опале, вдали от тела предводителя.

 

 

В материале идет обычное для публицистики оруженосца перевирание. Прокомментирую лишь несколько моментов.

 

Э.Скобелев пишет о пейсах, а Воронович говорит о «пушкинских бакенбардах», как бы уличая тем самым автора во лжи. Это обычное передергивание.

 

С 2004 по 2008 год я уже был штатным помощником «сенатора». Не помню, чтобы хоть раз видел у него Э.Скобелева. Этого просто не могло быть, зная их отношения. Тем не менее, по версии побрехушества Вороновича «Скобелев неоднократно забегал в кабинет Чергинца в Совете Республики, и в свойственной ему манере – на полусогнутых ногах и смиренным голосом что-то предлагал». Неприкрытая ложь от «рыцаря зла».

 

Если внимательно читать, то ничего крамольного в приведенных цитатах из материала Э.Скобелева нет. Однако «после последовавшего шквала возмущенных писем от ветеранов войны Президиум Союза писателей Беларуси исключил Скобелева из рядов писательской организации». Лучше бы главное побрехушество рассказало, кто организовал «шквал писем». Позор тем ветеранам, которые подписывали их, не читая или не понимая смысла. Впрочем, кого-то уже нет в живых.

 

Эдуард Скобелев рассказывает о его предсъездовской обработке, а побрехушества упоминают учредительное собрание и в связи с этим Рубинова. Тоже обычная подтасовка. Впрочем, это суть всего материала.

 

Прочтя материал анонима, Эдуард Мартинович попросил об интервью. Думаю, это его последний ответ ничтожествам, если, конечно, они не допустят клеветы. Я давно не отвечаю на их пасквили, в связи с чем они даже обижаются. Господа, в отличие от вас, я честь имею. А дворовых псов никто не сможет перебрехать…

 

Алесь Новікаў


 

Следует ли нравственный нуль считать «слугой Отечества»?

 

Эдуард Скобелев, известный прозаик, поэт.

Драматург, критик (фото прежних лет).

 

Эдуард Скобелев:

 

– На этот раз Я прошу вас, Александр Петрович, об интервью, поскольку всерьез встревожен недопустимым развалом «личностей», выставляющих себя «государственными слугами», а по существу глумящихся над всеми нашими ценностями.

 

Кто такой этот Артем Воронович, разразившийся на сайте Союза писателей Беларуси Н.Чергинца истеричной, косноязычной и чудовищно лживой писулькой, по невежеству названной «публицистикой»?

 

Впечатление такое, что перед читателем вывалили ведро зловонной параши…

 

Александр Новиков:

 

– К прискорбию и позору, это непременный метод тех, кто давно самоуправствует в так называемом «президентском» союзе писателей и привык уже к тому, что ничем не обязан государству и писателям, а государство и писатели призваны удовлетворять их непомерные, графоманские по природе своей амбиции.

 

Знаю примитивную кухню этого как бы приватизированного писательского образования, на которое власти, – особенно, президент страны, – возлагали лучшие надежды, но которое не служит государству, поглощая немалые бюджетные средства. Деятели позорят и обманывают общественность. Бесплодность их очевидна и крах этого образования неизбежен.

 

Не открою великого секрета: думаю, «два побрехушества» – это, во-первых, «лидер СПБ», который добился диктаторских полномочий в своем «государстве», убеждая руководство страны, что он обеспечит мировой взлет белорусской художественной литературы. Однако пока обеспечивает только взлет личных выгод, обнаглев до такой степени, что никто не знает, как теперь выпутаться из беды. Вы ее провидчески предсказывали. Второе побрехушество – подельник предводителя по «публицистике».

 

Растерянная от беспардонной демагогии общественность не только не получает обещанной «Войны и мира», но и просто мира, потому что война подлости уже полыхает вовсю. Причем грязный «компромат» собирается (сочиняется) даже против совершенно непричастных ко всем событиям людей, особенно тех, кто способен говорить и отстаивать правду.

 

Эдуард Скобелев:

 

– Нет, не могу поверить. Их «Титаник» уже тонет, а они все танцуют. Полное безрассудство! Н.Чергинец своими руками погубит себя, общую надежду и своих поплечников. Это просто какое-то сумасшествие.

 

Александр Новиков:

 

– Об этом я давно говорю. А вранье следует искать на сайте СПБ и в публичных выступлениях председателя, а не здесь, на популярном литературном портале.

 

Эдуард Скобелев:

 

– Именно в том, и только в том, вся проблема. Некоторые «деятели» до того обнаглели, что искажают неоспоримые факты и лгут так, как лгали трудящимся «вожди перестройки». У них у всех было прикрытие изначальной безнаказанности, и они так распоясались, будто уже никто не в состоянии их образумить.  Это постыдно и пагубно, по меньшей мере.

 

Не терплю лицемерных биографий государственных чиновников высокого ранга. Нас воспитывали в духе советского интернационализма, когда наряду с позитивом были и остаются губительные стороны.

