Яшчэ зялёны лёд не хрумснуў.
Яшчэ
   нецалаваных вуснаў
не апаліў
   гарачы хмель.
Яшчэ галінкаю вярбовай,
развёўшы фарбы снегіровай,
мароз малюе акварэль…

Генадзь ПАШКОЎ, 1980
Вы тут: Главная»Рубрики»Писатели»Поэзия»

Куда уходит современная поэзия?

31/03/2018 в 17:03 Валерий Румянцев обзоры

 

Премия «Дэбют». В этом сезоне жюри конкурса решило не вручать никому премию в номинации «Поэзия». Это показательное событие. Что же случилось с поэзией в Беларуси? Думаю, поможет в этом разобраться статья Валерия Румянцева «Куда уходит современная поэзия?» о российских проблемах. Они полностью переносятся и на нас.

 

Если у нас в области прозы серьезный кризис, то с поэзией просто катастрофа. Литературные журналы оседлали посредственности и бездари, в основе своей – литературные чиновники или их поплечники. Об этом не раз рассказывалось на портале.

 

В.Румянцев делает свои выводы, но еще и приводит мнения различных поэтов и, что интересно, потребителей поэзии. Выводы не утешающие.

 

Конечно, несколько наивным является желание вновь вернуть профессию «писатель». Раз профессия, значит нужно рассчитывать стаж, платить пенсию. А за что ее платить посредственностям и графоманам?

 

Алесь Новікаў


Фото иллюстративное (biznesbrend.ru)

 

Куда уходит современная поэзия?

 

Поэт Антон Чёрный в статье «Консервативный манифест», оценивая состояние современной русской поэзии, пишет: «Иерархия и читатели утрачены, направления зашли в тупик, гений не появляется, да его уже никто и не ждёт. Об упадке говорят все, независимо от возраста или взглядов».

         

Далее Антон Чёрный задаёт вопрос «Кто же убил поэзию?» и рассматривает пять версий:

 

– наступление эры информационных технологий, которые оттесняют стихотворцев, отбирая их аудиторию, оказывая на неё отупляющее воздействие; (полагаю, что, если с этой версией и можно согласиться, то лишь частично);

– потеря читателя как следствие первой причины; (с этим тезисом можно и нужно поспорить);

– графоманизация поэзии; (думаю, что с этой версией желающих спорить не найдётся);

– исчерпанность псевдоконцепций: кризис объясняется тем, что два разнонаправленных вектора, которые мы условно назовём  «новизной» и «контрновизной», зашли в тупик; (эту версию надо сразу отбросить как явно несостоятельную);

– усталость системы. Автор этой версии литературный критик Сергей Фаустов считает: «Система, формировавшаяся столетиями и включавшая в себя поэтические школы и объединения, системы стихосложения и наборы приёмов, модели поведения поэтов, читателей, издателей и так далее дошла до предела своего развития и близка к хаосу».

    

Мне представляется, что Антон Чёрный не озвучил главную версию: четверть вековую политику государства по снижению интеллектуального уровня и общей культуры народа. А с этим тезисом спорить невозможно, поскольку многочисленные факты (их перечисление займёт не одну страницу) подтверждают этот вывод на все сто процентов.

    

Максим Воробьёв в статье «Трагедия русской литературы» невесело констатирует: «Культура чтения не исчезла в одночасье. Она постепенно угасает уже на протяжении более 20-ти лет. За это время появилось новое поколение, изначально не приученное много и вдумчиво читать».

    

После реставрации капитализма в России, из каталога профессий исчезла профессия «писатель». Есть профессия «диджей», есть профессия «частный детектив», а профессии «писатель» нет. По мнению руководителей России, диджей или частный детектив нужнее народу, чем писатель, поэт, драматург, литературный критик или литературовед. Людям, оказавшимся у власти,  наплевать на то, что после распада СССР двадцать пять миллионов русских остались за пределами России, и значительная часть их являются «негражданами» страны, в которой они проживают. Например, в Прибалтике. А тут, подумаешь, какая-то литература, какие-то писатели и поэты. Посмотрите, кто ходит в помощниках и консультантах по русской литературе у президента. Вдова Александра Солженицына. Дальний родственник Льва Толстого. Складывается впечатление, что заслуги перед российской словесностью передаются по наследству.

