Вера Федоровна спустилась на этаж ниже... и вдруг увидела: …солдаты в голубых беретах несли что-то тяжелое.
«Десантники, как мой Коля, – подумала она, и тут страшная догадка, словно молния, ослепила ее. – Так это же гроб, цинковый гроб! Нет, нет, это не ко мне… Это к кому-то другому!!!».
В этот момент офицер ступил на лестничную площадку и увидел Веру Федоровну. Некоторое время он печально смотрел на нее и, ничего не говоря, снял фуражку.

Николай ЧЕРГИНЕЦ, "Сыновья".
Вы тут: Главная»Рубрики»Литература»Обзоры»

Владимир ПУЧКОВ. Я камень подниму – так затвердела речь…

09/09/2018 в 10:09 Владимир Пучков Россия , псевдопоэзия

 

Давно не встречал в солидных изданиях таких пустопорожних (графоманских) стишков. Каймания отдыхает. У нас, при невысоком уровне поэзии, такое трудно встретить.

 

Подборка откровенно повеселила меня. Предлагаю ее читателям портала.

 

Александр Новиков (#АлесьНовікаў)


 

Владимир Пучков, владимирский поэт,

победитель международного конкурса имени Тютчева (vladtv.ru).

 

«Литературная Россия» № 2018/32, 07.09.2018,

автор: Владимир ПУЧКОВ (г.ВЛАДИМИР)

 

* * *

 

Я камень подниму – так затвердела речь,

Так холодом в ладонь легло литое слово,

Что заново придти и плоть переоблечь

В первоначальный гул – нет смысла никакого.

 

Он канет в темноту, но свет произойдёт

Из крутобедрой тьмы, и отделятся воды

От камня и земли. И там, где небосвод,

Откроются глазам невидимые своды!

 

АНГЕЛЫ

 

Нас Бог лепил из глины золотой,

Выковывал из утреннего света,

Мы из горнила вышли, как металл,

Мы не познали слабости людской,

И весело нам вспомнить в час рассвета,

Как он меха в горниле раздувал!

Как из огня выстругивал он ясли,

Как, разлетевшись, искры не погасли,

И до сих пор сияют в небесах!

Но даже нам смотреть невыносимо,

Когда, как пламя, он проходит мимо

И закипают слёзы на глазах!

 

* * *

 

Остановись среди зимы,

В кругу её строений мрачных,

Издалека увидишь ты

Сиянье этих дней прозрачных.

 

И воздух, блещущий углом,

И первый холод одичанья,

И за родительским столом

Беседы светлое молчанье.

 

* * *

 

Трудовое гуденье пчелиного роя,

Воздух плугом распахан, рассыпчат и крут.

Чернозём отливает густой синевою,

И от зноя стеклянные стрелы бегут.

 

Где в сырое беспамятство рухнули тени,

И стальной колокольчик сквозь камень пророс,

Я увижу, в траву опустясь на колени,

Красоту, осушившую землю от слёз.

 

Пересохло во рту. Вдалеке над полями,

За машиной столбом поднимается пыль.

И сверкает река за сухими стволами,

Как в плетёной корзине – хмельная бутыль.

 

* * *

 

Волна, как джинсовая складка,

Слегка потёртая на сгибе,

И дышится легко и сладко

Тяжёлой большеглазой рыбе.

 

Ведёт мелодию без фальши

Высокий хор столетних сосен.

И в десяти шагах, не дальше,

Уже стоит, но медлит осень.

 

* * *

 

Ледяные ухабы и рытвины,

И забитая в ямы вода;

До чего эти клёны молитвенны,

Я не видел таких никогда!

 

Белым снегом молчанье заполнится,

Глубиной переполнится взгляд.

За кого они, тихие, молятся,

Всею грудью прозрачной стоят?

 

И небесные реки калёные

Протекают сквозь них без конца.

И молитва летит удивлённая,

Словно пёрышко, в руки Отца.

Оставить комментарий (5)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2018 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.