"Понять, что люди безнадежно гнусны – это одна сторона медали, причем, светлая; другая сторона, потемнее: предстоит смириться с тем, что среди них надо жить".

Анатолий Андреев, "Маргинал"
Вы тут: Главная»Рубрики»Писатели»Поэзия»

«Я знаю: крыши пахнут небом». Валерий Гришковец

23/08/2017 в 14:08 Алесь Новікаў поэты

 

Мне интересно творчество современных поэтов, которые родом из Советского Союза. Что они тогда писали? Ведь стихи отражают сущность авторов. Тема Ленина, партии встречается нередко. «Неужели и замечательный правдивый поэт Валерий Гришковец причастен к восхвалению вождя и партии», – подумал я, когда заказывал в Национальной библиотеке его первый сборник «Время отправления».

 

Время отправления: Стихи / Валерий Гришковец. - Мн.: Маст. літ., 1981. - 61, [1] с. – (Первая книга поэта).

 

Не стану томить тебя, уважаемый читатель – не нашел я подобных мотивов. Конечно, не обошлось без примет того времени. Заглавие первого стихотворения говорит само за себя: «Рабочий автобус». Начинающий поэт открывает им свой первый сборник. Похоже, оно значимо для него. Какое теплое отношение к самому распространенному тогда виду транспорта:

 

Сколько смеха, разговоров

Он услышал на веку,

Сколько раз, кряхтя мотором,

Спорил с нами на бегу.

 

Вспоминаю не самый конец пятидесятых. Мать со мной (мне было лет 5-6) и младшим на полтора года братом отправилась в город. Мы жили в то время на окраине Гомеля, в районе с названием по имени бывшей деревни Лещинец (Александр Лещинский – мой псевдоним). И вот двадцатисемилетняя молодая женщина запихивает двоих маленьких детей в «рабочий автобус». Меня затолкала, а младшему брату ноги зажало дверьми, поскольку водитель закрыл их. И тронулся. Не так уж и мало пробежала мать за автобусом, боясь бросить сына, пока люди не заставили водителя остановиться. Нет уже давно того автобуса, нет водителя, нет матери и моего брата…

 

Автобус ЗИС

 

Вот и В.Гришковец пишет:

 

Только мы не понимали

Его быстрый говорок –

В дверь ломились и стучали,

Упирались в потолок.

 

Да, все это было. А летом в ЛАЗе на заднем сидении! Гамбургеры можно было печь, а мы выживали…

 

Еще одно «советское» стихотворение – «Трактористы». Однако, как и в случае с первым его лишь условно можно отнести к «дежурному». Следует помнить, в какое время писались стихи – в период с 1975 по 1980 гг.

 

Из тракторов мы шли в танкисты,

Из танков – снова в трактора.

 

Это было и никакого греха нет в том, что автор отразил реальность, без восторга, приукрашивания. Тем более, поэт заканчивает стихотворение на пацифистской волне:

 

Вот если б взять да полигоны

На всей планете распахать!

 

Пожалуй, это и все «дежурные» стихотворения, что я нашел.

 

 

Уже в первом сборнике поэт предельно откровенен. Не изменит он откровению и впоследствии.

 

Со мной не раз такое было:

Глухая ночь, пустой перрон,

И рядом птаха голосила,

Забившись в брошенный вагон.

 

Кого я ждал? Чего хотел я?

Какой бедой сюда попал?

Дрожало зябнущее тело.

Дыханьем руки согревал.

 

Под утро в ближний шел поселок,

Хлебал в столовке жадно щи.

Тогда я был чертовски молод,

Но одинок, хоть закричи!

 

Потом в прокуренной каптерке

Я документы оформлял.

Курил с амбалами махорку,

Мешки тяжелые таскал.

 

А через месяц вновь срывался,

Встречал на родине зиму,

Но где вот с юностью расстался? –

Я до сих пор все не пойму.

 

Молодой парень, чуть более двадцати лет, и… одинок. Возможно, в силу свободолюбия.

