Сцвярджаюць гісторыкі і мовазнаўцы
Што паступова сціраюцца грані нацый
І, нібыта як перажытак,
            аджыць павінна абавязкова
Мова маці маёй – беларуская мова…
Што мне, як імя ўласнае, блізкая і знаёмая,
Што па жылах маіх цячэ
                      і сонным Сажом і Нёманам.

Рыгор БАРАДУЛІН
Вы тут: Главная»Рубрики»Литература»Критика»

"Поэзия" Александра Лисняка – прыщ на лице литературы

24/09/2019 в 20:09 Алесь Новікаў псевдопоэзия

 

Когда я увидел в оглавлении августовского журнала «Нёман» фамилию Лисняк, что-то дрогнуло внутри. Открыл страницу с началом подборки его стишков – ба, знакомые всё лица! (с). Понятно, что настроение мое поднялось, несмотря на то, что журнал тонет в нашем литболоте.

 

Сразу же нашел свой отзыв «Скольких я зарезал, скольких перерезал! ©» на подборку графоманских упражнений в ноябре прошлого года. Там рифмоплет представляет себя гигантом секса, которому его посох (фаллос) настроила еще мальчишкой «балерина блудного посыла». Т.е., лишила его девственности и научила… понятно, чему. Так он ее, вместо того, чтобы «поклоны бить от каждого угла», клял, на чем свет стоит.

 

Тогда, откровенно говоря, «поэзия» А.Лисняка изрядно повеселила. На этот раз я не ошибся в ожидании. Хотя про посох в подборке графоманских упражнений «На склоне дня» уже не было, стишки приподняли настроение. Их автор мог с успехом читать в банях, на любых застольях, в узком кругу друзей… То, что его публикует «Нёман», говорит о закате журнала.

 

Первый же стишок с громким названием «Родина» порадовал.

 

Родина

 

Века здесь люди счастья ждали.

Но спешке не было причин:

Такие выпуклые дали

Над безразмерностью пучин.

 

Слова – лишь только междометья.

А чувства – только сердца дрожь.

Живи столетье за столетьем,

Ни до чего не доживешь.

 

Помстится, что уже не сбыться

На этих землях красоте:

Тоска и злость легли на лица,

И бродят страхи в темноте.

 

И непонятно иностранцу,

Лакею, полчищу иуд,

Как свет взмывал протуберанцем

Из этих черных бед и худ.

 

И как бы власти ни мешали,

И как бы карты ни легли,

Такие подвиги свершали!

Такое вынести могли!..

 

Лишь зацветут сады, запахнут,

Разбойник, пьяница и плут

Вдруг остановятся... и ахнут.

И слезы радости смахнут.

 

Здесь эмоции по шкале от «я балдею» до «полный песец». Не хочется писать точнее. «Выпуклые дали», «безмерность пучин», жизнь столетиями, как герои библейских книг, протуберанцы «из черных бед и худ». Последнее четверостишие вообще от балды.

 

[ЛИСНЯК Александр Алексеевич] Родился 12 августа 1948 года в Лискинском районе Воронежской области, в совхозе 2-я Пятилетка, но уже в первый класс бегал на Алтае, делал домашние задания под керосиновую лампу в селе Добрино рядом с местом рождения, а закончил его, как и все школьное образование, в совхозе «Масловский».

 

Затем – дирижерско-хоровое отделение Воронежского культпросветучилища, служба в профессиональном военном оркестре кларнетистом в Тбилиси. Там же окончил школу военкоров, стал лауреатом Закавказского округа в поэтическом конкурсе.  После работал худруком, директором Домов культуры, преподавателем музыки, концертмейстером… в Воронежской, Запорожской, Донецкой областях. Основной инструмент баян, любимые – труба и саксофон.

 

С 1973 года – в газетах (от корреспондента до редактора), райкоме КПСС и восемнадцать лет (до 1999 года) в аппарате Воронежской писательской организации. Более десяти лет один из видных политтехнологов в местных выборных кампаниях в городскую и областную Думы, на мэрские и губернаторские должности.

 

(С сайта секции воронежских писателей «Профи»)

 

***

 

ЛИСНЯК Александр Алексеевич. Родился в 1948 г. в Лискинском районе Воронежской области. Окончил дирижерско-хоровое отделение культпросветучилища, факультет журналистики Воронежского государственного университета. Автор многих книг поэзии и прозы. Живет в деревне Прудок Городокского района Витебской области.

 

(Из журнала «Нёман»)

 

Про жысть упражнение не лучше.

 

Еще про жизнь

 

На склоне дня в степи пылало небо,

Стекая в травы реками кровищ.

И я с ружьем тут выглядел нелепо,

Как на лице прекрасной дамы прыщ.

 

Нелепо все – слова, вожди, поэты,

Свершенья наши, божии дары...

А над закатом скоро в небе этом

Начнут сиять несчетные миры...

