"Одна из немногих новостей, которыми люди не перестают восхищаться снова и снова, – это известие о том, что они скоты".

Анатолий Андреев, "Маргинал"
Вы тут: Главная»Рубрики»Литература»Разное»

Люди не пчелы и не муравьи…

14/05/2019 в 14:05 Алесь Новікаў писатели , история

 

Бывает, несколько событий пересекаются и создается повод для интересных тем. Так в последнее время мне настойчиво рассказывают, что первый заместитель председателя СП Беларуси – Е.Стельмах – проявила недюжинную активность в выдвижении Н.Чергинца на Государственную литературную премию. Пока информацию трудно проверить. Все станет известно позже. Но возник вопрос – а что у него достойно внимания? Неужели «Операция Кровь»? Так ее объективно разбили в пух и прах несколько критиков. Но речь сейчас не об этом. Случайно попал на глаза прежний мой материал семилетней давности «Народные и мова» о пресс-конференции Н.Чергинца. Приведу одну интересную цитату:

 

Чергинец: По народным писателям вы правильно ставите вопрос, мы согласны с вами, но есть интересная справка.

 

Когда Нил Семенович Гилевич, будучи Председателем комиссии Верховного Совета БССР и, возглавляя комиссию, которая вела, в том числе и вопросы литературы, смог решить проблему присвоения звания «народного» Гилевичу и Григорию Ивановичу Бородулину, то он, придя в Союз писателей сказал: «Усё, кропка! Болей у Беларусі народных пісьменнікаў не будзе!».

 

Корреспондент: Но после же Чигринов был, а после него?

 

Чергинец: Нет, не был. Иван Григорьевич был раньше?

 

Корреспондент: Я помню в 1994 году?

 

Чергинец: Нет, Нил Семенович буквально на фоне развала Союза (СССР-А.Н.), уже приближался?

 

Справка. Народными стали: Н.Гилевич – 1991г., Г.Бородулин – 1992г., И.Чигринов – 1994г., И.Науменко – 1995г..

 

Утверждают, что «народного» невозможно получить без госпремии. Неужели «мастер сыска и художник слова» еще надеется отхватить «народного»? Это даже не смешно.

 

Как раз сейчас я решил обратиться к творчеству одного из белорусских классиков. Заинтересовала проза Якуба Коласа. Точнее – его короткие рассказы. Он не был «народным», поскольку звание было утверждено в 1956 году, в год смерти классика.

 

Российские крестьяне в праздничных одеждах. ХІХ век.

Беломорское поморье.

 

Я не ставлю целью критиковать произведения Я.Коласа, разбирать их достоинства. Меня интересует, о чем он писал. Приведу показательную цитату в своем переводе (точном) из рассказа «Думкі ў дарозе». Это окончание.

 

Мысли в дороге

О мой родной край! Хмуро смотришь ты из синего тумана, что лег по краям полей, где небо, спустившись низко, обнимается с бедной землей. Порезали тебя узкие крестьянские дороги, черные тропы, реки и озера, лощины и болота, леса и горы. А бедные деревни и села без всякого порядка пораскинулись то там, то сям: по горам, ложбинам, по берегу речек, среди далекого поля, по темным лесам. Расползлись по полю, как черви в беду, бедные мужицкие дома. Покосились они, обвисли крышами на гумнах, зеленые кочки мха толстой корой легли на гнилых соломенных крышах. Сбилось в кучу здание. Навалены в кучу бревна, стружки, солома. Кое-где глянет нудная верба, блеснет берёзина, выскочит клен. Как невесело, как неуютно смотришь ты, мужицкая деревня, сирота между людского строения!

 

А рядом с убогими строениями уперлись в небо панские дворцы, зеленеют сады, ломают ветки яблоки и груши; широко и смело раскидываются дворовые поля, колосятся богатые помещичьи нивы, пасутся сытые лошади, волы-рогали, тысячи овец рассыпаются по полю...

 

О мой родной край! Наряду с голытьбой ходит роскошь и богатство; вместе с людскими слезами мешаются барские вальсы, льются веселые голоса песен, гремит музыка из барского сада; вместе с мужицким потом текут дорогие вина.

 

Только нудные песни твои, Беларусь, хватают за сердце, тревожат душу, затуманивают глаза слезами, плачут и стонут и горьким упреком, тихой жалобой плывут к далекому, неизвестному, синему, спокойному небу.

 

Рассказ написан в 1906 году. Автор, как и некоторые другие писатели, прибегает к гиперболе. В общем, сгущение красок я нашел и в других рассказах.

 

«Выбор старшины» (1906). Селяне избирают старшину. Демократично, на первый взгляд. Но неуважаемого старшину просто переизбрали, потому что он за день до выборов всех напоил горелкой. Потратил аж 25 рублей. Кто больше проставит – тот и будет старшиной. Однако, сельчане считают, что их дурят.

 

Противостояние крестьян и панов в рассказе «Бунт» (1907). Как раз заканчивалась революция в России (1905-1907). В рассказах нет привязки к датам и местности. Почему-то в письме пану, который захватил крестьянские угодья, пишется: «Вам (пану) должно быть известно, что творится теперь в России. Льется кровь, горят панские дворцы...». Значит, речь о местности, не относящейся к России. Ясно одно, что в этих местах бунтов нет.

 

«Павлюковы мысли» той же тональности: «Почему не все люди работают? Почему одни сняли ярмо со своей шеи и возложили его на шеи других?..» Почему-то Павлюк обращается к организации отношений у муравьев и пчел. Это абсурд, поскольку человеческие отношения давно отошли от приматовских и ближе к волчьим, а то и к иерархии овечьих стад. Можно в какой-то степени сравнить с жизнью прайдов. Но у людей более сложные отношения. Кстати, муравьи тоже не совсем уравнены в правах. Есть рабочие особи, охранники, уборщики, а во главе матка. Чем не пан? Следует отметить, если бы муравьи пили горелку, у них было бы тоже огромное неравенство.

 

В рассказе «В городе», конечно, главный герой – «выгнанный рабочий», который «оборванный, расхристанный, загоревший на солнце, босой, измученный стоял на перекрестке». Возникает вопрос – а кому такой рабочий нужен? Наверное, пьяница: пропивает весь заработок и не может даже приобрести себе обувь. Как известно из истории, именно такие рабочие – люмпены – и помогли ввести Россию в хаос, из которого никак не выберутся до сих пор.  

 

Когда рабочие в России не доедали…

они оставляли еду на вечер.

ХІХ век.

 

Рекомендую прочесть интересный материал.

 

В заключение поясню, кто же является классиком. Классик – это тот, кто создает классику.

 

КЛАССИКА (от латинского classicus – образцовый, первоклассный), образцовые, выдающиеся, общепризнанные произведения литературы и искусства, имеющие непреходящую ценность для национальной и мировой культуры.

 

Думаю, читали смогут сами сделать вывод – много ли беларусских классиков. Несколько смущает отношение к мировой литературе. Произведения могут иметь «непреходящую ценность» для национальной литературы, но ничего не значить для мировой культуры. Или мало значить. Вообще, понятие «мировая культура» невоспринимаемо.

 

Интересно, кто сейчас обращается к произведениям отечественных классиков? А «народных»?..

 

Александр Новиков (#алесьновікаў)

Оставить комментарий (0)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2019 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.