Сцвярджаюць гісторыкі і мовазнаўцы
Што паступова сціраюцца грані нацый
І, нібыта як перажытак,
            аджыць павінна абавязкова
Мова маці маёй – беларуская мова…
Што мне, як імя ўласнае, блізкая і знаёмая,
Што па жылах маіх цячэ
                      і сонным Сажом і Нёманам.

Рыгор БАРАДУЛІН
Вы тут: Главная»Рубрики»Литература»Критика»

Литературные итоги-2018

30/12/2018 в 14:12 Александр Кузьменков Россия

 

Помещаю последний в этом году материал замечательного российского критика Александра Кузьменкова. Являюсь почитателем его таланта.

 

Александр Кузьменков в "Журнальном зале" лидирует среди критиков

 

Критик А.Кузьменков сохраняет лидерство среди зоилов. Его въедливые разборы книг в "Журнальном зале" самые востребованные среди читателей сайта. А в будничной жизни Сан Саныч трудится в заводской многотиражке Нижнего Тагила,где зарабатывает тяжким журналистским ремеслом на хлеб насущный,время от времени спускаясь во глубину уральских руд.

 

(Источник)

 

Александр Кузьменков

 

А ведь Кузьменков начал заниматься критикой в 2010 году, на год раньше меня. Удивительный успех.

 

Поражает глубокое знание критиком российской и в немалой степени мировой литературы. У него сформировался свой неповторимый стиль. Статьи А.Кузьменкова читаются как лучшие художественные произведения.

 

Поздравляю Александра Александровича, по всему видать – замечательного человека, с наступающим Новым Годом! Здоровья ему и дальнейших творческих успехов!

 

Александр Новиков (#алесьновікаў)  

 
 
Литературные итоги-2018
 

Литкритикой я занимаюсь с 2010-го. Срок достаточный, чтобы понять: нет у меня методов против Кости Сапрыкина, нет! Их вообще не существует. Тут, хоть лоб расшиби, Сальников останется косноязычен, Снегирев бессмыслен, а Галина Юзефович с Еленой Макеенко зацелуют их до обморока. Как писал Саша Черный: «Слово в борьбе с ними бессильно, а бить их комодом по голове, к сожалению нельзя». Что проку злобствовать? – давайте-ка лучше премию учредим по итогам 2018-го. А назовем ее… вот: «Золотой афедрон*». Оно и возвышенно, и как нельзя лучше отражает суть российского литпроцесса.

 

На коллаже угадываются Достоевский,Пушкин, Толстой, Гоголь...

 

---

* афедрон – 1. устар., шутл. туалет, отхожее место, уборная. 2. устар., шутл. задница.

 

ПРЕМИЯ ГОДА

 

«Золотой афедрон» в номинации «Премия года» присуждается… Прощения просим, заминка вышла.

 

Нет, кроме шуток, я в сомнениях. «Нацбест», конечно, отличился, в очередной раз показав себя премией… э-э… скажем так, с пониженной социальной ответственностью. Жюри премии им. Пикуля, наоборот, продемонстрировало высокую социальную ответственность, вручив награду квазиисторической (да еще и шестилетней давности) поделке: «Везде супостатов преследовать будем. А ежели в сральнике поймаем, так и в сральнике загубим». Но в итоге «Золотой афедрон» присуждается «Русскому Букеру», в очередной раз впавшему в глубокую кому. Ибо это лучшее, что может сделать российская литературная паралимпиада.

 

Еще в конце февраля г-н Шайтанов со товарищи хором пели Лазаря на паперти: «У премии нет попечителя, а следовательно, и финансирования. Все-таки и времена нелегкие, и престиж литературы (или культуры вообще?) не так высок, как еще в недавнем прошлом…» Меценатов не удалось разжалобить даже полгода спустя: «Спонсора у премии по-прежнему нет.  На этот год Букер берет паузу, не оставляя усилий найти финансовую поддержку. Если нет, то Правление фонда «Русский Букер» начнет процедуру закрытия премии. Для тех, кто хочет вспомнить о том, что собой представляет Русский Букер, мы предлагаем посмотреть новый ролик о премии…»

 

Спасибо, и без подсказки помним. «Русский Букер» – это липкая иличевская заумь: «Природа его стала продвигаться в сторону призраков, чья умаленная существенность наделяла той же аморальностью, не прикладной и потому неявленной». Это елизаровский «председатель совхоза». Это колядинская «хмельная сулема», настоенная на «узорных бровях» пополам с «каурыми ляжками». Это алешковские гуси (warning: 18+), что «залупили крыльями». И прочая, прочая, прочая.

