Вера Федоровна спустилась на этаж ниже... и вдруг увидела: …солдаты в голубых беретах несли что-то тяжелое.
«Десантники, как мой Коля, – подумала она, и тут страшная догадка, словно молния, ослепила ее. – Так это же гроб, цинковый гроб! Нет, нет, это не ко мне… Это к кому-то другому!!!».
В этот момент офицер ступил на лестничную площадку и увидел Веру Федоровну. Некоторое время он печально смотрел на нее и, ничего не говоря, снял фуражку.

Николай ЧЕРГИНЕЦ, "Сыновья".
Вы тут: Главная»Рубрики»Литература»Обзоры»

Рукастая душа

29/08/2018 в 19:08 Алесь Новікаў "ЛіМ"

 

Газета «ЛіМ» № 33 за 24 августа примечательна тем, что в ней нет раздела «Поэзия», но в номере много переводов, в том числе и рифмованных.

 

Ничего увлекательного для себя не нашел. В разделе «Критика» нет критики.

 

В редакции почему-то посчитали, что пятнадцать сонетов-пустышек Изяслава Котлярова – целая страница – под общим названием «О, Беларусь, ты – гербная дзяржава!» будут интересны белорусскоязычным читателям (перевод Софьи Шах).

 

Еще одна страница отдана рекламе церкви. Крестный ход теперь называется «Духовно-просветительная экспедиция «Дорога к святыням». Рекламируют религию в государственной газете. Анатолию Бутевичу и Дмитрию Артюху больше писать не о чем?

 

Переводы не привлекательные. Это и понятно. Интересно, кто в редакции разыскивает такие пустопорожние тексты?

 

фото информативное

 

Взялся в кои-то веки прочесть прозу. Эквадорская писательница Давина ПАСАС, которая живет и работает в Испании, представлена рассказом «Каханак» (любовник). Перевод некачественный или сам оригинал проблемный. Приведу два отрывка в своем переводе с белорусского. Вот из начала:  

 

«Ее муж не знает этого, он ничего о ней не знает. Он не способен понять, что отдаваясь ему, она раздвигает ноги, закрывает глаза и изо всех сил сжимает зубы, отчаянно мнет рог простыни в то время, когда душа покидает ее и останавливается в дверном проеме, глядя на них, видя, как она простирает руку, и душа простирал к ней свою, однако они никогда не дотягиваются друг до друга.

 

«Это и есть любовь? И ничего больше?» – спрашивает она у себя на следующий день, глядя в зеркало в ванной комнате, куда убегает, чтобы тайком строить из себя великую актрису, подобно тем, что ходят с задранным носом, подвешенным за невидимые нити».

 

Похоже, муж настоящий самец, но героине этого мало – он грубоват. И вот она встречается в кафе с будущим любовником. Никаких отношений нет – незнакомец еще не стал любовником – и не описано в рассказе, но он почему-то называется «Любовник». Вот окончание. Муж ушел, сказал, что задержится на работе.

 

«Она понимает, что надо спешить, накладывает маску, принимает ванну с минеральной солью и пеной, что купила вчера, прыскает духи, распускает волосы.

 

Открыв дверь, она чувствует, как дуновение воздуха охватывает ее вуалью парфюмерии и она, высоко подняв голову и с закрытыми глазами, чувствует от этого полное наслаждение.

 

– Еще не пришла, а уже чувствую себя живою, – подумала она и усмехнулась наполовину недоверчиво, наполовину стыдливо. Она трогает груди, чтобы убедиться, что они готовы; где-то внутри себя она даже получает удовольствие от того, насколько они готовы.

 

Она шагает по улице уверенным шагом, счастлива, повторяя для своего любовника мелодию, что звучала дождливым вечером в баре. Он ждет ее в томлении, обставил всю комнату цветами, зажег свечи и подготовил бокалы для вина.

 

Моя соседка, моя тайная возлюбленная наконец начнет жить, почувствует себя женщиной, получит наслаждение. Она разденется, ни о чем не думая, кроме тела, что перед ней, и о том моменте, когда окажется в его объятиях.

 

Ничто не должно было избежать этого... кроме школьного автобуса, что довез ее прямо до входа в отель».

 

Перевод с испанского языка Григория Ляшука

 

Не знаю, как другие, кто, может, осилил этот рассказ, но в конце я ощутил полное разочарование. Причем убивает наповал последнее предложение. Оно звучит как-то даже не по-белорусски. И непонятно: что-то случилось, или все прошло удачно? Вот завершение на белорусском языке: «Нішто не павінна было ўнікнуць гэтага… акрамя школьнага аўтобуса, што давёз яе прама да ўвахода ў гатэль». Ну так автобус же довез, в чем интрига?

 

Героиня представляет, что разденется, ни о чем не думая, «кроме тела, что перед ней», и потом получается, что она окажется в объятиях этого тела.

 

Поведение героини показывает, насколько женщины ветрены. Ведь вовсе не известно, какой любовник (самец) ее новый избранник. Всё мечты. А муж даже заставлял душу героини покидать тело. Правда, автор одушевляет… душу, представляя ее с руками. Недавно нам была представлена душа с дефектом зрения – незрячая. Надо как-то разобраться, что такое душа.

 

В общем, рассказ изобилует натурализмом. Конечно, кому-то могут понравиться сцены с раздвиганием ног и проверкой степени готовности грудей героини.

 

Конечно, переводы и две страницы «Сугучча» («Созвучие» – российско-белорусский проект) отняли место у наших писателей. Но в последнее время они представляют в газету посредственные произведения.

 

Александр Новиков (#АлесьНовікаў)

   

Оставить комментарий (0)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2018 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.