Ранней старости одиночество – затянувшийся холод весны.
Что-то хочется и не можется, – вот покоя бы, тишины…
Ночь приходит – заходит без стука. Заходи! Вдруг вдвоем веселей?
Что ломаешься, старая сука, – не напьешься всё крови моей?..

Валерий ГРИШКОВЕЦ, «Ночь одиночества».
Вы тут: Главная»Рубрики»Литература»Обзоры»

Контрасты

16/03/2016 в 16:03 Александр Новиков Россия , писатели

Довольно интересно наблюдать дискуссии писателей об их бедственном положении. Но только не у нас. В Беларуси дискуссионное поле сужено до «ЛитКритики.by», за что известная группа во главе с главным писателем страны хочет уничтожить литературный портал. Законных способов нет, поэтому используются незаконные, с помощью связей. Посмотрим, к чему это приведет.

 

Статья из «Литературной газеты», которую я предлагаю, на первый взгляд, не содержит ничего нового. Но в ней есть своя изюминка: собраны в одном месте различные факты. А это хорошая основа для анализа и неординарных выводов.

 

Современная Эстония, сталинские времена, советские предперестроечные годы и нынешнее время в России. Интересно, что есть писатели, которые творили во все эти годы. Сталинское «инженеры человеческих душ» известно. Но вот существенная добавка: «производство душ важнее производства танков». Почему? Да потому, что души нужны были покорные, аморфные, идеологизированные, пропитанные духом партии.  Надо понимать, что тогда не было телевидения, широкого телевещания. Не было информационных империй, подобных каналам Дмитрия Киселева, «Россия-24», «Russia Today»…  Сейчас все это есть, поэтому писатели не нужны. Да еще и из-за своей немощности: если творят впроголодь, такой результат и получается.

 

Но дело и не в желудке. Уровень интеллекта писателей резко упал (правда, в России он выше чем у нас, по моим наблюдениям). Мне понятно, почему – нет отбора. А в СССР он был. Сейчас у нас, СПБ, например, просто механически поглощает государственные средства (деньги налогоплательщиков). В последнее время стало понятно – и российские средства через Союзное государство и СНГ. СБП – средства различных западных фондов. Но к ним имеет доступ ограниченный контингент лиц с неограниченными, как оказалось, запросами.

 

Понятно, что возврата к прежним временам нет. Профессия «писатель» – анахронизм советского времени – не появится. Так же, как и профессия «критик», как бы не старалась известная группа лиц, добивающая отечественную литературу.

 

Совершенно нереальны предложения автора статьи. Писательские союзы вскорости отомрут. Во всяком случае, в таком виде они долго не протянут. Ведь даже члены одного союза не знают всех своих коллег, а как их узнают читатели? По тиражам в 100-300 экземпляров?

 

Как ни странно, именно рынок отрегулирует писательские отношения. Он уже отрегулировал. Только у нас пока в уродливой форме.

 

Александр Новиков

 

***

 

Художник должен быть голодным?

Вопрос ребром

«Литературная газета» №9, 3-9 марта 2016г.

 

Почему «невидимая рука рынка» писателя в упор не видит

 

Недавно один мой знакомый вернулся из Таллина и, радостно потирая руки, сообщил: «Сдал там несколько своих книг в русскоязычный отдел крупного книжного магазина, и мне сразу же за каждый ещё не проданный экземпляр заплатили по четыре евро!»

 

Гонорар как оскорбление

 

Радость его понятна. В России столько ни один автор, даже самый популярный, не получит. А если что-то и получит, то только после реализации. При этом его доля от выручки за продажу одной книги (а они у нас в магазинах стоят не менее 300–400 рублей) составит мизерные 5–7 рублей. Более чем в 50 (!) раз меньше, чем в соседней, совсем небогатой Эстонии.

 

подайте писателю на пропитаниеНедавно Санкт-Петербургский Дом писателя принял участие в акции по изданию книг наших современных писателей сериями и крупными для сегодняшнего дня тиражами – пять тысяч экземпляров. Через книготорговую сеть, имеющую несколько сотен пунктов продаж, было реализовано более 170 тысяч книг, изданных на субсидии городского правительства. И знаете, как заплатили книгопродавцы писателям? По 5 (пять) рублей за проданный экземпляр. И авторы ещё и радовались. Почему? Да потому что заплатили! Ведь очень часто вообще не платят.