    

В прошедший «Год Литературы» литературная общественность активно боролась за то, чтобы в России, наконец-то, снова появилась профессия «писатель», но – увы! А уж о существенной материальной поддержке писателей (живи, как знаешь) и читателей (плати за каждую книгу 300-500 рублей) со стороны государства и говорить не приходится. Как тут не вспомнить лозунг Д.Медведева «Денег нет, но вы держитесь!» И премьер  не только восклицает, но и учит, каким образом  этот лозунг претворить в жизнь. Например, учителям рекомендует уволиться и заниматься бизнесом. И некоторые учителя-словесники уже последовали его примеру. Тезис «денег нет» хорошо усвоили и сотрудники библиотек. По данным Министерства культуры с 2000 по 2017 год в России закрылось 13 тысяч библиотек! А ведь библиотеки – это больше, чем книги, это – жизнь духа.

    

Но что же думают сами литераторы о положении дел в современной поэзии? Если свести множество высказываний воедино, «высвечиваются» два мнения.

 

Поэтесса Раиса Боровикова: «Мне кажется, что востребованость поэзии – это некоторым образом показатель экономического и социального благосостояния любого государства. Когда люди сосредотачивают все силы на том, чтобы выжить, им не до изящной словесности».

    

Поэт Александр Кушнер: «Меня утешает, что сегодня много настоящих поэтов. Я не могу сказать, что поэзия пребывает в упадке. Волноваться не стоит».

     

Хочется спросить А.Кушнера: почему этих «настоящих поэтов» не видно в «ведущих» литературных журналах и почему он не назвал ни одного имени?

    

С каждым годом читателей современной поэзии становится всё меньше. Судя по откликам в Интернете, деградация поэзии волнует многих россиян. Вот что пишут пользователи:

 

«С творчеством современных поэтов практически не знаком, хотя читал стихи в «Новом мире», но не могу ничего вспомнить»;

«Тиражируют сейчас одних «знаменитых» бездарностей, поэтому поэзию (настоящую) вы на прилавке не найдёте»;

«Авторы рванули в какие-то крайности, вроде психоделики. Литературные конкурсы выигрывают откровенно отвратительные и слабые стихи. Сейчас в русской поэзии царствуют тёмные времена невежества»;

«За современной поэзией слежу, но любимых авторов пока что нет»;

«Иногда попадается стихотворение современного автора, которое нравится. Новый Мандельштам пока не попадался»;

«Да я бы не сказал, что это графомания. Всё, вроде, на месте: неплохая рифма, образы… Но перечитывать и запоминать наизусть не хочется… Прочитал и забыл»;

«Помните высказывание «Таланту надо помогать, бездарности пробьются сами». Только вот  как разглядеть настоящий талант, когда вокруг столько шелухи?»;

«Я не слежу за современной поэзией, но то, что попадается, не впечатляет, вторичное всё какое-то, а то и вовсе бессмысленное…»;

«Честно говоря, не купила бы ни одной книги современных поэтов»;

«Нет, они всё равно бред пишут»;

«Поэзия утратила свои возвышенные позиции и влияние на нашу жизнь, потому что мы сами черствы; для нас чужды откровенные, искренние чувства.… Грубеем. Черствеем. Утопаем в равнодушии. Каждый за себя. Даже страшно как-то»;

«В 60-70-е годы было достаточно талантов, и они собирали залы и стадионы. А кто сегодня пойдёт на наших посредственностей и бездарей?»;

«Я не могу читать Полозкову. Эта современная поэзия рассчитана на людей с неприхотливым художественным вкусом».

