В эту ночь старый Летун не спал. Ворочался с боку на бок, умащивался и так и этак – сон не шел. Рядом на полу храпел Игнат – старший сын. «Паскуда, хлебнул все ж таки чарку на ночь»...

Георгий МАРЧУК, «Крик на хуторе».
Вы тут: Главная»Рубрики»Писатели»Разное»

Слабо не покажется...

09/02/2018 в 17:02 Алесь Новікаў поступки

 

То, что я опубликую ниже, никак не вкладывается в рамки нормальных межличностных отношений, хотя агрессия – исключительно человеческое качество.

 

Недавно на Владимира Познера набросились за то, что он на одном из танцевальных конкурсов – шоу «Минута славы» – высказал свое мнение об участии инвалида – одноногого танцора под песню «Мы вдвоем» (Наргиз&Фадеев). Понятно, что танца не вышло, но у пары получился замечательный эстрадный номер.

 

Владимир Познер и Рената Литвинова оказались в центре скандала после того, как назвали участие инвалида в программе «Минута славы» «запрещенным приемом». (Из инета)

 

Следует отметить, что сам инвалид вел себя исключительно корректно, даже с некоторым стеснением. Несмотря на «нет» Познера, пара прошла в следующий тур конкурса. Для сведения: Познер позже принес извинения участнику конкурса.

 

Парадоксальная ситуация: многие инвалиды не желают, чтобы их считали неполноценными членами общества и мужественный одноногий танцор доказал, что не уступает здоровым индивидам. Но, с другой стороны, часть общества против такого мнения, подобного тому, что высказали члены жюри. Понятно также и другое: непозволительно в конкретных случаях требовать каких-то поблажек только из-за того, что человек является инвалидом.

 

Считаю скандальным и беспринципным выступление Михаила Южика (Сотникова) девятилетней давности, которое я перевел на русский язык. Вы сами, уважаемые читатели сделаете свои выводы. Выскажу лишь коротко свое мнение.

 

Так унижать людей, даже если это представители Касты или поплечники, нельзя. Показательно, как относится к своему посредственному творчеству сам автор. Если пройти по ссылке и посмотреть количество тех, кто попал на страницу с повестью «Страна перекрестков» М.Южика, то можно с удивлением заметить: за девять лет на ней побывали 666 (очень символично) пользователей. Чуть более семидесяти человек в год. Не факт, что все прочли произведение.

 

М.Южик умело использует шантаж и угрозы. Не знаю, опубликовали или нет тогда его повесть или отрывки из нее, – каталог НББ сведений не выдает, – но автор прямо указывает: я инвалид и вы меня обязаны печатать, чтобы не умер с голода, независимо от качества моих нетленок. Наверное, с тех пор перестали принимать инвалидов в СПБ.

 

P.S.: До недавнего времени считал М.Южика сильной личностью. Однако на протяжении чуть менее года он сильно изменился, демонстрирует мощную агрессивность, способен к наговорам и лжи, не помнит всего хорошего, что для него делалось или ерничает по этому поводу. Психика резко надломилась. Возможно, это один из критических периодов в его жизни…

 

Алесь Новікаў  


 

Проверка на ссученость

Михаил Южик (Сотников), 11 сентября 2008г.

(перевод: А.Новиков)


Я подавал свою повесть ("Страна перекрестков") в журнал «Нёман» без особого упования. Хорошо знал, что за люди там захватили власть и каковы их отношения ко мне. Однако первые слова главного редактора Михаила Позднякова меня обнадежили: ознакомимся с произведением, если интересно, то, конечно, будем поддерживать члена Союза писателей Михаила Южика. Однако "не заинтересовало, честно говоря", как сегодня сообщил мне господин Поздняков. В чем причина? Да в том, что автор осмелился описывать не настоящее, а события в жизни БЕЛОРУССКОГО студенчества двадцатилетней давности. Это, по-Позднякову, априори не может заинтересовать мнимых читателей "Нёмана". Он так решил. И так будет.


Что "Нёман" регулярно печатает немощные опусы курда Чарказяна, которые читать нормальному человеку НЕВОЗМОЖНО, это ничего. Что он тянет бесконечную эпопею академика Гниломёдова из событий двадцатых годов прошлого века – это, безусловно, заинтересует белорусских читателей. Ничего не говорю о ценности произведений Гниломёдова, а только – о его тематике, которую "Нёман" охотно печатает и не считает устаревшей и неинтересной. Прозаику Южику надо стать академиком? Но при чем здесь ХУДОЖЕСТВЕННАЯ литература, господа?!


Господин Поздняков, не стыдно ли Вам было сегодня врать автору двух романов, которые печатались в "Полымі", где все-таки уровень значительно выше нёмановского? Или, садясь в кресло главреда, Вы сразу забыли, как публично хвалили творчество Южика на радио? Он так резко деградировал? Нет, просто тогда он не подавал вам объемных повестей, и его не надо было печатать, а значит, делиться площадью и гонорарами.


