"Ибо в том, что я пишу и создаю сегодня и буду сотворять завтра, вижу незримую поддержку и улыбку моего страстного, непутевого, горячего в поступках и желаниях, страстях и бедах человеческих, моего незабвенного отца. Может, таким образом облегчу перед ним свою вину, и маленькая девочка с непослушными косами, заплетенными его добрыми руками, перестанет молчаливо заглядывать мне в самую душу".

Ирина ШАТЫРЁНОК, "Старый двор".
Вы тут: Главная»Рубрики»Писатели»#АвтоБиоВраньё»

Часть 3. Вскрылись ужасающие черты характера Н.Чергинца в молодости

31/01/2019 в 21:01 Алесь Новікаў воспоминания

 

<<<Предыдущая статья

 

Одно из бытовых понятий садизма – ненормальная страсть к жестокости, мучительству. Существует еще маниакальный тип личности, для которого характерно пренебрежение общепринятыми нормами поведения, условностями. Таким индивидам присуща богатая фантазия, склонность к ненужному риску, мстительность. Понятно, что садисты имеют и маниакальные наклонности.

 

Очень интересно следующее заключение: «Садистский характер может передаваться как модель жизни от матери или от отца, если они обладали садистскими наклонностями, или сложиться в процессе воспитания. Но в любом случае — это результат глубокого душевного одиночества и чувства неуверенности в мире, который воспринимается как враждебный и опасный» (ист.). Многие дети войны жили в таком мире, но не все приобрели садистские наклонности.

 

***

 

Продолжают поражать воображение откровения Н.Чергинца. Вторая часть повести А.Аврутина «Коля» из книжки о Н.Чергинце «ЛИЧНОСТЬ. ВРЕМЯ. СУДЬБА. Повести жизни, воспоминания, интервью» (серия ЖЗЛБ) полна бахвальства. И вот я нашел факты, указывающие на садистские наклонности молодого Чергинца. То, что он описывает и смакует, не поддается осмыслению. Если обратиться к психологическому портрету человека с садистскими наклонностями, то в нем можно найти немало черт, присущих Н.Чергинцу.

 

Даты в воспоминаниях Н.Чергинец указывает редко. Понятно, в памяти все не удержать. Особенно нельзя доверять воспоминаниям Чергинца о событиях детства. Указанные ниже случаи относятся к 1961-62 году. Т.е., Коле тогда было около 25 лет. Надо сказать, что к этому времени он уже не показывал высоких результатов в футболе, хотя и ранее их было немного: вратарь из него оказался посредственный (очень малый рост), потому перевели в нападающие или полузащитники, я так и не понял. Менял команды, группы («А», «В»). И вот он как бы призывается в армию, в СКА. Молодежь может не знать – это Спортивный клуб армии. Т.е., он не служил, а продолжал гонять мяч.  

 

Со слов мемуариста в СКА его «встретили с распростертыми объятьями. Команду лично курировал генерал армии (?) Василий Кириллович Янковский – фронтовик, умница, добрейшей души человек». Следует отметить, что Янковский полюбил Чергинца, похоже, как сына. И вот что «сынок» отчебучил:

 

«Николаю, при его технике и выносливости, выступать за СКА было легко, тренировки он переносил играючи, а любимым занятием было веселить друзей озорными придумками. Одной из первых «жертв» пал вратарь. Улучив момент, Чергинец плеснул изрядную порцию синих чернил в тазик, где в очередной раз собирался парить руку Кац. В темноте Володя подвоха не заметил. А под утро вся казарма проснулась от дикого вопля. Вратарь качался по кровати и, в ужасе рассматривая свою совершенно синюю кисть, громко кричал: «Мамочка, гангрена! Мамочка, гангрена!»

 

Буквально через несколько дней Чергинец осмелился подшутить и над своим покровителем генералом Янковским. Увидев, что тот направляется в стоявший на отшибе туалет, Николай незаметно сунул в выгребную яму взрывпакет, которыми футболистов щедро одаривали солдаты-срочники. Рев, который издавал этот интеллигентнейший человек, выскочив после взрыва из «скворешни» в перепачканном мундире, перекрывал даже рев моторов шедших по полигону танков.

 

Виновника долго и, разумеется, безуспешно искали среди «срочников». О том, что на подобную «шутку» способны футболисты, которых Василий Кириллович опекал, никому и в голову не пришло.

 

Не ожидавший от своей выходки такого ошеломляющего эффекта, Чергинец несколько раз собирался подойти к генералу и все рассказать, но видя, как светлеют глаза Янковского при появлении своего любимца, не отваживался этого сделать. Только поклялся самому себе, что никогда, ни при каких обстоятельствах подобным образом шутить над человеком не станет...»

 

(стр.111)

 

 

Такое нет необходимости комментировать. Похоже, Н.Чергинцу в молодости нравилось издеваться над людьми. Причем, не играло роли, каким способом. И это доставляло удовольствие Коле – было его любимым занятием.

 

Подобные увлечения, как и способность врать, приобретаются в раннем детстве. Причин формирования садистских наклонностей немало. По тексту воспоминаний разбросано много подсказок, относящихся к мерзкому характеру Коли. И все это было пронесено через всю жизнь до настоящего времени. Потому столько людей пострадало от проделок этого шутника. А его фантазии развились до уровня клеветы.

 

То, что Коля зарекся подобным образом не шутить, ничего не значит. Эти наклонности просто приняли латентную форму и стали проявляться по-иному. В интригах, например, в коих Н.Чергинец непревзойденный мастер.

 

Александр Новиков (#алесьновікаў)

 

Следующая статья>>>

Оставить комментарий (0)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2019 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.