 

Не важно, кто ты – белорус, русский, украинец, туркмен, грузин, казах или еврей. Важно, чтобы каждый понимал, какие проблемы создает ему шовинизм. И какое горе народам России принес шовинистский переворот 1917 года, когда были зверски погублены миллионы граждан, и это, понятно, не может быть предано забвению.   

 

Кое-кто хотел бы, стремясь к гегемонии, чтобы в каждой стране не главенствовала так называемая «титульная» нация – французы, немцы, иранцы (персы) ирландцы, русские, белорусы…

 

В результате мы имеем в мире общее горе – постоянную напряженность и непримиримые противоречия. Но кто это признаёт? Все скрывается пропагандой, лживой болтовней. Мимикрия – вот главный щит лицемеров.  Они присваивают себе любую фамилию и отчество, изменяют даже национальную принадлежность.

 

Но как бы ни мимикрировала гадюка, мирным ужом она не станет.   

 

Александр Новиков:

 

– Очень интересная аллегория.

 

Эдуард Скобелев:

 

– Хочу отметить, что каждое неисполненное решение власти несет свою коварную логику последствий.

 

Тем более, когда нагромождения лицемерия и лжи непрерывно растут, а число потерявших свое лицо членов «президентского» СПБ постоянно увеличивается. Но чем больше нагромождения чудовищной лжи и демагогии, тем больше приспешников этой явно ненормальной обстановки, тем сложнее показать правду.   

 

Именно об этом неоднократно заявляли пропагандисты Третьего рейха, имевшие учителями отъявленных негодяев. Но их «наука», видимо, и сегодня востребована. Недаром крупные и талантливые политические деятели, как наш «батька», проводя самостоятельный политический курс, не поддаются актерской панике и махинациям лебезливого и неискреннего окружения. Всякая ложь, в конечном счете, губительна, тем более, в нашей стране, которая только нарабатывает свою традицию, особенно по сложным вопросам.

 

Так что это за публицист – Артём Воронович?

 

Александр Новиков:

 

– Уверен, что за этим псевдонимом скрывается Н.Чергинец со своим оруженосцем Аврутиным. Вы же о них писали в своей статье. Ну не станет же отвечать вам М.Поздняков, например, или А.Бобок.

 

Эдуард Скобелев:

 

– Простите, но я все же не могу поверить, что Чергинец, при всех его недостатках, самоубийца. Откуда такая самоуверенность, что его не посмеют трогать и не призовут к порядку? Считаю, что всякий лжец компрометирует государство. Неужели что-то мешает власти решительно отмежеваться от пустых надежд Чергинца и его немногих прихлебателей?

 

Александр Новиков:

 

– Ничто, думаю, не мешает. Но столько сказано, столько надежд посеяно, что от них не так просто отказаться. Думаю, чем скорее последуют решительные действия, тем меньше наше государство понесет всяких потерь, и это только повысит авторитет и престиж власти.

 

Нельзя упускать из виду, что всякое безграничное тщеславие коварно и постоянно плодит интриги. Не дай Бог, если у нашего президента возникнут какие-либо сложности. Вполне возможно, что мы увидим, сколь беспринципен и жесток Н.Чергинец. Он сделал своими врагами многих из тех, на ком сумел ближе подъехать к своим авантюристическим целям, включая и вас, Эдуард Мартинович.

  

Эдуард Скобелев:

 

– Для меня ясна необходимость наиболее радикальных методов: оздоровить обстановку и положить конец всем спекуляциям на имени Президента. Для этого нужны ответственные, государственные люди, связанные с разными сторонами писательской работы.

 

Чергинца и Аврутина можно было бы заменить как пустых болтунов. Я вижу две кандидатуры, которые не станут и помышлять о собственной карьере, а сделают именно то, что ожидалось.

 

Во-первых, это политически безукоризненный Виктор Иванович Жариков, имеющий опыт руководящей работы. Во-вторых, Чайка Нина Тимофеевна, успешно работавшая на радио, затем – главным редактором журнала «Нёман».

 

Эти люди в короткие сроки приведут в движение новые силы, которые позволят существенно упорядочить все писательские дела.

 

Александр Петрович, я настаиваю на всех формулировках моего интервью. Никто мне пока не ответил на поставленные вопросы. Ни Н.Чергинец, ни Артём Воронович, какой-то его прихвостень. Или полу литературный агент.

 

Все традиционные религии озабочены нравственностью, и только одна из них, насколько мне известно, родившаяся в преступном сердце, неутоленного в своих претензиях лукавца, считает каждого «гоя» животным, которого можно обмануть, отнять его собственность, даже убить и надругаться над его трупом.

 

Кстати, об этом так называемом поэте Аврутине. В конце прошлого столетия он подсылал ко мне по поводу своего творчества ходатаев типа Ивана Сабило из Санкт-Петербурга. Когда же я наотрез отказался иметь с ним дело, Аврутин пришел ко мне в здание Администрации Президента РБ и со слезами на глазах жалобно попросил написать о нем рецензию «ну хоть какую».