Теперь же все резко изменилось. В "Нёмане" властвует русскоязычный господин Аврутин, человек неизмеримо далекий от белорусской культуры. И поэтому повесть Южика о БЕЛОРУССКОМ студенчестве 80-х годов заинтересовать редакцию ни в коем случае не может (ей интереснее мировоззрение курда Чарказяна). Дайте нам не произведение, а личность – вот извечный девиз белорусского литературы. Поверьте, я его выучил назубок.


И, тем не менее, это не снимает с господина Позднякова ответственности перед отечественной литературой, если он поставлен на пост главного редактора "Нёмана" и председателя минского отделения СПБ, куда и Южик входит, между прочим. Не Позднякову меня судить, не он мне мой талант (или не-талант) давал.


Честно скажу, что далеко не считаю повесть, которую отвергли в "Нёмане", лучшим своим произведением. Совсем не лучшим. Однако говорить, что она не будет читаться интересно – заведомая ложь. Ведь в белорусском варианте ее читали десятки тотально русскоязычных и называли "суперчытэльнай". Это вопреки Позднякову, которого "не заинтересовало". Или, скажем прямо, не захотелось делиться объемным гонораром с рядовым членом СПБ Южиком, который двенадцать лет находится в инвалидной коляске? Это вопрос. Поздняков о моей инвалидности прекрасно знает. Равно как и о том, что "Полымя" охотно печатал два моих романа, равно как и о том, что гонорар в моем положении очень пригодится. Не ради жалобы на судьбу, а для прояснения ситуации: я подал эту не лучшую свою повесть в "Нёман" с единственной целью – немного усилить свое финансовое положение, которое требует этого улучшения. Мать моя, к сведению господина Позднякова, уже третий год лежит после инсульта в коме, и ухаживать за ней, кроме семидесятилетней тети – инвалида второй группы, некому абсолютно. Если тетя не сможет этого делать, то ясно, что потребуются деньги для сиделки. Однако господина Позднякова это не очень волнует (он же здоровый?), Ему главное – утолить амбиции великого русскоязычного поэта Аврутина, которому важно печатать в ГОСУДАРСТВЕННЫМ "Нёмане" свою группировку.


Это я к чему? Эгоист? Возможно. Однако никому не позволю унижать мою писательскую честь. Буду обращаться в государственные структуры за помощью. Я не пойду с милостыней, однако отстою свое законное право как член СПБ печататься и получать гонорар.


Примечательно, что ни один главред из белорусскоязычных государственных изданий меня не отвергал. Метлицкий, Боровикова и тем более Козлов всегда печатали мои произведения, понимая свою ответственность за белорусское слово перед читателями, народом, как бы это ни было громко сказано. Меня, господа, не надо убеждать в моей бездарности или талантливости, цену своим текстом я хорошо знаю сам и никогда в целом не ошибался. Знаю также, что много написал ерунды. Знаю, что повесть "Страна перекрестков" – далеко не лучшее мое произведение (не лучшее – не значит плохое). Однако на фоне тотальной графомании "Нёмана" она никак не может быть ЗАКОННО отбракована лишь по желанию субъекта Позднякова. Ведь Поздняков – не Господь Бог.


Это письмо я отправляю к главе холдинга "Литература и искусство" Алесю Карлюкевичу, который читал, кстати, мой роман "Лестница" ("Полымя" №8,9,10) и даже хотел издавать его книгой. Да что-то застопорилось.


Копии письма пойдут в различные министерства культуры и образования. Понадобится – и в администрацию нашего Президента.

 

Я невыносимый эгоист в том плане, что борюсь за себя. Однако на этом примере добьюсь, чтобы ценили художественное слово и ставили на должности тех редакторов, что имеют о нем, художественном слове, хоть смутное представление.
 

Это ж каким непониманием человеческой природы должен обладать Поздняков, чтобы допустить, читая мои произведения, что Южик позволит безнаказанно отвесить себе оплеуху. Никогда такого не было и не будет.
 

Кто-то, может, думает, что всё здесь, в Беларуси, канает в Лету и беспечно забывается? Нет, господа, имена и действия всегда всплывают. Такие законы Истории (слава богу, что имена эти – не Наталья Костюченко, нынешняя редактор прозы "Нёмана", а Сыс, Купреев и т.д.).


P.S. Сейчас плачут по умершим и суицидным поэтам Беларуси, которых довела "Система" до этого. Но не на каждого Годульку найдется свой Голубович – это пусть каждый твердо запомнит. Поэтому буду бороться собственными силами.

 

(Материал впервые опубликован на портале 19.03.2017 года под названием «Вырвать из горла, или запрещенные приемы в литературных процессах»)


Оставить комментарий (0)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2018 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.