 

Кстати, многие называют Веру Полозкову чуть ли не самым выдающимся современным поэтом; утверждают, что только она собирает сегодня залы, куда люди приходят послушать её стихи в авторском исполнении и платят за это деньги. А спектакль «Вера Полозкова. Избранное»  пользуется шумным успехом. Стихи в этом спектакле читает Полозкова и актёры. Со сцены в зал периодически летит нецензурная брань – и как отзвук… восторженные отзывы о спектакле в Интернете. Что это? Назвать это «действо» подъёмом поэзии язык не поворачивается. Заподозрить Полозкову в графоманстве – не совсем справедливо. Скорее всего – это иллюстрация всеобщей деградации: и тех, кто на сцене, и тех, кто в зале. К сожалению, многие не понимают, что безнравственность общества – это гноящаяся рана, отравляющая весь организм. Если посмотреть указанный спектакль и проанализировать стихи Полозковой, сам собой напрашивается вывод:  «гельманы» снова пошли в атаку.

    

Афанасий Ботяновский в статье «Куда ведёт нас Полозкова?» с иронией пишет: «Чтобы понять Полозкову, нужно пожить в мегаполисе: походить по ресторанам, стриптиз-барам, казино. Покурить на остановке. Помёрзнуть. Поехать потом домой на такси, принять ванну, выпить мартини и… открыть томик Полозковой».

    

Вот уж действительно парадокс эпохи: рождённые ползать взлетают.

    

В последнее время всё чаще звучат голоса тех, кто вольно или невольно бросает тень на поэтов-классиков русской литературы. Дескать, наступила новая эпоха, – значит, и поэзия должна быть другой. Например, на этой волне  главный редактор «Нового мира» А.Василевский за одним из «круглых столов» громогласно заявил, что поэзия частично «уходит» к рок-группам, которые исполняют рэп. Давайте посмотрим, есть ли там поэзия. Одна из рок-групп поёт:

 

Ка-тет:

Вот он, экологически чистый

Электромобиль – ходу!

Плевать ядом в кого-то как кобра в

Эпицентре пробок – к чёрту!

Пусть вьётся дорога за горизонты

Стончается контур.

Бросается асфальт под колёса.

Тут всюду столько хромых, хоть это не

Комптон.

    

А вот припев песни «Машина прогресса», которую исполняет рок-группа «Би-2»:

 

Чёрный чёрствый хлеб

Тупой ломает нож.

Уставлены глаза

В размытый горизонт.

    

Вот какую «поэзию» поёт рок-группа «Земля Санникова»:

 

Этот белый восход,

Солнце погибает раз в год.

Я изъездил бы эту кобылу до смерти,

Сунул её себе под капот.

Утро как горький love road,

Окна фифа надкроет (В гроб).

Рою в коридоре по битам для тайных

Ходов, как роет крот.

    

Видимо, А.Василевский (как и некоторые другие литераторы) всерьёз считает, что это – поэзия или просто надеется на то, что «пипл всё схавает».

    

Танки без экипажа и без снарядов – это для боя просто груда металла. А чтобы «в бой» вступала поэзия, надо, кроме талантливых поэтов (а они у нас, вне всякого сомнения, есть), иметь литературные журналы, которые бы их публиковали. И, конечно же – образованных читателей (а таких, к сожалению, становится всё меньше).

 

Давайте не будем забывать мудрые слова А.Эфроса из статьи «Дух классики», опубликованной больше ста лет назад: «Из глубины человеческих душ поднимается с каждым днём всё сильнее жажда: ясности, гармонии, простоты. Вот почему так влечёт нас классика, строгость её форм, равновесие её частей, точность её просодии. Вот почему, как дуновение свежего ветра, вдыхаем мы веяние классической традиции прошлого, и её столетние создания опять молодо зеленеют для нас. Это голос учителей, переживших то же. И прислушиваясь к нему, мы учимся».

    

Да, учиться надо до тех пор, пока есть учителя!

    

Так куда же, всё-таки,  уходит современная поэзия? Да никуда она не уходит. Это общество, потерявшее ориентиры, навешавшее на себя побрякушки западных ценностей, мечется, как слепой, пытаясь нащупать правильную дорогу. И поднятая словесная пыль скрывает настоящую поэзию. Но пройдёт время, и пыль рассеется.

 

 

 

 

 

 

Валерий Румянцев,

Сочи

 

Оставить комментарий (0)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2018 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.