 

Я не только совестлив, как и положено, но и жалостлив. «Принесите наиболее значительные свои работы».  

 

Он что-то принес. Сущую мелочь. Я прочел и вижу, что сплошная «химия». Он совершенно не знает реальной жизни и глух к ее проблемам. К тому же, с изрядной долей мужской неполноценности: просто смаковал выдумку про известную российскую поэтессу, будто бы она сожительствовала со своим сыном.

 

«Рецензию напишу, поскольку обещал, но только искренне и честно».

 

И написал. Рассказал о Медее, погубившей своих детей, мстя изменнику-мужу. А затем о романе И.Пташникова «Тартак», где белорусские мужики действуют по тем же извечным законам народной Правды.

 

Остановившись на стихах Аврутина, показал, что там всё умозрительная и примитивная схема и паталогическое паразитирование на порче русского языка (оригинал статьи ныне находится у дочери И.Пташникова).

 

Аврутин остался внешне доволен. Его имя на фоне Еврипида, Пташникова! Предложил мне напечатать в своем частном журнале «Немига литературная» «что-либо без политики».

 

И вот публикация в №1 (1999г.) журнала «Немига литературная». Спрашиваю: почему опубликована только малая часть моего «Дневника далеких лет»? Да и то с сокращениями. «Ну, мы поправим дело. Места пока не было».  

 

И вот после, эти люди, привыкшие действовать обходными путями, нагло полагали, что уже купили меня, как других уважаемых авторов, безгонорарной публикацией.

 

Куда девалась основная часть «Дневника»? Я вам скажу: пошла в качестве перефраз и перелицовки в «Наш современник». И не только туда. Это все непростая история, но самостоятельного поэтического мира у Аврутина никогда не было, и нет. Он просто пищём лезет в «русские поэты».

 

У меня все же сохранился экземпляр «Дневника». Когда он будет опубликован, мы увидим, от чего внезапно, но кратковременно надулись мускулы на тщедушных аврутинских строках.

 

Так что это болтовня, будто я «обманул Аврутина». Всё обстоит как раз наоборот.

 

Поразительно, что из жизни уходили все, кто мог создать препятствия Чергинцу и его окружению. Вот, встретил недавно вдову Валентина Лукши. И она утверждает, что «Валентина погубили в лечкомиссии». Может за то, что он считал Скобелева лучшим детским и юношеским писателем?

 

А какие-то детали беспардонного вранья только усиливают мои подозрения в непрозрачных и противоправных замыслах.

 

Мой вынужденный, но посильный вклад в создание чергинцовского СП нашел почти плебейскую благодарность. Воронович проговорился: главе государства докладывали именно то, что я якобы хотел заполучить пост второго лица. Это наивная брехня. В этом СПБ, как и в любом другом, для меня не может быть никакой должности, потому что я давно устал от примитива и склок плохо подготовленных и не способных самоотверженно трудиться людей.

 

Обратиться к съезду и сказать, что я ни при каких обстоятельствах не войду в СПБ я не мог, исполняя свое обещание. Но показать авантюристам шаткость возводимой постройки я был вынужден, когда «сенатор» вальяжно и чванливо заявил, что он законный председатель СП и никто этого не изменит.

 

Нет, позвольте сказать, что власть поверила Чергинцу, но она будет обманута и ей придется как-то регулировать ситуацию.

 

Более того, ставя вопрос об Аврутине на голосование и собрав вначале большинство голосов, я, конечно, знал, что менять Аврутина на Г.Пашкова или Т.Бондарь никто не станет. И что большинство завершится меньшинством, и оно продемонстрирует полную покорность диктату шайки, обманувшей Президента. И это вряд ли свидетельствует об осознании писателями ответственности перед главой государства и всем писательским сообществом.

 

Хочу вернуться к явной брехне, – о моем отношении к фронтовикам, – содержавшейся в «беседе» Чергинца с П.И.Якубовичем в его газете. Я имел в виду (кто это оспорит?) шоу, устроенное в Москве В.Путиным, когда перед главами правительств, уже не имеющих никакого отношения к войне 1941-1945 гг., проходили старики-ветераны.

 

Идеалы фронтовиков погребены под толщей «рыночного гуано», и теперь их доверчивые шествия воспринимаются только как элемент шоу. Кто спровоцировал Путина на это бесполезное и безрезультатное дело?       

 

В заключение хочу предсказать еще и такое: Н.Чергинец потонет от Вороновича, но и Воронович погибнет как полемист от Чергинца. Публика со смехом отмежуется и от одного, и от другого. Не будет ни писателя, ни публициста.

 

В художественной литературе никакое количество никогда не переходит в качество. Крах мистификаторов неизбежен.

 

Оба они, привыкшие «обувать в лапти» своих благодетелей, разговаривающие с подчиненными «через губу» и унижающие чужое достоинство своим перевесом в демагогии и власти, кончат плохо, независимо от того, носят они модную прическу «гегемонов» или давно оплешивели…

 

15.08.17

Оставить комментарий (0)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2018 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.