"Ибо в том, что я пишу и создаю сегодня и буду сотворять завтра, вижу незримую поддержку и улыбку моего страстного, непутевого, горячего в поступках и желаниях, страстях и бедах человеческих, моего незабвенного отца. Может, таким образом облегчу перед ним свою вину, и маленькая девочка с непослушными косами, заплетенными его добрыми руками, перестанет молчаливо заглядывать мне в самую душу".

Ирина ШАТЫРЁНОК, "Старый двор".
Вы тут: Главная»Рубрики»Литература»Разное»

Фантастический литературный процесс

18/06/2019 в 18:06 Алесь Новікаў Россия , критики

 

Буду рассказывать о России, но у нас литпроцесс еще фантастичнее.

 

Дождёмся ли мы нового Белинского?

 

Жюри первой в России премии в области литературной критики, образованной в этом году, – «Неистовый Виссарион» – 5 июня объявило результаты. Довольно неожиданные. Но шут с ними, с результатами. Удивление и сожаление вызывает и механизм номинирования, и состав жюри, и количество поданных заявок.

 

Первое, на что многие обратили внимание: лауреатами стали четыре женщины. По результатам голосования первое место (и 70 000 рублей) получила Ольга Балла, критик и эссеист, автор более тысячи статей, редактор журнала «Знамя». Председатель жюри, доктор филологических наук, литературовед Леонид Быков вручил ей символическую статуэтку в виде золотого гонга, специально изготовленную уральским мастером Алексеем Потаскуевым. Серебряный гонг получила Мария Галина, поэт, критик, заместитель заведующего отделом критики в журнале «Новый мир». Бронзовый гонг – Елена Макеенко, редактор портала «Полка». Почётной премией отметили Ирину Роднянскую.

 

Читать полностью ЗДЕСЬ.

Одно можно сказать по результатам конкурса – чудеса. Недоумевает и автор статьи Иван Коротков. Понятно, что победители критиками не являются. Возможно, в их запасе есть рецензии. Но, основная их работа – писать статьи или расширенные аннотации в целях рекламы, что следует из их должностей.

 

Виссарион Белинский родился 11 июня 1811 года.

 

Приведу показательный комментарий к статье.

 

Критик:

 

Как будто мы не знаем, как это делается!


Почётный предпенсионер – главред «Знамени» – своим многолетним авторитетом выбивает из Минкульта 70 тыр на им же придуманную премию. «Знамя» собирает узкий кружок приятелей, среди которых новомировцы и ещё кое-кто.


Новомировцы соглашаются участвовать, только если серебро отдадут Галиной и ещё обеспечат материально ихнюю подопечную Роднянскую.
 

Тут заместитель главреда «Знамени» впопыхах вспоминает, что надо поощрить мо́лодежь. Разыскивают самую квёлую мо́лодежь.


У Юзефович плохая репутация личной заинтересованности в продвижении книг, поэтому её смело отбрасывают.


Всё! Белинский 21-го века родился!

Отмечу, что Всероссийская литературно-критическая премия «Неистовый Виссарион» организована Свердловской областной универсальной научной библиотекой им. В.Г.Белинского (Екатеринбург) в честь классика отечественной критики и в ознаменование 120-летия основания библиотеки, носящей его имя (источник).

 

Чудеса творятся и с составом жюри. Приведу завершение статьи:

 

Что это: дань модной феминистической тенденции или женщины и вправду сейчас сражаются на полях литературной критики неистовей? Как знать. Гораздо интереснее, на мой взгляд, что Галина Юзефович не заняла ни одно из призовых мест, хотя, казалось бы, для поднятия «престижа» премии это было бы стратегически верно. Это, конечно, внушает некоторое уважение к членам жюри. С другой стороны, и Ольга Балла, и Мария Галина – фигуры, в общем-то, тоже предсказуемые, учитывая нынешние (и всегдашние) позиции журналов «Знамя» и «Новый мир» в литературно-премиальной тусовке.

 

Когда же узнаёшь, что и Юзефович, и Балла, и Галина, и ещё множество соискателей (а теперь и лауреатов) премии, «по совместительству» – номинаторы на эту же самую награду, становится грустно. Насколько же узок кружок литературной критики, что и выдвигают критики друг дружку, и лонг-лист, состоящий из 68 фамилий на восемьдесят процентов повторяет полный список заявок (общим числом – 80).

 

При этом, получается интересная картина – многие люди, оказавшиеся в длинном списке, компетентнее, чем жюри. Я сейчас не преследую цели оценивать чьи-либо таланты – отнюдь. Но согласитесь, лучше когда в жюри литературно-критической премии – такие профессионалы, для которых критика – основной вид деятельности, а не «прикладной». Я не имею ничего против Сенчина и Авченко, но всё же главная их стезя – проза. Не могу сказать, что литературовед Леонид Быков, культуртрегер Марина Волкова или публицист Эргали Гер совсем ничего не понимают в критических текстах. Но всё же – почему в жюри не включили ту же самую Роднянскую? Или Басинского? Или они запросили слишком большие гонорары, а «за идею» работать не в их правилах? При этом, я умышленно не называю, например, Палиевского или Курбатова, Кокшенёву или Лютого, понимая, что появление этих имён в жюри «Неистового Виссариона» и вовсе нереально, учитывая эстетические предпочтения организаторов…

 

Короче говоря, ни результаты премии, ни её размер и размах, ни состав жюри не внушают большого доверия, а при взгляде со стороны возникает чувство разочарования. Хотя говорить, что критика в России умерла, наверное, рано. Но и ждать появления нового Белинского – тоже, наверное, ошибочно. По крайней мере – в списках лауреатов «Неистового Виссариона».

 

Иван КОРОТКОВ

Что это такое было? Разовое мероприятие? Ни в жюри, ни среди лауреатов нет ни одного действительно критика, а «неистовый Виссарион» оказался женщиной. Уж как-то иначе назвали бы премию.

 

Очевидный кризис в литературе породил отсутствие критиков. В России один действующий критик, которому смело можно было вручить премию без конкурса – Александр Кузьменков. Неплохие статьи встречал у Сергея Морозова. Однако он, похоже, перестал увлекаться критикой или очень мало уделяет ей времени.

 

Ничего худшего в литературе и литературном процессе в прошлом не наблюдалось. Даже в советский период ситуация была гораздо лучше. Несмотря на, в основном, пропагандистский характер литературы, были и знаковые произведения.

 

Конечно, литература ни в какой ситуации не может быть виноватой, поскольку это номинализация. С.Морозов делает однозначный, к сожалению, достаточно верный вывод:

 

«Естественно, что когда общество деградирует до уровня огородной делянки, то ни о какой литературе говорить не приходится. Но здесь не литература виновата, а общество.

 

Мы в таком состоянии упадка сейчас и находимся. Литературу в России убил не технический прогресс, а общая социальная деградация. Но признаться в этом страшно, потому что вслед за признанием нужно что-то делать, проявлять некую социальную активность, лежащую за пределами эстетической делянки. Здесь и начинается сеанс психотерапии и самоуспокоения: «А что? Жить и так можно».

 

Да, оказывается, жить и так можно. Если люди приспосабливаются к ужасным условиям существования, почему не приспособиться к низкому уровню культуры?..

 

Россия: разруха и нищета.

 

Норильск

 

 

 

Александр Новиков (#алесьновікаў) 

Оставить комментарий (0)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2019 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.