 

Если людей сравнивать с птицами, то большинство из них – куры, способные жить лишь в загородке под присмотром хозяина. Но есть небольшая часть свободных птиц. К ним, несомненно, относится и В.Гришковец. Потому он поколесил по советским просторам, намотав многие тысячи километров.

 

Я наблюдаю некий парадокс – парень из трудовой семьи, сам трудяга и… нежная поэтическая душа. Не от того ли еще одиночество, что не мог найти себе подобных?

 

Со стороны жизнь молодого повесы виделась пустой, бесцельной, что вызывало пересуды в родных краях, куда В.Гришковец возвращался периодически. Это была жизнь будущего поэта, данность, от которой он не собирается открещиваться.

 

В МИНУТУ ОТКРОВЕНИЯ

 

Обо мне уж так судачили, рядили,

Меня хаяли, чернили и рябили.

Но меня еще за что-то и любили,

И такие, знаю, тоже люди были.

Вдруг уеду я, потом опять приеду.

По зиме вдруг загрущу, а то по лету.

Наплевал давно на суды-пересуды, –

Счастья мало от того, что бьют посуду...

Помню: били – ой, как больно! – не убили.

...Вот такие, братцы, были со мной были.

 

 

Помните натужные стихотворения Михаила Позднякова о своем родном доме, заросшем сорняками, деревне… А вот как замечательно описывает свой дом В.Гришковец. Это, несомненно, поэтическое произведение.

 

 

Все так же у самой дороги,

Где врезался в берег паром,

Согнувшись, стоит одинокий,

Заброшенный, старенький дом.

 

Остались в нем детские сказки,

Счастливые, добрые сны.

И грустно ржавеют салазки

У серой, холодной стены.

 

Когда-то смеялись в нем дети,

И трудно их было унять;

И каждое утро, с рассвета,

Гремела кастрюлями мать.

 

Но время идет беспощадно –

В реке пересохла вода –

И кружат детей танцплощадки

В далеких чужих городах.

 

Напрасно под сгорбленной крышей

Теплится, отцовский уют...

Теперь в старом доме лишь мыши

Да шалые ветры живут.

 

 

С теплом поэт отзывается о родном Полесском крае, и о «до труда охочих» полешуках.

 

 

Тихий край, где летом на рассвете

Лоси пьют, не замутив реки,

Где всегда для гостя ярко светят

В новых избах окон огоньки.

 

 

Конечно, заглавие «Октябрьские стихи» меня насторожило. Но стихотворение, как и многие другие, автобиографично и поэт рассказывает образно, что постарел еще не год:

 

 

Октябрьские стихи

 

Год постарел: ему – десятый месяц,

И на висках деревьев седина.

И я опять брожу с утра не весел, –

За тридевять земель ушла весна.

Мне двадцать два. Но я душой ребенок,

Не принимаю подлости и зла.

Проснусь. И все мне кажется спросонок:

Учительница к матери пришла.

Она ей скажет, что вчера с уроков

На стадион с дружками я сбежал,

Что в перемену прыгали из окон –

Подумать! – со второго этажа...

Обидно за меня, я знаю, маме.

Несдобровать мне в этот черный день, –

Придет отец с работы и достанет

Горячий, как огонь в печи, ремень.

Ах!.. Что же я, чего вдруг нос повесил? –

Как детство, я ремень тот потерял...

Год постарел: ему – десятый месяц.

Мне – двадцать два дождливых октября.

 

Валерий Гришковец, в отличие от подражателя-Аврутина, поэт самобытный. У него свой стиль. Это ныне редкость среди поэтов.

 

Я часто обращаюсь к творчеству замечательного белорусского поэта Валерия Гришковца. В Союзе писателей Беларуси, как мне кажется, недооценивают его. За десять лет издано всего две книги. О его творчестве, впрочем, как и творчестве других талантливых писателей, практически не упоминается. Считаю, что популяризировать следует таланты, а не чиновников от литературы и их приближенных…

 

Алесь Новікаў

Оставить комментарий (0)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2018 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.