"Понять, что люди безнадежно гнусны – это одна сторона медали, причем, светлая; другая сторона, потемнее: предстоит смириться с тем, что среди них надо жить".

Анатолий Андреев, "Маргинал"
Вы тут: Главная»Рубрики»Литература»Мнение»

Взялся я за танка, не боюсь и хайку...

06/11/2018 в 21:11 Алесь Новікаў поэзия , переводы , переводчики

Взялся я за танка, не боюсь и хайку.

Просто с рифмой, ритмом

не дружу совсем…

 

***

 

В газете «Літаратура і мастацтва» №43-2018 в статье Алеся Карлюкевича (полагаю, он выступает как писатель) «Далягляды»: вяртанне творчай дружбы» («Кругозоры»: возвращение творческой дружбы») прочитал:

 

«Сегодня, кажется, выявляются новые традиции. И в значительной степени они связаны с переводами с языков оригиналов. Это касается даже китайской поэзии, которую на белорусский язык, в частности, переводят с оригинала Елена Романовская, Дарья Ничипорук, другие переводчики, которые хорошо владеют китайским языком» (перевод мой – А.Н.).

 

Качество переводов, даже с беларуского на русский и наоборот, вызывает множество нареканий. А здесь китайский… Имею право сомневаться в «хорошем владении» переводчиков китайским языком. Возможно, две названных переводчицы изучали китайский язык в ВУЗе. Возможно и работали (работают) с ним. Однако для перевода поэзии этого мало. Они, вероятно, лишь могут создать качественный дословный перевод (подстрочник). А вот далее необходим менталитет и мышление китайцев или иностранцев, длительное время проживших в Китае.

 

Читать по теме: «Как можно переводить поэзию с японского и китайского языков?»

В мире существуют различные народы и народности. Их представители относятся к отряду приматов – семейство гоминид, род «люди» (Homo). Принято всех называть (хотя это не верно) Homo sapiens, что означает «человек разумный». Однако разумность имеет уровни, которые разительно отличаются у разных народов.

 

Люди Сурма

 

Известно, что на Земле имеется около ста «изолированных племён», до сих пор живущих по древним укладам в самых дальних уголках мира. Например, народ Сурма, недавно обнаруженное неизвестное перуанское племя, племя Рамапо (Северная Америка), вьетнамское племя Рук, некоторые племена Новой Гвинеи, сентинельцы – живут на острове Северный Сентинель между Индией и Таиландом…   

 

Племя Рамапо

 

Есть такое понятие, как мышление. Его изучает замечательная наука логика. Так вот, мышление тоже разительно отличается у разных народов. Понятно, что есть примитивное мышление (даже ниже уровня «магнитофонного») и высшее – правильное. Но мало кто понимает, что есть еще и структура мышления. В данном случае, следует сравнить мышление китайцев (японцев) и наше. Мыслить словами, в соответствии с правилами языка, и мыслить иероглифами – это абсолютно разное. Думаю нет смысла в связи с этим пояснять, что китайская (японская) поэзия и наша просто несовместимы. Прямой перенос недопустим.

 

Загадочная Япония

 

Далее обращаюсь к основной теме, взяв за основу статью С.Костырко «Контуры ветра. Современная поэзия Китая».

 

Самое первое и важное заключение С.Костырко – «стихи китайские (как и, например, японские, тот же Басё) являются для нас, как читателей-европейцев, особым литературным феноменом». Этим практически все сказано. Т.е., они вне нашей ментальности.

 

Поражает также отточенность произведений и «аскетизм в использовании поэтических средств». Если выразиться прямолинейно – стихи их примитивные с нашей точки зрения. Однако здесь и кроется подвох. Давайте вспомним, что китайской (японской) цивилизации более 2500 лет. А сколько нашей? Десять тысяч лет? Т.е., они могут выражать свои мысли и понимать друг друга с использованием минимума речевых средств.

 

Не менее важное качество китайских (японских) стихов – образ-метафора. Причем, «сила стиха – в прописанности, в неожиданности, а часто и парадоксальности самого образа, выстраивающего стихотворение».

 

«Парадоксальность» я бы заменил на «неожиданность». Это прием. Его, кстати, удачно использует восходящая звезда отечественного литературного Олимпа Глеб Гончаров. Зачастую, китайский (японский) поэт создает произведение, смысл которого ясен лишь из последних строк.  

 

Стихотворение в китайской литературе – самая аристократичная и малодоступная литературная форма. Тем не менее, оно исключительно популярно как у читателей, так и у писателей. Думаю потому, что влечет своей таинственностью и энергетикой.

 

С.Костырко отмечает существенную разницу китайского поэта и китайского читателя от российских. «В Китае восприятие поэзии – это, скажем так, особый «жанр чтения» литературы, предполагающий определенный и при том достаточно высокий культурный уровень».

 

Рассказать о чем-то в рифмах, а то и вовсе без них и знаков препинания, большого ума не надо. «…Китайский поэт, чтобы состояться, должен быть в своих стихах одновременно и неимоверно древним, и абсолютно сегодняшним». Это означает непрерывность традиции, что под силу лишь цивилизации с высоким уровнем развития. Отсюда и высокий художественный уровень текстов передовых китайских (японских) поэтов.

 

Просто поразительно. Защита от северных варваров.

 

Трудно что-то выбросить из текста, потому привожу следующую цитату целиком:

 

«То же относится и к читателю китайской поэзии. Эти стихи может читать только образованный человек, владеющий сложным языком китайской поэзии. И в этом отношении китайский любитель поэзии отнюдь не такой многоуровневый, как, например, русский, читающий или Ах Астахову, или Бродского. И, соответственно, китайский поэт раскован изначально, поскольку ориентируется на наличие у своего потенциального читателя такой культуры восприятия».

 

Не удержусь и повторю здесь одно из стихотворений, на которое обратил внимание С.Костырко. Оно очень тронуло меня.

 

Под криками стадо овец

Проходит через уездный город.

Колеса машин вращаются медленнее.

Некоторые даже остановились.

Чтобы овцы прошли.

Овцы время от времени озираются.

Затем с бдительностью переставляют копыта <...>

Овцы под сияющим солнцем

Осторожно идут на скотобойню

 

(Лужодиги)

 

А ведь это о нашем народе и, в большей степени  о россиянах.

 

---

 

Ли Цзо

 

Вспоминаю замечательного переводчика, гражданина Китая Ли Цзо, с которым познакомился лет пять назад. Тогда он был отправлен правительством Китая в Белорусский государственный университет на факультет международных отношений в качестве преподавателя китайского языка. Он мне подарил книгу «ЛИ БАЙ. Сто избранных лирик» в своем переводе. Приведу лишь одно трогательное стихотворение из нее.

 

ОПЛАКИВАЮ СЮАНЧЕНЬСКОГО МАСТЕРА ВИНОДЕЛА, СТАРИКАЦЗИ

 

Ты, старый друг,

Ушел в загробный мир,

Где, верно,

Гонишь ты вино опять.

Там – нет Ли Бай,

И кто устроит пир?

Кому вино

Ты станешь отдавать?

 

Восемь строк, а целый рассказ.

 

Читать по теме: «ЛИ БАЙ. Сто избранных лирик»

 

Возвращаясь к нашим псевдо-переводчикам с китайского языка скажу: пока не могу отделаться от мысли, что их деятельность имеет исключительно коммерческий интерес. К поэзии и культуре она никакого отношения не имеет.

 

 

Александр Новиков (#алесьновікаў)

Оставить комментарий (2)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2018 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.