"Одна из немногих новостей, которыми люди не перестают восхищаться снова и снова, – это известие о том, что они скоты".

Анатолий Андреев, "Маргинал"
Вы тут: Главная»Рубрики»Литература»Отзывы»

"Последний друг" Олега Ждана-Пушкина

18/07/2018 в 20:07 Алесь Новікаў критика

 

Олег Ждан-Пушкин – автор, произведения которого можно публиковать часто. Он один из немногих представителей литературной Касты, являющий собой еще и талантливого писателя. А это редкость. На сайте журнала «Нёман» нашел рассказ писателя «Последний друг». Наверное, из шестого номера. Произведение ценно по многим причинам. Оно автобиографично, потому основные события, происходящие в рассказе, реальные. Автор не стесняется и показывает свой стиль работы. Понятно, что это относится практически к каждому редактору.

 

Олег Ждан-Пушкин

 

Писатель замаскировал прототипов, но некоторые угадываются, особенно в одном из главных героев – Сергее Королевиче, ради которого и написан, как я понимаю, рассказ. Что называется – «достал». Но это состояние взаимное – достал героя и Редактор (основной главный герой), за которым и стоит автор.

 

Откровенно показана Каста. Очень емко сказано и о Союзе писателей Беларуси. Раскрываются некоторые слабости Редактора.

 

В общем, рассказ небольшой, но насыщен событиями до предела.

  

Если кого-то интересует качество рассказа, его художественные достоинства, то они достаточно высокие. Можно придраться к мелочевке, если быть таким же занудой, как и Редактор. Но моя цель не критика, хотя косвенно она будет присутствовать, а поведать, как я понял рассказ и что нашел в нем интересного для себя.

 

Итак, Сергей Королевич направляется в редакцию. Скоро у него шестидесятилетие и он надеется на публикацию своей повести к этому событию. Редактору известно, что писатель давно ненавидит его.

 

По ходу узнаю, что Редактор вредный – острит не по делу. Порой публикует втихаря – под псевдонимом – свои рассказы в конце года. А недавно даже повесть тиснул в начале года.

 

Разговор у Королевича с Редактором состоялся неприятный, после того, как автор увидел свой изуродованный текст: «…какие-то записи на полях, вычерки, стрелки, перемещающие фразы и целые сцены, и начал закипать». Как сторонний и нейтральный наблюдатель, в этом случае я на стороне Королевича. Редактор полностью стал навязывать ему свой стиль, философию, свое видение произведения, его частей. Это недопустимо, поскольку авторский стиль и колорит исчезают и за текстом проявляется Редактор. Конечно, если рукопись приносит посредственность или бездарь из числа Касты или поплечников, то Редактор вынужден править, чтобы не позорить журнал. Автор-бездарь даже доволен: его выставляют в лучшем виде. Но кромсать добротное произведение талантливого автора…

 

Повторяю: поскольку случай описан реальный и О.Ждан-Пушкин разбросал немного крошек, я догадываюсь, кто является прототипом Королевича. Главное для меня следующее: «что-что, а охоту Королевич знал с детства». Еще – темперамент героя, примерная дата юбилея... Если так, то прототип является достаточно талантливым писателем. Почему его мурыжил Редактор, можно лишь догадываться. Он сам признается: «…повесть была неплохой, она хорошо становилась в очередной номер». Можно предположить и внешнее влияние: установку не публиковать Королевича. Такое возможно, поскольку есть реальные случаи.  

 

В общем, Королевич просто сбежал от Редактора и понесся по коридору. Вскочил к Главному Редактору, молодому и красивому. Наверное, это и все достоинства.

 

Автор в произведении волен поступать по своему усмотрению. Вот и О.Ждан-Пушкин периодически издевается над Королевичем, например, в сцене у Главного:

 

– Смотрите, что он сделал с моей рукописью! Смотрите! – листал перед его глазами страницы. Листки падали на пол, Королевич ползал за ними под столом и готов был уничтожить всех, включая Главного.

 

Примечательно, что Королевич, перед походом с рукописью к Редактору, получил установки от писателей, с которыми находился в дружеских отношениях. Даже известный писатель Солонец сказал – гениально. На что Редактор заметил: «…друзья друзьям бессовестно лгут. Правду говорю только я».

 

Здесь я понимаю Редактора, который, несомненно, прав. Друзья и близкие – это те, кто врут писателям из своего окружения, необоснованно теша их самолюбие и разжигая тщеславие. Ярким примером для меня служат отзывы Анатолия Андреева и Владимира Гниломёдова о творчестве пиита Анатолия Аврутина. 

 

В конце концов, Королевич и друзья-приятели приходят к выводу, что Редактор тупой и мудак.