 

Игорь Олегович, пожалуйте на сцену! Об одном прошу: не надо сиротских песен про падение престижа литературы и культуры. Вы и убили-с…

 

P.S.: «Букер» при смерти, но дело его живет. «Большая книга» запустила новый премиальный проект «Литблог» для блогеров, пишущих о современной русской литературе. Высокий ареопаг возглавила Галина Юзефович. Под ее патронатом, ясен пень, номинации #фтопку и #кг/ам* исключены по определению. И вообще, останется лишь одна номинация: #афигетьдайтедве. Возникла и еще одна премия «Будущее время» за лучший научно-фантастический рассказ. Председатель жюри… а угадайте с трех раз! Правильно, Галина Юзефович.

 

ТРИУМФ ГОДА

 

«Золотой афедрон» в номинации «Триумф года» присуждается Алексею Сальникову.

 

Лауреат «Нацбеста», листер «Ясной поляны», любимец публики – и все в течение года. Я вот и за полтора десятка лет не сподобился, даром что топовый автор «Журнального зала»…

 

Марш несогласных был предсказуемо тих и малочислен. Елена Иваницкая характеризовала сальниковскую прозу кратко, но образно: «Самая обыкновенная Зевота Нудятишна, в девичестве Ахинеева, но в браке с господином Успехом Пришибеевым». Колумнист «Сноба» Алексей Беляков, напротив, растекся мыслию по древу: «Нацбест» получил Алексей Сальников за «Петровых в гриппе». Видимо, остальные тексты совсем никуда, раз дали этому. Но мне страшно интересно, откуда берутся такие внезапные интеллигентские кумиры? Откуда вдруг шум вокруг романа, на который в другое время приличный человек бы и внимания не обратил? Загадка».

 

Напомню: шум вокруг трехнедельного удальца спровоцировала и по сю пору поддерживает Галина Юзефович. По каким таким причинам – про то ведают двое: Бог и она сама. Есть на сей счет сплетни в виде версий, однако оглашать их не стану: статья 152 ГК РФ не велит.

 

Как бы там ни было, show must go on: в издательстве «Livebook» вышел роман «Отдел», который чуть было не сгинул в журнальных нетях. Качество текста примерно то же, что и у «Петровых»: «Фил, облокотившийся на локоть» (цитирую по журнальному варианту).

 

Алексей Викторович, поздравляю: награда нашла героя. Кстати, вам еще и бонус причитается  –  «Практическая стилистика» Розенталя.

 

РОМАНИСТ ГОДА

 

«Золотой афедрон» в номинации «Романист года» присуждается Алисе Ганиевой за книгу «Оскорбленные чувства».

 

А.Г. окончательно доела хинкал и аджику, до дыр износила хиджаб и никаб и взялась за бытописание русской провинции, о которой знает примерно столько же, сколько я о тензорном исчислении.

 

Как выяснилось, это еще полбеды. Беда в том, что литературное мастерство осталось прежним, сиречь нулевым. Белый и пушистый Алексей Колобродов, и тот признал: «Качеств в романе нет». Воистину так. Их в ганиевской прозе вообще нет: вместо сюжета – анорексичная фабула, вместо характеров – амплуа. Зато есть количество. Из 320 страниц книжки добрая треть приходится на безразмерные цепочки однородных. Образчик для дегустации: «В позолоченных лодочках и пиалах подавались расстегаи с сельдью и красной икрой, роллы из блинчиков, головки маринованного чеснока, соленые огурцы, нарезанная звездочками морковь, фаршированные помидоры…» – и это только половина предложения. Что говорить, если нечего сказать? – а вот, то самое. Метода многажды опробована отечественными прозаиками: от маститого Романа Сенчина до безвестного Николая Псурцева.

 

Ганиева, как обычно, явилась к читателю с охапкой открытий чудных. Вот вам баня: «Раскаленные угли лихо окатывались водой из ковша. Гости охали и просили поддать еще». Угли? Поддать еще?! Алиса Аркадьевна, ваши мутанты дышат аморфным углеродом и угарным газом? Вот наряд актрисы: «Прима надевает тугое декольте». В общем, курдючный шашлык с выкопанным фундаментом были разминкой, детскими забавами – нет предела совершенству. Не пожалейте 320 рублей на книжку, и хорошее настроение не покинет больше вас.

