"Понять, что люди безнадежно гнусны – это одна сторона медали, причем, светлая; другая сторона, потемнее: предстоит смириться с тем, что среди них надо жить".

Анатолий Андреев, "Маргинал"
Вы тут: Главная»Рубрики»Литература»Обзоры»

Несчастные беларуские дети

22/12/2018 в 15:12 Алесь Новікаў критика , Каста

 

…Если им приходится читать сказки, Ганада Чарказяна, Михася Позднякова, Анны Скаржинской-Савицкой, Ольги Никольской… Все представители нашей литературной Касты. Не секрет, что полчища литчиновников и их поплечников бросились писать сказки для детей. Прибыльно, наверное. То, с чем мне пришлось ознакомиться, кроме травм детской психике ничего не принесет. Самый крайний вариант – отсутствие пользы.

 

А.Мартинович (крайний слева) на награждении у Президента Беларуси 21 декабря 2018 года.

Н.Чергинец просто осыпал его наградами и званиями. За что?

 

Я было подумал, что Алесь Мартинович (он же предположительно «Усяед» в известной поэме о Трындунце «Даў заданне Правадыр напісаць «Войну и мир», Макар ДРУКАР)… изменил своему принципу – «я ніколі і нікога крытыкаваць не буду». В разделе «Критика» газеты «ЛіМ» №50-21.12.2018г. помещена его статья «Летел над городом… собака» (перевод здесь и далее мой) о новой повести-сказке Ольги Никольской «Фей по имени Светик». Однако никакой критики в материале нет. Более того, идет неприкрытое восхваление «сказочницы». Напомню – Ольга Никольская – дочь Владимира Саламахи, редактора прозы журнала «Полымя». Оба получили Национальную литературную премию.

 

Вынужденно знакомясь с произведениями для детей перечисленных и других беларуских авторов, невольно прихожу к мысли об убогости мышления. Обратите внимание на название книжки. Произошло рождение нового сказочного персонажа в мире. Фей – мужицкого пола. Это уже перекос мышления. Так этому фею автор дает еще и девичье имя «Светик» – уменьшительно-ласкательное от «Света». «Фей» трансформируется в «гей»? Или это транссексуал?

 

Рецензенты, псевдокритики и им подобные нередко цитируют произведения. А это дает обильную пищу для выводов. «Молодая талантливая писательница снова пишет так, что по-доброму завидуешь ее богатой фантазии, умению создавать такие ситуации, от которых дух захватывает». Так «критик» начинает свой слащавый отзыв. На что же хватило фантазии у «сказочницы»?

 

Сразу же бросаются в глаза имена «славной кагорты ее литературных героев»: Колбаса, Кефир, Рыжик.  Есть еще Зубная Фея. Интересное умозаключение «критика»: «В детстве, возможно, они (дедушки и бабушки – А.Н.), тоже были уверены, что, когда выпадают молочные зубки, из забирает добрая Зубная Фея. Вместо их кладет под подушку какие-нибудь подарки».

 

Для того, чтобы понять все убожество повести-сказки, необходимо обратиться к небольшому отрывку из статьи, который о многом говорит. Цитаты из книжки выделяю отдельным шрифтом.

 

«Эта фея уже давно выросла и превратилась в добрую Волшебницу. Свои обязанности передала своим детям. Их у нее – аж тридцать один! Почему именно столько, а не больше или меньше, детки догадываются без труда. Эти же феи зубные, потому их столько, сколько может быть дней в месяце. Каждый из них имеет свой номер. Тот фей, о котором рассказывается в сказке, был феем №30: «И то, что он предпоследний, и то, что у всех детей были имена, а у зубных феев их не было, очень огорчало его». Но мама недаром давала своим деткам номера: было проще раздавать задания, называя феев по номерам. «Сегодня ты, зубной фей №5, облетаешь центр города Н. А ты, №10, отправляешься на его новые улицы. №23 летит в микрорайон С., а №24 – в 3».

 

В последнее время нередко употребляю слово «жуть». Сейчас именно оно отражает мое отношение к фантазиям «сказочницы». Бедные дети, их попросту принимают за олигофренов. Тем не менее, они сейчас намного развитее, чем предполагают некоторые «сказочники», от произведений которых детей необходимо ограждать.

 

Что же главный герой Светик? Он «очень хотел иметь собственное облако, которое и получил в подарок. А еще… «Светик хотел хоть на несколько часов превратиться в обычного мальчика: спуститься на землю, побродить по улицам, прокататься на качелях, познакомиться с детьми и пообщаться с ними». Так Светик и превратился в восьмилетнего мальчика. Стал таким, как и обычные дети».

 

«Критик» все же дает мне намек на то, что О.Никольская, несмотря на то, что воспитывает двоих дочурок, далека от их потребностей. А.Мартинович отмечает, что многие литераторы грешат вторичными сюжетами. Они «пробуют писать для детей, не зная, чем живут современные мальчики и девочки, что их интересует и волнует».

 

Думаю, это в полной мере относится к О.Никольской. И хорошо, что в месяце максимально может быть 31 день, а не сотня или более…

 

Убивает наповал желание «критика». Или это уже решенный вопрос?

 

«Будем надеяться, что четыре повести-сказки* О.Никольской выйдут одной книгой, которая поступит в библиотеки. Для мальчиков и девочек получился бы подарок…».

 

Как можно за подарок считать макулатуру? Очевидно, что это неоправданная нагрузка на бюджет, из которого ежегодно на так называемую «социально-значимую литературу» – макулатуру – тратятся огромные средства. Только на выпуск этой книжки про зубы и дни календаря потрачено, полагаю, не менее 15-20тыс. рублей (1200экз.).

 

Если автор настолько крут и книжки такие увлекательные, зачем их запихивать в библиотеки? Продали бы в магазинах.

 

Александр Новиков (#алесьновікаў)

 

---

* имеется в виду три предыдущие книжки: «Мы – агенты «КолбаФир», 2011 (2000экз)., 2012 (3000экз.), «Приключения агентов «Колбафиржик», 2014 (2000экз.), «Похищение шедевра, или Новые приключения агентов «КолбаФирЖик», 2017 (1000экз.)

 

   

Оставить комментарий (0)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2019 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.