"Ибо в том, что я пишу и создаю сегодня и буду сотворять завтра, вижу незримую поддержку и улыбку моего страстного, непутевого, горячего в поступках и желаниях, страстях и бедах человеческих, моего незабвенного отца. Может, таким образом облегчу перед ним свою вину, и маленькая девочка с непослушными косами, заплетенными его добрыми руками, перестанет молчаливо заглядывать мне в самую душу".

Ирина ШАТЫРЁНОК, "Старый двор".
Вы тут: Главная»Рубрики»Литература»Обзоры»

В поисках форм и смыслов (заметки о современной поэзии)

21/03/2018 в 12:03 Валерий Румянцев Россия , псевдопоэзия

 

Похоже, у нас наблюдается закат поэзии. Правда, в отечественных журналах я не встречал упражнений, подобных публикуемым ниже. Но у меня и не было цели изучать другие журналы, кроме основных. Да и есть ли они? Это в России немало литературных изданий.

 

Кажется, что авторы приплачивали за то, чтобы их нетленки опубликовали. Не может быть, чтобы редакторы журналов просто так пропускали материалы, компрометирующие издания.

 

Сегодня Всемирный день поэзии...

 

Алесь Новікаў

 

В ходе горбачёвской перестройки активизировались творившие в то время молодые стихотворцы, в том числе и в плане поиска новых форм и смыслов в поэзии. Например, появились «метаметафористы», среди которых заметную роль играл Алексей Парщиков. Многие его стихи вызывали недоумение и своей формой и своим содержанием. Прочитал я у него как-то следующее стихотворение:

 

Поэт и муза

 

Между поэтом и Музой есть солнечный тяж,
капельницею пространства шумящий едва, –
чем убыстрённей поэт погружается в раж,
женская в нём безусловней свистит голова.

Сразу огромный ботинок сползает с ноги –
так непривычен размер этих нервных лодыг,
женщина в мальвах дарёные ест пироги,
по небу ходит колёсный и лысый мужик.

    

Такие строки не могут оставить равнодушным ни одного читателя. И написал я тогда на этот поэтический продукт пародию под названием «О сокровенном»:

 

Меж поэтом и Музой – уж так повелось изначально –

Существует искрящийся солнечный тяж.

Только звякнет поэт своей лирой печальной,

Тут же Муза его тянет весело в раж.

Изливаются рифмы дождями на грешную землю,

Замирают эстеты, читая стихи нараспев…

В мире нет простоты, и я это с восторгом приемлю

И кормлю пирогами украшенных мальвами дев.

Грандиозность ботинка, скользящего с нервной лодыги,

Неразгаданность тайн, что ещё предстоят впереди,

И потоки стихов, уходящие в новые книги,

Наводнение чувств вызывают в груди.

И свистит голова, погружённая в душу поэта,

И колёсный мужик шлёт тепло с высоты…

Если кто-то прочтёт и осмыслит всё это,

Мне придётся добавить ещё темноты.

 

    

Ну а дальше – больше. Сво-бо-да! Всплыли из небытия новые футуристы, акмеисты. Стал «поднимать голову» новый декаданс. И даже открыли Академию Зауми, – и, представляете, там есть свои академики. Некоторые литературоведы даже называют это «Эпохой Возрождения русской поэзии». Появились многочисленные исследования, где подробно описываются новые течения в русской поэзии, такие как: концептуализм, постконцептуализм, нулевой стиль, неопримитив, шаржированно-гротесковая поэзия, метареализм, континуализм, презентализм, полистилистика, поэзия исчезающего «я». Не будем копаться в этих «измах» и отбирать «хлеб» у литературоведов, да и рядовому читателю это вряд ли интересно.

    

Ясно одно: дальнейшая литературная жизнь показала, что в ходе «эпохи возрождения русской поэзии» не появилось новых Пушкиных и Маяковских. Потому что узок круг этих революционеров в поэзии, страшно далеки они от читателей.

    

Говорят, что поиски новых форм и смыслов в поэзии продолжаются и сегодня. Воспользуемся лексикой нашего великого литературного критика. «Бросим взгляд» на поэзию 2017 года, которая присутствует в некоторых современных литературных журналах,  и посмотрим не только на формы, но и на содержание.

 

Константин Кедров. «Журнал ПОэтов», № 1 за 2017 год.

 

Фуга для органа с роялем

 

Ах Бах был страстный хулиган

Был хулиган к тому же

Он музыку вгонял в орган

Она рвалась наружу

Он ей конечно доверял

Но и не доверял он

Вгонялась музыка в орган

И стал орган роялем

Рояль орган – орган рояль

И я не ты и ты не я ль

Орган-ор гам

Ор гам ор-гамм

Орган-оргазм

Оргазм-орган.