 

В огне зари, едва земли касаясь,

Между времен (попробуй так, решись),

Бежал косой. Ну что ж, на то и заяц.

За ним борзая. Что ж, на то и жизнь.

 

«Про молодость и стать» даже публиковать не хочется. Вот окончание:

 

И нет уже и капли обольщенья,

Что мне блеснуть еще достанет сил:

О, сколько нужно вымолить прощенья!

О, скольких я бы с радостью простил!

 

Оканья в этот раз немного. Это же не секс.

 

Ну как же не написать о Пасхе. Праздник плоти. Похоже, у стихоплета этот праздник не кончается.

 

Пасха плоти

(первоапрельское)

 

Праздник с неба опустился,

Нет у радостей преград:

Постник рад, что отпостился,

И обжора тоже рад.

 

Тело в церковь рвется прямо,

Ножки сами в храм хотят:

Так натоптано у храма,

Но ведь души не следят.

 

А где люди, там и праздник –

Повод скушать и поддать.

Только так, возможно разве,

И нисходит благодать.

 

Под молитвы думку нежим

До «Христос воскресе» вплоть:

«Вот уж душеньку потешим –

Попитаем вволю плоть».

 

Поп с дьячком уединился.

Он устал,

Но не сердит.

Говорит: «Душа, подвинься,

Рюмка мимо пролетит».

 

Уж мы пили!

Уж мы ели!

Коль душе –

В бессмертье путь,

Пусть пока пребудет в теле

Прочно, а не как-нибудь...

 

«Прорубь» пропускаю. Понятно, когда герой (автор) тонул в проруби, «вода была как спирт прозрачна». А как иначе? Хирой выжил, и «вновь среди людей укоренился».

 

Скажи мне, кто твой друг…

 

Жилище

 

Мой старый друг купил себе жилище.

Он сам его сим именем назвал.

Сквозь крышу звезды. В стены ветер свищет.

Да печь дымит. Да изгородь вповал...

 

Оставил это, вместе с горькой долей,

Герой войны, прожив почти сто лет.

Внизу река. Да рощица за полем.

Сирень в окне. Да над окошком свет...

 

Живи как бог – ни газа нет, ни лифта.

И нет медпункта – незачем болеть:

Подумаешь, герой погранконфликта,

Сам ни украсть, ни врать, ни голым спеть.

 

Вот так же предки все его прожили,

Отца возьми иль деда-кулака.

И глянуть страшно – лишь мослы да жилы,

Да и у друга впалые бока.

 

Мы телевизор другу подарили.

В нем фейерверки, в нем веселье сплошь.

Москва такие выдает кадрили!

Там пьют-едят такое! – фиг поймешь...

 

А мы – по сто. На хлеб лучок да сало.

И все безумства как бы и не в счет:

Москву Россия много раз спасала,

Возможно, и на этот раз спасет...

 

«Биографические размышления» интересны, как характеристика автора. Они достойны внимания и уважения.

 

Биографические размышления

 

Жутко думать: могло бы случиться,

Что я мог вообще не родиться.

Не увидеть ни леса, ни поля,

Не изведать ни счастья, ни горя.

Например, не случись революций,

Мне бы солнышку не улыбнуться.

Ведь тогда (в этом нет нынче тайны)

Не пришлось Алексею с Украйны

От голодной мучительной смерти

Убегать в наши земли, поверьте...

Ну а Машенька, доченька Трушки,

Посконь ткала б в своей деревушке,

Пряла шерсть. То есть, все это значит,

Что ее не пришли б раскулачить,

В «принудиловку» бы не сослали

И друг друга они не узнали...

А как дальше расскажут – заплачешь.

Да былого не переиначишь...

 

Было б можно с судьбою рядиться –

Я согласен бы и не родиться!

 

Если не обращать внимания на псевдопоэтическую хрень, интересны и рассуждения о приближении вечного.

 

Зачем?

 

Был, как раннее солнышко, нежный

И слегка от него конопат.

Мне казалось, что свет неизбежно

На добро и на радость богат.

 

Мне красивые мысли внушали

И учили достойным делам.

Плыли дни – как цветастые шали.

А потом превратились в бедлам...

 

Что ни день – все обрубок да обрезь.

Не народ – ядовитая ртуть.

И все реже подобье и образ.

И все чаще звериная суть.

 

Только вечная тьма неизбежна:

Слышу стук суетливых лопат.

Так зачем был, как солнышко, нежный

И слегка от него конопат?..

 

Ничего больше не хочу добавить кроме – пеши есчо, Александр!.. Думаю, уважаемые читатели, вас тоже

повесила подборка.

 

---

P.S.: Рекомендую главреду «Нёмана» Юлии Алейченко приглашать авторов со стихиря (стихи.ру). Там можно найти рифмовки поприличнее.

 

Читайте «ЛитКритику» на ФЕЙСБУКЕ.

 

Александр Новиков (#алесьновікаў)

Оставить комментарий (0)

Поделиться в соц.сетях:

Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2019 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.