Ранней старости одиночество – затянувшийся холод весны.
Что-то хочется и не можется, – вот покоя бы, тишины…
Ночь приходит – заходит без стука. Заходи! Вдруг вдвоем веселей?
Что ломаешься, старая сука, – не напьешься всё крови моей?..

Валерий ГРИШКОВЕЦ, «Ночь одиночества».
Вы тут: Главная»Рубрики»Литература»Обзоры»

«Большая книга-2019». Александр Кузьменков о произведениях финалистов

02/09/2019 в 12:09 Алесь Новікаў критика , Россия

 

В России, как и в Беларуси, есть один «мальчик», который регулярно указывает на наготу коронованных и некоронованных особ от литературы.

 

В сетевом журнале «Камертон» за 1 сентября опубликована статья Александра Кузьменкова с много говорящим названием «Большая книга-2019»: нагрузка страшная, скука смертная». Начинается она так:

 

Нынешнюю тенденцию «Большой книги» сформулировал председатель Литературной академии Дмитрий Бак: «В круг чтения современного читателя, судя по произведениям этого сезона, возвращается чтение медленное, трудное, требующее усилий и потому дающее более утонченное наслаждение». Реплики большекнижных мужей – вот истинное наслаждение, ва-аще пир духа: «тексты стяжали сердца», «в круг чтения читателя возвращается чтение»… Однако давайте по делу.

 

«Чтение медленное, трудное, требующее усилий», – чистый эвфемизм. В переводе на русский все проще: нагрузка страшная, скука смертная. А наслаждение… ну о-очень утонченное, ага. Все больше из BDSM*.

 

---

*БДСМ – психосексуальная субкультура, основанная на эротическом обмене властью и иных формах сексуальных отношений, затрагивающих ролевые игры в господство и подчинение (ВИКИ).

 

Далее критик точно и метко характеризует книги финалистов, вынося им справедливый приговор.

 

СТАРАЯ ПЕСНЯ О ГЛАВНОМ

(Р. Сенчин «Дождь в Париже»; М., «Редакция Елены Шубиной», 2018)

 

«Дождь в Париже»? Господи, такая банальность, что и сказать-то срамно. Стихи Волошина, картины Светланы Логиновой и Александра Болотова, фотоальбом Кристофа Жакро… И так далее, вплоть до постельного белья ив?новской фирмы «НеоТек».

 

Впрочем, Сенчин и сам – живой трюизм, старая песня о главном: «Живу я, как поганка-а-а… как поганка-а-а… поганка-а-а…» Ури, где у него кнопка?!.»

 

Тем не менее, находятся псевдокритики, которые хвалят поделку Сечина. Басинский, к примеру: «Этот роман можно перечитывать, открывая там новые грани и подтексты».  

 

Помню что-то подобное, общее высказывал о непоэзии А.Никипорчик Владимир Гниломёдов.

 

Следующий отзыв автор пишет в одесском стиле.

 

ЧЕГО СОДОМА НЕ ДЕЛАЛА С ГОМОРРОЙ…
(Линор Горалик «Все, способные дышать дыхание»; М., «АСТ», 2018)

 

Вы знаете за асон? Чтобы да, так нет? Слухайте сюдой, халамидники, и трезво содрогайтесь. Вам будет то, чего Содома не делала с Гоморрой: города гепнутся, а по морде лица пойдет радужная, извиняюсь, гангрена. Ничего интересного для вашего здоровья, таки да. А когда ваша кэцеле скажет «Шалом, гоноф!» – вы задумаетесь, что выйдет дешевше, аминазин или кадиш. Теперь вы слышали пару слов за асон. Но я вам умоляю, не спрашивайте за него гэвэрэт Линор – возможны больничные последствия.


Наша гэвэрэт, чтоб вы знали, – дама с двойным сиропом: борец за права меньшинств, включая братьев меньших. К последним у нее стойкий интерес: если не дебильный заяц ПЦ, то порнуха с зооморфами. Ну, вы поняли: остров доктора Горалик...

 

Один финалист вызвал недовольство даже своего покровителя – Галины Юзефович. Странно, но ее называют «главным литературным критиком в современной России». По мне, так полная глупость. Конечно, выражение станет верным, если заменить «критик» на «рецензент».

 

Позволю себе цитату из статьи «Рецензия: роман «Опосредованно» Алексея Сальникова».