 

Получается совершенно невероятная вещь: производитель интеллектуального товара (а книга, выставленная на продажу, и есть прежде всего интеллектуальный товар), автор, получает во много раз меньше тех, кто этот товар реализует. Если называть вещи своими именами, то это самый настоящий грабёж! Конечно, книгопродавцы и издатели, если их спросить, почему они держат писателей на нищенском пайке, тут же станут вздыхать, разводить руками, ссылаться на рост цен на бумагу и типографские услуги, повышение арендной платы, налоги и т.д.

 

В какой-то мере они, конечно, правы. Но ведь и в соседней Эстонии цены на бумагу растут! Так почему же не в самом богатом государстве, где к тому же никаких собственных Достоевских и Толстых отродясь не водилось, авторам всё-таки платят на порядок, на два больше? Да потому что там высоко ценят и очень уважают интеллектуальный труд. В любой европейской стране не только писатель, но и любой другой работник сферы умственного труда получает куда больше, чем у нас. И не потому, что мы беднее. Просто уж так у нас сложилось: писателям можно и не платить вообще, писать они всё равно будут, куда денутся.

 

Увы, в современной России на литературные гонорары не прожить. Тех, кто может это себе позволить, единицы: в основном бойкие и плодовитые сочинители детективов: Акунин, Донцова и др., которых к писателям причисляют, наверное, только по недоразумению. Остальные, чтобы прокормить себя и свои семьи, вынуждены работать где-то ещё, писать статьи в газеты и журналы, пытаться свести концы с концами на скромную пенсию или на изредка перепадающие гранты.

 

Впрочем, и во времена, когда творили Пушкин и Достоевский, положение пишущей братии было не лучше. Пушкин вообще был первым русским поэтом и писателем, который смог жить на гонорары, но и он умер весь в долгах. На царские подачки жил в Италии великий Гоголь, а потом умер в унизительной нищете. Постоянно нуждался и Фёдор Достоевский, а когда он умер, его вдова сама ходила с его книгами на базар, чтобы прокормиться. Самыми благополучными были советские времена.

 

Важнее производства танков

 

20 октября 1932 года высшие советские руководители – Сталин, Молотов и Ворошилов – встретились с писателями, собравшимися у Максима Горького в его московском доме, в роскошном особняке, который власти СССР передали Горькому, когда он вернулся из эмиграции. Как известно, именно там Сталин назвал писателей «инженерами человеческих душ», добавив к этому, что производство душ важнее производства танков.

 

После этой встречи писателям в СССР были предоставлены невиданные привилегии. Все указания вождя были выполнены. Прозаикам и поэтам выделялись государственные дачи, квартиры. Был образован Литфонд, через который тружеников пера снабжали фактически бесплатными путёвками в дома творчества, в том числе в Крыму и в Сухуми. В Ленинграде было создано даже специальное ателье, где они могли шить себе костюмы. Не было, наверное, в СССР профессии престижней, чем писатель. Они были членами ЦК и депутатами Верховного Совета, их произведения печатали миллионными тиражами. А самое главное – гонорары за книги были не ниже, чем сегодня в крохотной Эстонии. Стоило заключить договор с издательством, как тут же выплачивался солидный аванс. За книгу среднего объёма в 80-х гг., например, получали в итоге 4–5 тыс. рублей. За такие деньги тогда можно было купить «Жигули».

 

После краха СССР, когда все издательства и типографии перешли в частные руки и рухнула мощная сеть распространения, книги стали рассматриваться как обычный товар: как сосиски, ботинки, носки и т.п. Его нужно взять у производителя (поэта или прозаика) как можно дешевле, а продать покупателю (читателю) как можно дороже. «Твою же книгу напечатали, так чего ты ещё хочешь? Возьми 20 экземпляров и будь доволен!» Понятие «писатель» исчезло даже из перечня существующих в нашей стране профессий. Писатели есть, а такой профессии… нет! «Инженеры человеческих душ» превратились в бесправных рабов.

 

И тут, конечно, встаёт сакраментальный русский вопрос: что делать? Наивно ожидать, что «невидимая рука рынка» сама всё урегулирует, как нам коварно внушали в 90-х годах. Государство должно вмешаться и законодательно установить рамки, ниже которых плата за интеллектуальный труд быть не может. Мало того, надо законодательно утвердить необходимость платить авансы, а авторские гонорары – сразу при сдаче книги в торговую сеть, а не потом, когда она будет продана. Чем мы, в конце концов, хуже эстонцев?

 

Владимир МАЛЫШЕВ, директор Санкт-Петербургского Дома писателя

Оставить комментарий (0)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2019 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.