В эту ночь старый Летун не спал. Ворочался с боку на бок, умащивался и так и этак – сон не шел. Рядом на полу храпел Игнат – старший сын. «Паскуда, хлебнул все ж таки чарку на ночь»...

Георгий МАРЧУК, «Крик на хуторе».
Вы тут: Главная»Рубрики»Писатели»Разное»

Можно ли жертвовать репутацией и честью в угоду отношениям?

28/11/2018 в 16:11 Алесь Новікаў отношения , чиновники от литературы

 

Помню семь лет назад в журнале «Белая Вежа» в рубрике «Сетевые разговоры» публиковались мои статьи. В одной из них редактор изменил текст предложения так, что радикально поменялся его смысл. Меня это очень задело и я обратил публично внимание на редакторский произвол.

 

Знаю немало аналогичных случаев с писателями. И что? Никто не выступил публично, а некоторые даже не сообщали о грубых редакторских ошибках.

 

Тема уровня мастерства редакторов, их, если не беспредела, то вольностей в отношении текстов, довольно важна. Конечно, в основном, писатели проявляют позорную толерантность и жертвуют своей репутацией ради отношений с редакторами. Понятно, что каждый волен поступать, как считает нужным.  

 

Сегодня в фейсбуке уже заметного, яркого белорусского писателя Глеба Гончарова нашел запись, которая наполнена мягким возмущением в юмористической форме.

 

Фото из инета информативное.

 

 

Я заўжды паўтараў, што д’ябал хаваецца ў дробязях. Зараз прызнаю: быў неправы. Не меў рацыi. Беспадстаўна абражаў дробязi. Зараз ведаю: д’ябал хаваецца ў стыльрэдактарах.
 

Выйшаў 11 нумар часопiса «Полымя» з маiмi перакладамi Юзафа Бакi. Я плённа папрацаваў. Рэдактар спадарыня Юлiя Алейчанка добра паставiлася да падборкi, зрабiла тое, што ад яе залежыла.
 

Не збераглi!
 

Не дагледзелi!
 

Груба кажучы: пр@ср@лi!
 

Рукапiс папаў да стыльрэдактара часопiса, i гэта яснавельможная панi зрабiла ўсяго адну папраўку згодна са сваёй адукацыяй i ўяўленнямi аб прыгожым. Толькi адну, але падборку можна цяпер смела выкiдваць на сметнiк.
 

У вершы «Тэкст пра святыя дары на Ўшэсце альбо Хрэсны ход» была страфа:

 

Манна ў пустынi Iзраiль кармiла,
Спеў вiнаград на адгор’ях Кармiла,
Аб залатога кумiра без жалю
Ўшчэнт Маiсей размажджэрыў скрыжалi,
I са скалы бiў струменьчык пунсовы,
Быццам сачылiся раны Хрыстовы
Даўкай сiкерай.

 

Стыльрэдактарэса памяняла месцамi толькi дзве маленечкiя лiтаркi, i атрымалася:

 

Манна ў пустынi Iзраiль кармiла,
Спеў вiнаград на адгор’ях Кармiла,
Аб залатога кумiра без жалю
Ўшчэнт Маiсей размажджэрыў скрыжалi,
I са скалы бiў струменьчык пунсовы,
Быццам сачылiся раны Хрыстовы
Даўкай секiрай.

 

I ўсё! Замест «терпкого вина» атрымаўся «терпкий топор»!


Людзi, я любiў вас! Будзьце пiльнымi! У маёй смерцi прашу вiнавацiць Марыю Мiхайлаўну Гiлевiч.


Таварышы, адпомсцiце за мяне!
 

Смерць фашысцкiм акупантам!

 

***

 

Я всегда твердил, что дьявол кроется в мелочах. Теперь признаю: был неправ. Не имел резона. Безосновательно оскорблял мелочи. Теперь знаю: дьявол кроется в стильредакторах.


Вышел 11 номер журнала «Полымя» с моими переводами Юзефа Баки. Я плодотворно поработал. Редактор госпожа Юлия Олейченко хорошо отнеслась к подборке, сделала то, что от нее зависело.
 

Не уберегли!
 

Не досмотрели!
 

Грубо говоря: пр#ср@ли!


Рукопись попала к стильредактору журнала, и эта ясновельможная дама сделала всего одну поправку согласно со своим образованием и представлениями о красивом. Только одну, но подборку можно теперь смело выбрасывать на помойку.


