Вера Федоровна спустилась на этаж ниже... и вдруг увидела: …солдаты в голубых беретах несли что-то тяжелое.
«Десантники, как мой Коля, – подумала она, и тут страшная догадка, словно молния, ослепила ее. – Так это же гроб, цинковый гроб! Нет, нет, это не ко мне… Это к кому-то другому!!!».
В этот момент офицер ступил на лестничную площадку и увидел Веру Федоровну. Некоторое время он печально смотрел на нее и, ничего не говоря, снял фуражку.

Николай ЧЕРГИНЕЦ, "Сыновья".
Вы тут: Главная»Рубрики»Писатели»Поэзия»

Живая боль

23/04/2018 в 20:04 Анатолий Резанович судьбы

 

Анатолий Резанович
 
...Она во всем настоящем. В любви, таланте, правде, бунте. А еще – в терпении и прощении.
 
Ее нет во лжи, фальши, бездарности. Ее не видно в покорности, серости и услужливости.
 
Это боль творца, но не ремесленника. Она там, где есть жизнь, и нет смерти.
 
Возможно ли такое? Да!
 
Прислушайтесь, и вы услышите музыку свой души. Вглядитесь, и вы увидите свет в темноте. Влюбитесь, и вы почувствуете небывалую силу.
 
К счастью, нет ничего невозможного человеку, если он чувствует боль. Ту боль, которая созидает, а не разрушает. Которая дарит, а не отнимает. Которая вселяет уверенность, а не заставляет кланяться.
 
Эта боль, живая боль, вырывается из творчества Валерия Гришковца. Она в нем:
 
Ранней старости одиночество – затянувшийся холод весны.
Что-то хочется и не можется, – вот покоя бы, тишины?
Ночь приходит – заходит без стука. Заходи! Вдруг вдвоем веселей?
Что ломаешься, старая сука, – не напьешься всё крови моей?..
 
Откуда у этого неординарного поэта такая безысходность? От его жизни – распахнутой, откровенной, любящей, но одинокой.
 
Так вышло, так сложилось, так написано на его роду.
 
Для чего?
 
Чтобы мы, прочитав строки Валерия Гришковца – настоящего поэта, хоть на мгновение ощутили страшную правду одиночества, непонимания, невостребованности.
 
Приходит время радости и счастья,
Но вдруг – гроза! И снова, снова боль.
А жизнь идет, казалось, безучастно:
То слезы, то гроза, а то – любовь.
 
Приходит время…
Прежде всего – жить.
 
Чтобы это время было временем жизни, а не существования, чтобы оно не прошло даром, любите, творите, бунтуйте. А еще терпите и прощайте. Как умеет любить, творить, бунтовать, терпеть и прощать Валерий Гришковец.
 
Анатолий Резанович, журналист, писатель
Оставить комментарий (0)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2018 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.