"Одна из немногих новостей, которыми люди не перестают восхищаться снова и снова, – это известие о том, что они скоты".

Анатолий Андреев, "Маргинал"
Вы тут: Главная»Рубрики»Писатели»Поэзия»

«I ён увесь у пыле і калючках, глядзіць на сучку, нібы ідыёт»

06/10/2018 в 20:10 Алесь Новікаў поэты , юмор

 

Периодически меняю настольные книги. Сейчас увлечен Виктором Шнипом.

 

Сборник стихотворений, рассказов и эссе так и называется «Віктар Шніп. Проза і паэзія агню». Издана «МЛ» в серии «Беларуская паэзія ХХІ стагоддзя».

 

После двух последних собачих историй В.Шнипа, я отказываюсь критиковать творчество этого поэта, прозаика. Собственно, о нем я уже все сказал. Но вот теперь открываю Шнипа-человека.

 

Ранее отмечал тонкий юмор этого автора. Сейчас его личность предстает предо мною несколько шире – это своеобразный большой ребенок. Конечно, в каждом из нас в той или иной степени имеется подобная часть личности. Только у Виктора Анатольевича она достаточно большая.

 

А глаза у Виктора Анатольевича Шнипа грустные...

 

Выбрал несколько стихотворений, которые как раз отражают задорный юмор, хотя речь в них иногда идет о серьезных вещах.

 

Очень многие поэты, если не все, обязательно обращаются к теме поэзии и собственного творчества. Не минул ее и В.Шнип. «***Жыве паэзія ў агні» – так называется стихотворение. Три строфы начинаются этими словами. Таково отношение автора к высшему виду литературной деятельности.

 

Еще она: «крик в тишине», «ведьма в прелестной даме», «дорога в темной ночи»… (здесь и далее перевод мой – А.Н.) Ясные, осязаемые образы.

 

В этой связи поэт представляет себя огнепоклонником. И вот взрыв в последней строфе, где автор предстает во всей красе своей невинной детской души:

 

I ты ў агонь, як воўк, глядзіш

I словы вогненна рыфмуеш,

Нібыта да Хрыста ляціш

I ведзьму голую цалуеш…

 

(И ты в огонь, как волк, смотришь
И слова огненно рифмуешь,
Будто к Христу летишь
И ведьму голую целуешь...)

 

Как не умилиться этим? Сразу меняется настроение. Пока появляется лишь легкая улыбка. Но ведь всё еще впереди…

 

Все стихотворения буду приводить полностью. Насладись вместе со мной, уважаемый читатель.

 

***

 

Жыве паэзія ў агні,

Нібыта Божы дух у Храме,

Нібыта крык у цішыні,

Нібыта ведзьма ў пекнай даме.

 

Жыве паэзія ў агні,

I ты, нібы вогнепаклоннік,

Пры ёй жывеш у гэтым дні

I гінеш у яе бяздонні.

 

Жыве паэзія ў агні,

Нібы дарога ў цёмнай ночы,

Дзе едзе рыцар на кані,

Каб пекнай дамы ўбачыць вочы.

 

I ты ў агонь, як воўк, глядзіш

I словы вогненна рыфмуеш,

Нібыта да Хрыста ляціш

I ведзьму голую цалуеш...

 

Стихотворение «Похищение розы» продолжает поднимать настроение. Автор часто обращается либо к образу собаки, либо к сравнению с этим преданным, хоть иногда и злым животным. Вот и рыцари у поэта «от соблазна злые», да еще и ходят у монастыря с соблазнительными монашками за его стенами, «как собаки».

 

Выкраданне ружы

 

За сцяной высокай у старым кляштары

Пад вакном у мнішак маладых

Ружа, як цнатлівасць мнішак белатварых,

Спакушае рыцараў начных.

 

Рыцары начныя, ад спакусы злыя,

У карчомцы выпіўшы віна,

Ля кляштара ходзяць, як сабакі тыя,

Для якіх высокая сцяна

Не сцяна, а проста толькі перашкода.

 

I, як сном затопіцца кляштар,

Рыцары начныя ціха, з асалодай

Паімкнуцца ў павуцінне мар.

Знікне ружа белая ў старым кляштары

Пад вакном у мнішак маладых

Гэтак, як цнатлівасць мнішак белатварых

У абдымках рыцараў начных.

 

Теперь с меня окончательно спала усталость от дневного труда и я устремляю свой взор к следующему стихотворению «Гроза», после которого уже не сдерживаю смех.

 

Картину я назвал бы «Мещане перед сном». Просто чудесная зарисовка. «Утро далеко, как Париж»; «нашему вину до французского прыгать да прыгать…»

 

Концовка уже вызывает гомерический хохот: «гром помалу все гремит, кому интересно спать – тот спит, правда, так можно все проспать».

 

Навальніца

 

Гром грыміць паціху за вакном,

Цемра працінаецца агнём,

Раніца далёка, як Парыж.

 

Дождж змывае пыл з прыціхлых дрэў,

З дрэў у неба д’ябал узляцеў,

Бачачы яго, ты ўся дрыжыш.

 

Расчыніўшы ў цемрыва вакно,

Мы гаворым пра французскае кіно,

Да якога нашаму – скакаць.

 

Ну а гром памалу ўсё грыміць.

I каму ахвота спаць – той спіць.

Праўда, можна так усё праспаць.

 

И вот последнее из отобранных мною стихотворений. Конечно, оно называется «Собака». Произведение мне показалось несколько грустным, но автор сумел и в нем немного повеселиться:

 

Былыя сябрукі бягуць за сучкай,

Забыўшыся на гонар і свой род.

I ён увесь у пыле і калючках

Глядзіць на сучку, нібы ідыёт.

 

(Бывшие дружки бегут за сучкой,
Забыв гордость и свой род.
И он весь в пыли и колючках
Смотрит на сучку, словно идиот)

 

Что могу сказать напоследок? Спасибо, Виктор Анатольевич! Теперь стихотворения этой книги я обязательно прочту все…

 

Сабака

 

Здыхаў сабака, ды не поўз да хаты.

У хаце сытыя яго браты,

Як свінні, абжыраліся на святы,

Аж да зямлі звісалі жываты.

 

Ён быў галодны, біты-перабіты,

Ён свой ланцуг парваў і ў поле збег.

I доўга сніў, нібы каўчэг, карыта,

Сівых людзей і іх нялюдскі смех.

 

Былыя сябрукі бягуць за сучкай,

Забыўшыся на гонар і свой род.

I ён увесь у пыле і калючках

Глядзіць на сучку, нібы ідыёт.

 

Брашы мацней і будзеш, браце, сыты.

Ад сытасці і ён падчас дурнеў,

Хваліў сваё рассохлае карыта,

Пакуль аднойчы ўсё ж не зразумеў,

 

Што ён ніхто, што ён, як раб пракляты,

Сядзіць на ланцугу...

Цяпер жа сам

Ён смертнай воляю, як Бог, багаты,

I поле палыну – сабачы храм.

 

 

Александр Новиков (#алесьновікаў)

Оставить комментарий (0)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2018 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.