 

Интересен следующий эпизод, когда отверженный автор порывался было после бегства из редакции зайти в Союз писателей [Беларуси] и поделиться переживаниями.

 

Он постоял у Дома литераторов, подумал о том, с кем бы там можно поделиться переживаниями, и никого не выбрал. Там сидят благополучные люди, которым глубоко наплевать на рукопись какого-то несчастного автора. Да и Редактор тоже из их дружной компании.

 

Т.е., О.Ждан-Пушкин совершенно не скрывает свой высокий статус в литературной тусовке. Напоминаю, что он входит в Касту, а не группу поплечников. А талантливых писателей, таких, как Олег Алексеевич, в ней можно пересчитать «на пальцах некомплектной руки фрезеровщика».   

 

Понятно состояние Королевича, которого добивает еще и жена своими зевками.  

 

Жена проснулась, заглянула к нему в кабинет.

– Чего не спишь? – зевнула во весь большой рот.

– Пишу рецензию, – сказал он с надеждой.

– Делать тебе нечего, – и зевнула опять.

Всякий раз он надеялся, что заинтересуется его работой. И каждый раз в ответ получал зевок. Надо разводиться. Пора.

 

В некоторой степени расстроен, возможно, страдает, Редактор.

 

Вернусь к тому моменту, когда Редактор зашел к Главному. Оказывается, на него жаловались. Например, Наталья Костикова, которая присылала семь рассказов, но Редактор их отклонил. А последнюю повесть похвалил, и тоже отказал. Есть писательница с Фрунзе, 5 с именем и фамилией схожими с героиней. Если догадка верная, то Редактор достаточно смел. О том, что дама высокого полета, красноречиво говорит следующее обращение Редактора к Главному: «– Если согласна еще поработать, пусть приходит. А хочешь – поставим как есть». К простым писательницам так не относятся.

 

Жаловался и писатель Шестопал, который носится со своим романом. А тут еще и Королевич. В общем, жизнь у Редактора – не мед.

 

Да, Олег Ждан-Пушкин достаточно надежно замаскировал многих героев. Но вот одну писательницу он обрисовал вполне определенно. В этом случае просматривается неприкрытая месть. Собственно, рассказ пропитан местью и по отношению к Королевичу, хотя не такой явной. Думаю, эпизод с писательницей не красит автора. Он мне сразу напомнил Николая Чергинца. Правда, лишь напомнил. До «мастера сыска и художника слова» Олегу Алексеевичу очень далеко. Тот не скрываясь называет героев своих посредственных произведений именами реальных людей, своих врагов. И издевается над ними изощренными способами маньяка.

 

Редактору приходится публиковать нетленки бесталанных авторов. Понятно – это или представители Касты или те, на кого указывает высшее руководство. Некий бесталанный автор даже предлагал свой гонорар перевести на домашний адрес Редактора.   

 

В заключение приведу объемную цитату. Мне она о многом говорит. Полагаю, это был реальный случай.

 

Редактор сидел за компьютером, читал повесть молодого автора и не мог решить, что с ней делать: отклонить или принять, и переписывать многие страницы. Переписать – сослужить дурную службу автору, отклонить – погубить неплохую идею. В любом другом случае отклонил бы, если бы не, как говорится, личный контакт: молодой человек приходил в редакцию с трехлетней дочкой – кудрявым голубоглазым ангелом, – и Редактор по старости своей не мог ее забыть. Удивительной красоты была девочка. Кроме того, вдруг попросилась к нему на колени. И вспомнив это, решил: надо публиковать. Сразу же позвонил автору: «Приходи, – сказал, – есть разговор. – И засмеялся: – С дочкой!»

 

Редактор по всем признакам должен был отклонить бездарную повесть. Но что его остановило? Девочка. Сцена описана достаточно подробно и комментировать нечего. Автор показал человеческие качества Редактора (себя). Но он грубо нарушил собственный устав. Мне вообще сразу показалось странным, почему папашка потащил свою дочь в редакцию? Это не свойственно для мужчин. Обратил внимание и на нетипичное поведение ребенка: в таком возрасте дети обычно стеснительны. А теперь дорисую картину. Перед приходом к редактору молодой автор говорит дочери: «когда мы начнем с дядей разговаривать, ты попросись к нему на колени».

 

Каково? Про ударение в этом слове промолчу. И кто из этой кучерявой девочки вырастет, если мое предположение верное? Ведь ее могли использовать таким образом не один раз.

 

Олег Ждан написал замечательный рассказ. Он показывает не только жизнь Редактора, но и всю редакторскую кухню. Не совсем приглядно иногда выглядят писатели. Если в шкафу Редактора сотни рукописей, непригодных для публикации, можно ли ожидать шедевр? Откуда ему взяться?..

 

Алесь Новікаў

Оставить комментарий (0)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2018 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.