"Одна из немногих новостей, которыми люди не перестают восхищаться снова и снова, – это известие о том, что они скоты".

Анатолий Андреев, "Маргинал"
Вы тут: Главная»Рубрики»Писатели»Разное»

Вячеслав Пьецух: нормальный человек заметно слабее зла

01/10/2019 в 10:10 Александр Новиков память

 

Талантливая личность талантлива во многих проявлениях. Нашел немало удивительных цитат из произведений Вячеслава Алексеевича Пьецуха, собранных на сайте livelib.ru. Высказывания действительно можно назвать мудрыми. Публикую часть из них.

 

***

 

В.Пьецух, 2016г., праздничный вечер в честь 70-летия писателя (ист.)

 

Из сборника «Суть дела»:

 

Его избранницей была молодая интеллигентная женщина, которая отличалась тремя симпатичными свойствами: она почти не разговаривала, не знала точно по имени Президента Российской Федерации и у нее всегда был наготове стакан воды.

 

{{{…}}}

 

– Ты никогда не задавался вопросом, почему во всем мире литература широка, разнообразна и занимается собственно литературой, например, художественным изображением общества эпохи Реставрации, противоборством добра и зла на фоне семейного бизнеса, или они просто пишут про старика, море и рыбу-меч… А у нас с протопопа Аввакума одна тема: «Россия-мать»! Ну какое художественное произведение ни возьми, хоть «Муму» Тургенева, хоть невиннейшую «Душечку» Чехова, везде автор долбит в одну точку: умом Россию не понять, и хуже нашей державы нет!

 

– Это потому у нас так сложилось, что во всем мире литература занимается тем, что и без нее понятно, а в России – наоборот. Оттого у нас литература больше наука, чем искусство, а наука занимается тем, что непонятно, вот как физики бьются над всеобщей теорией поля, а отнюдь не изучают строение молотка. Швейцарская Конфедерация – это понятно, и Мадагаскар – понятно, а наша Россия – нет. Это 110-й химический элемент какой-то, а не страна!

 

{{{…}}}

 

– Неудивительно, что нигде в мире нет столько графоманов и мемуаристов, как у нас, потому что, наверное, только у нас так остро ощущается весь ужас обреченного бытия. Ведь что такое жизнь с точки зрения русского человека, который вошел в лета? Это ночь перед казнью, которой не избежать… Люди на Западе о таких вещах не думают, они работают до седьмого пота, путешествуют, обожают делать покупки, отчего у них и литература в целом жизнеутверждающая, рассчитанная на пассажира и едока.

 

– Однако же нельзя сбрасывать со счетов целую плеяду злопыхателей, от Гамсуна до Маркеса, которые тоже дали читателю прикурить?!

 

– Но возьмите Диккенса – это же детская литература! Вообще у них «Гордость и предубеждение», у нас «Записки из подполья», у них «Пышка», у нас «Шинель»! Разница, или нет?! Понятно, что наши писатели всегда были им неинтересны и чужды, как хрен с постным маслом, как «барыня» под гармошку, французы даже к Тургеневу относились так… почти снисходительно, несмотря на то, что он повадками был француз. Да и подозревали, нет ли, они о существовании русской литературы, – это еще вопрос.

 

{{{…}}}

 

– Вы вообще знаете, сколько народу состоит в Союзе советских писателей?

 

– Откуда? – вопросом ответил я.

 

– Одиннадцать тысяч душ! И все пишут, все занимаются по домам творчества, зарабатывая хлеб насущный, по возможности с колбасой. Замечательно, что все эти одиннадцать тысяч мучеников сочиняют так похоже, точно они, как школьники, списывают друг у друга, и какого-нибудь Петрова из Ленинграда от Сидорова из Сыктывкара сроду не отличить. А им в спину еще жарко дышат десятки тысяч молодых гениев, жаждущих славы и денег, – вы представляете себе, Роман, этот ажиотаж?! Я к чему веду? Я веду к тому, что в этой давке на успех может рассчитывать только человек огромного дарования, потому что пишущих много, а писателей очень мало, раз, два и обчелся, и вообще писатель – это уникальный недуг, поражающий людей крайне редко и невпопад. Точный диагноз тут поставить трудно, хотя симптомы известны всем: например, если ты читаешь книгу и чувствуешь, что попал на другую планету, если книга написана понятно, но как бы на неведомом языке, то значит, ее написал Толстой.

 

{{{…}}}

 

От одиночества страдают только дети и дураки.

 

{{{…}}}

 

Ты пойми, голова садовая, что капитал – это не х… собачий, а капитал! Это такая силища, что против нее ничто не может устоять, ни государство, ни религия, ни закон! Ведь у нас как: за рубль-целковый все что хочешь можно учудить! Можно приобрести противотанковую пушку или бомбардировщик, можно себе виллу построить напротив Кремля, и ни одна сука тебе слова поперек не скажет, можно взять на содержание городскую администрацию и по телефону повелевать. Ты что думаешь: ты думаешь, у нас Президент страной управляет? Он только умное лицо строит и разные слова говорит, а на самом деле в России главнокомандующий – капитал!

 

{{{…}}}

 

Первая серия телевизионного художественного фильма «Квартира» (по повести В.Пьецуха «Новая московская философия» с предисловием автора.

 

{{{…}}}

 

"То есть многое безвозвратно уходит с течением времени, по смене одного поколения другим (на нашем веку ушли нарукавники, патефоны, галоши, подзоры на кроватях, передники у школьниц, дамские муфты, не говоря уже о феноменах совести и стыда )".

 

(«Русская тема»)

 

{{{…}}}

 

Вот ездил недавно один наш писатель во Францию: француженки, всюду вызывающая опрятность, в магазинах только чёрта лысого нет, всё вокруг для человека и во имя человека, а он, отчасти, правда, под воздействием паров "Шато Неф" урожая 81-года, целовал в капоты родимые "Жигули", которые ему изредка попадались. Французам это было, конечно, дико, но товарищи по делегации его безукоризненно понимали.
 

(«Русская тема»)

 

{{{…}}}

 

Нормальный человек заметно слабее зла

 

«Искусство существования»

 

{{{…}}}

 

Это и вправду странно: человеку обещают, даже гарантируют вечное бытие только за то, чтобы он не убивал, не крал и не совращал, то есть предлагают абсолютную выгоду и решение всех вопросов, а он все равно убивает, крадет и совращает – вот откуда такая стойкость?

 

«Новая московская философия»

 

 

{{{…}}}

 

...вот если бы среди волков завелся такой сумасшедший волк, который ел бы сено через «не могу», нарочито дружил с зайцами и шел бы с тоски под егерские стволы, то это и был бы так называемый хомо сапиенс. Человек есть особая, возвышенная форма сумасшествия природы и более ничего.
 

«Новая московская философия»

 

{{{…}}}

 

 А как по-французски будет Париж?  Да так и будет, только противным голосом.

 

«Я и прочее (сборник)»

 

Подробнее на livelib.ru.

Оставить комментарий (0)

Поделиться в соц.сетях:

Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2019 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.