    

Глупость часто вырывается наружу с помощью языка. И она никогда не успокаивается на достигнутом. Тут не только форма, но и содержание отсутствует, хотя К.Кедров – доктор философских наук. (Впрочем, один неглупый человек сказал так: «У нас сегодня нет философов, а есть только профессора философии). Оказывается, блудливые мысли тоже требуют свободы слова. Прочитав этот опус, ни один читатель не испытает оргазма, если, конечно, не состоит на учёте в ПНД. И уж понять образ «рояль органа», так же как и «орган рояля» вряд ли многим  под силу. Нам бы чего попроще: гармошка, балалайка…

    

С самого начала нам не повезло с поиском интересной формы и содержания. Но, как говорил в известном фильме Юрий Никулин, «будем искать».

 

Андрей Торопов. «Дети Ра», № 9 за 2017 год. У этого автора читаем такое стихотворение:

 

Поэзия не эпичнеет

До философского труда.

Элегичнеет, лиричнеет,

Не эпичнеет никогда.

И мы не будем эпичнеять,

И мы останемся детьми.

Балбесно будем чародеять

Своими дряхлыми костьми.

 

Хочешь, чтобы над тобой смеялись, – иди в клоуны, а не в поэты.

    

Поэзия никогда и не претендовала, чтобы её называли философским трудом. Как раз поэзия есть и эпическая, и лирическая. И придуманные автором словесные «загогулины» не убеждают читателя в авторской правоте. Единственно, в чём прав А.Торопов, так это в том, что такие авторы, как он, в поэзии действительно «останутся детьми».

    

Однако не будем расслабляться и продолжим поиск.

 

Максим Амелин. «Октябрь», № 7 за 2017 год. Всего одно его стихотворение:

 

Свобода уходит нагая,

Такая же, как и пришла,

хромая, изнемогая,

обобранная догола,

а мы… остаёмся обломки

сухих пустоцветов сбирать,

приветливых предков потомки,

земли безмолвная рать.

 

Люди, не умеющие рассуждать, обожают это демонстрировать.

    

Более корявую метафору и не придумаешь. И чего это ради свобода «нагая», а не одетая. А какие это «обломки сухих пустоцветов» мы остаёмся собирать? На что намекает автор – не понятно. И почему «сухих», а не сырых пустоцветов. А почему «безмолвная рать»? У нас сегодня болтунов очень даже немало: и на официальном ТВ, и на телеканалах «Дождь» и «Эхо Москвы», и на Болотной…

    

Продолжаем наше литературное путешествие дальше.

 

Денис Осокин. «Октябрь», № 6 за 2017 год. Стихотворение Д. Осокина «Ты моя лягушка» начинается такими строками:

 

я называю

любимого человека

лягушкой,

мешкожаберным сомом,

сусликом спящим…

 

А заканчивается так:

 

я не могу любить тех

кто не понимает

такие сравнения

 

Я, хоть убей, не понимаю таких сравнений. Так что мне надеяться не на что: меня Д. Осокин не полюбит никогда.

А вот следующее его стихотворение из очень большой подборки.

 

Скатерть

 

рифмовать надо так:

льнянка – мыльнянка.

полка – заколка.

ушко – ватрушка.

платье – без платья.

катит – прикатит.

пара – самара.

скатерть – и хватит.

    

Вся беда в том, что подобная белиберда печатается в одном из «ведущих» литературных журналов. Читают юные поэты подобную галиматью и думают: «Оказывается, вот как сегодня надо писать, чтобы тебя печатали, а не так, как Лермонтов, Есенин, Евтушенко…»

    

Что это? Поиск новых форм и смыслов? Или в попавшихся мне журналах окопались враги русской литературы? И как долго это будет продолжаться?

      

Есть литературные журналы, ежегодно публикующие сотни стихотворений, в которых присутствуют признаки поэзии (какая-никакая метафора, ритм, рифма и т. д.), а настоящей поэзии в них нет.

    

А, может, именно такую поэзию на страницах литературных журналов  жаждет видеть сегодня основная часть читателей? И потоки «зауми», которые СМИ вот уже три десятилетия обрушивают на российский народ, не могли остаться безрезультатными? Не зря же Александр Кузьменков в своей статье «Фигню заказывали?» пишет:

 

«21 процент россиян считает научно-технический прогресс явлением в той или иной мере вредным (ВШЭ, 2016),

29 процентов уверены, что люди появились одновременно с динозаврами (ВЦИОМ, 2011),

25 процентов считают Солнце спутником Земли (ВЦИОМ, 2017),

64 процента считают себя православными, но половина из них не заглядывала в Библию (Фонд «Общественное мнение», 2015),

59 процентов верят в колдовство («Левада-центр», 2012).

    

О каком квалифицированном чтении можно говорить при таких вводных? Если в современном литературном процессе дела пойдут так и дальше, то Дарья Донцова со своими книжками будет лидером продаж ещё лет тридцать. И тогда русской литературе уж точно – хана. И это будет беда не только для читателей и писателей. Это будет катастрофа для всей России.

    

А этого бы очень не хотелось!

 

Валерий Румянцев,

Сочи

Оставить комментарий (1)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2018 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.