 

«Вскоре после выхода романа в «Медузе» была опубликована рецензия Галины Юзефович, главного литературного критика в современной России. Именно она, вместе с Еленой Макеенко, во многом способствовала раскрутке Сальникова и его ранних сочинений. Можно сказать, что ошеломляющему успеху «Петровых в гриппе» автор во многом обязан Галине — она оценила произведение еще на той стадии, когда оно не было известно никому за исключением нескольких уральских литературных журналов, и с помощью своих медийных инструментов раскрутила книгу и подняла ее до уровня «Нацбеста». Этим объясняется покровительственный и попечительский тон рецензии Юзефович, которая осталась совершенно недовольна и даже разочарована новым романом Сальникова».

 

В общем, ожидания не оправдались, Галина зря потратила время и средства на Сальникова, теперь, похоже, он уйдет в тень.

 

А.Кузьменков себе не изменяет:

 

УЗНАЕТЕ БРАТА КОЛЮ?
(А. Сальников «Опосредованно»; М., «Редакция Елены Шубиной», 2018)

 

Третью книжку Сальникова критика встретила брезгливым недоумением. Наталья Ломыкина: «безупречный язык “Петровых” куда-то исчез». Татьяна Москвина: «автор часто впадает в утомительное и вязкое многословие». Галина Юзефович: «кредит велик, но не бесконечен». А казалось… еще вчера... дорогие мои, хор-рошие…


Господь с вами, барышни: «Опосредованно» – точная копия ваших любимых «Петровых». Разве что без мертвяков. Все остальное на своих местах: и летальная доза быта, и дивизия бесполезных статистов, и кол по русскому.


Новая фантасмагория А.С. держится на одном-единственном гвозде: стихи – наркотик, уголовщина. Идею Алексей Борисович позаимствовал у Сорокина, в пьесе «Dostoevsky-trip» да отчасти в елизаровском «Библиотекаре». Грех по нашим временам невелик – посмотрим лучше, как тема переосмыслена и переработана.

 

А никак. Ну, выдумал сочинитель поэтическую наркофеню, – «будда», «ривер», «тауматроп», «холодок», – тем все и кончилось. Началось любезное Сальникову бытописание во все тяжкие. Вечная память сюжету.

 

Достаточно красноречив уже подзаголовок о книжке Г.Яхиной.

 

ЛИТЕРАТУРА ГИБРИДНОГО СОРТА
(Г. Яхина «Дети мои»; М., «Редакция Елены Шубиной», 2018)

 

«Зулейха» была явным гибридом: женский роман пополам с историческим. Читательский восторг вполне понятен. Сравните при прочих равных две фабулы. Если Майкл <censored> Джулию, а в дверь ломятся копы, то это, само собой, лавбургер. Но если Габдулла <censored> Альфию, а в дверь ломятся чекисты, то это уже высокая социальная драма. Сказано же: любовь и нежность в аду. Марьиванна роняет слезу от сопричастности к Истории Отечества.
 

В новой книжке Яхина продолжила эксперименты по выведению гибридных сортов литературы. Нынче Карл <censored> Клару, кораллы и кларнет изымут при обыске, и будет Марьиванне горькое щастье. А жанровая палитра авторессы пополнилась магическим реализмом.
 

Да таким развесистым, что Gott mit uns. Секретарь партячейки клеймит расхитителей социалистической собственности задолго до «закона семь-восемь», когда термин вошел в обиход. Крупный рогатый скот выращивают на звероферме. Отшельник, просидев у себя на хуторе всю Гражданскую, наслышан о метрической системе. Карпы рвут пирог, брошенный в бассейн, – чем, если у них во рту зубов нет? А «ложбины бугров между мышцами»? – вот вам lo real maravilloso на зависть Карпентеру с Астуриасом!
 

Впрочем, это внеплановая магия…

 

Я процитировал лишь часть и рекомендую полностью прочесть увлекательную статью. Добавлю еще многозначительное окончание.

 

 

 

P.S. Под занавес снова вспомню Бака: «Чтение медленное, трудное, требующее усилий…» Господь, по слову Сковороды, сделал все нужное легким, а все трудное ненужным. Вопросы есть?

 

P.P.S. Да-а, я теперь памятник – отлит в граните финалистом Сальниковым: «Они на меня смотрели, как Кузьменков на литературный процесс». А как прикажете смотреть на такой литпроцесс?..

 

 

 

Не могу не перенести сказанное на себя, ведь литературные процессы у нас немногим различаются.

 

Александр Новиков (#алесьновікаў)

Оставить комментарий (0)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2019 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.