В стихотворении «Тэкст пра святыя дары на Ўшэсце альбо Хрэсны ход» была строфа:
 

Манна ў пустынi Iзраiль кармiла,
Спеў вiнаград на адгор’ях Кармiла,
Аб залатога кумiра без жалю
Ўшчэнт Маiсей размажджэрыў скрыжалi,
I са скалы бiў струменьчык пунсовы,
Быццам сачылiся раны Хрыстовы
Даўкай сiкерай.


Стильредакторесса поменяла местами только две крохотные буковки, и получилось:


Манна ў пустынi Iзраiль кармiла,
Спеў вiнаград на адгор’ях Кармiла,
Аб залатога кумiра без жалю
Ўшчэнт Маiсей размажджэрыў скрыжалi,
I са скалы бiў струменьчык пунсовы,
Быццам сачылiся раны Хрыстовы
Даўкай секiрай.


И все! Вместо «терпкого вина» получился [почти] «терпкий топор»!


Люди, я любил вас! Будьте бдительны! В моей смерти прошу винить Марию Михайловну ГИЛЕВИЧ.
 

Товарищи, отомстите за меня!


Смерть фашистским оккупантам!

 

Если описать кратко – автор чуть ли не по-детски возмутился непонятным поведением стильредактора и называет его имя. Здесь комментировать особо нечего. Законное возмущение писателя вполне логично, ведь ошибка обязательно будет приписана ему. Пойдут слухи в писательской среде…

 

С пониманием отнеслись и ФБ-друзья Глеба. Однако продемонстрировал странное (для меня – ожидаемое) поведение В.Гапеев. Считаю, что он поступил неадекватно и просто непорядочно: обвинил Г.Гончарова в том, что он «гнобит» М.Гилевич. Хотя бы посмотрел, что означает это слово.

 

Не стану пересказывать просто отвратительные обвинения и выводы В.Гапеева. Каждый может прочесть это полностью ЗДЕСЬ. Приведу лишь одну цитату с душком 1937 года. Посмотрите, как «защитник» нагнетает обстановку (перевод мой).

 

 

«Представим ту женщину, может, у нее – сын и дочь, и она одна их воспитывает (условно говорю). У нее рассчитана каждая копейка, скоро НГ, она уже знает, что и кому купит. А тут – выговор и лишение премии. Вам (Г.Гончарову – А.Н.) приятно, что вы стали условно виновным в том, что ее ребенок останется без подарка».

 

Это просто ужас! И все остальное в таком же духе. Еще курочка в гнезде… а уже Глеб, текст которого изувечили, виноват. Ситуация мне напомнила два анекдота. Когда холостяк поднимался за утюгом к соседке и нагнетал ситуацию, а в результате – «да пошла ты на хрен со своим утюгом…». Второй – когда муж жену назвал «рыбкой», а она жалуется матери – «мама, муж меня обозвал «сукой». При этом обосновывает свой вывод сложными умозаключениями.

 

Думаю, не только мне понятна суть поведения Гапеева. Теперь будем ожидать в «Полымі» его публикацию.    

 

Эта ситуация относится и к критикам. Т.е., прежде чем критиковать, следует выяснять, есть ли у писателя дети, не болен ли он, не при смерти ли… Такую глупость трудно придумать. Но вот же выдумывают в реальности.

 

Мы живем давно не в советское время, хотя многое от него сохранилось. В завершение выскажу свое мнение.

 

Считаю, такие правки могут быть не случайными. Ведь никто не изменял «сукиных детей». Глеб Гончаров, как писатель, стал объектом всеобщего внимания. Для многих он просто недосягаем. Потому включается фактор банальных зависти и мстительности. Думаю, ему следует готовиться не только к шпилькам, но и к «палкам в колесах»…

 

Не думаю, что сработает глупый сценарий Гапеева, и М.Гилевич (которую он, уверен, знает) накажут. Тогда следует наказывать многих редакторов. Но они и так за копейки работают, хотя сие не является оправданием. Полагаю, это будет отнесено к недоразумениям. Автору, скорее всего, принесут извинения. Возможно, еще каким-то способом отметят промашку. Но только публичность поможет бороться с беспределом или вольностью, – которые присутствуют и признаются писателями, – редакторов. Должен же у них существовать какой-то кодекс чести…

 

Александр Новиков (#алесьновікаў)

Оставить комментарий (3)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2019 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.