 

В «Оскорбленных чувствах» авторесса отказалась от привычного, сплошь из подлежащих и сказуемых, телеграфного стиля. На смену ему явился затейливый, весь в баро́чных завитушках и розанчиках, маньеризм: «лились курумы лести», «мутно ежился солнечный свет», «покачивая остывшим, отчертоломившим елдыком». Каюсь: про чертоломный уд понял, хоть и не без труда, но про остальное – не взыщите…

 

Вот как, стало быть, проза-то пишется: она, подхваченная курумами лести, мутно поежилась, сорвала тугое декольте, он сбросил тесную шлицу, и тут между ними стремительным домкратом возник чертоломящий елдык. Тираж 2 500 экземпляров, если кому интересно. И не где-нибудь, а в респектабельном «АСТ».

 

Генерал Ермолов просил государя императора Александра I Павловича: «Ваше Величество, произведите меня в немцы!» Г-н президент, произведите меня по вашему выбору в абазины, аварцы, адыгейцы балкарцы, бесермяне, буряты, вепсы, вогулы, вотяки, гагаузы – и далее по алфавиту, список прилагается. Ибо в нашем отечестве принадлежность к титульной нации для литератора – обстоятельство явно отягчающее.

Алиса Аркадьевна, благоволите принять регалию. Постойте, куда же вы? Вам еще «Школьный толковый словарь» полагается – начинать надо с малого…

 

НОВЕЛЛИСТ ГОДА

 

«Золотой афедрон» в номинации «Новеллист года» присуждается Владимиру Сорокину за сборник рассказов «Белый квадрат».

 

В свое время Андрей Архангельский сказал: нельзя говорить, что Сорокин написал новую книгу, правильнее будет – очередную книгу. «Белый квадрат» – тот же самый случай, 220-страничный коллаж из автоцитат. Вот вам святой истинный, могу разобрать любой из девяти текстов сборника на детали и сказать о каждой, где возникла впервые и сколько раз была в употреблении. Да стоит ли? Чтобы понять суть, достаточно будет двух фрагментов.

 

«Все уставились на ее зад. Он был большой, белый, с семью прыщами. Пальцы с накрашенными под кораллы ногтями и тремя золотыми кольцами разводили ягодицы, открывая анус, обрамленный редкими черными волосиками. В совершенно чистом анусе виднелся лиловатый геморроидальный узел».

 

«слили, слили, слили в баночку из белого золота черный гной африканский свежего замеса средней густоты хранить в холодильнике при температуре не ниже пяти градусов по парацельсу как они знали и ведали на пленарном заседании нижнеподвальной палаты через серое большинство когда президент в последний раз спел московские окна и оркестр большого театра но парламентское втирание африканского гноя в спины народных депутатов и закон о поголовном и уголовном сносе всех теплоцентралей срочно просверлить все зенитные комплексы и запустить в них умных благородных и благодарных червей по умолчанию а зениткам второй мировой залить жерла свинцом или финцом или хирцом»

 

В.С. подал к столу – если не ошибаюсь, уже в девятнадцатый раз – свое plat du jour: баланду из крови, гноя, и фекалий, обильно приправленную заумью и глоссолалией. И с ма-аленькой социально-политической вишенкой на дне посудины. Предполагается, что это и есть главный деликатес. Да полноте, сударь мой. Не считаем же мы «Сало, или 120 дней Содома» антифашистским памфлетом, рипс лаовай.

 

Владимир Георгиевич, прошу к рампе! И вот еще что: перечитайте на досуге «Органчик» Салтыкова-Щедрина. Или одноименный мультик посмотрите. Лучше поздно, чем никогда чем никогда чем никогда чем никогда чем никогда чем никогда чем чем чем чем

 

КРИТИК ГОДА

 

«Золотой афедрон» в номинации «Критик года» присуждается Галине Юзефович. О мотивации пока молчу: сохраним интригу.

 

Что Г.Ю. критик года, а также всех предыдущих и последующих лет – это к бабке не ходи. Сама Галина Леонидовна против титула категорически не возражает: «У меня не было планов стать самым известным критиком. Знаете, почему я им стала? В сегодняшнем литературном пространстве я – единственный человек, который пишет обзор каждую неделю, а летом – каждые две недели». Однако награждаем мы ее не за отменное прилежание, а за столь же отменное знание отечественной литературы.

 

Для тех, кто не в курсе: рецензируя книжку Андрея Филимонова «Рецепты сотворения мира», Галина Юзефович без тени сомнения приписала Константину Симонову сборник «Ливень», а равно и стихотворение «Соловьи», упомянутые в романе (подробности для любопытных: https://meduza.io/feature/2018/01/27/novaya-russkaya-proza-romany-ob-armenii-i-sibiri-rasskazy-o-nasilii).

 

Это пять! Представьте себе ресторанного критика, что путает фондю и фуа гра. Да мёл бы он улицы с волчьим билетом в кармане. Но у литераторов собственная гордость. Присноблаженную нашу Мастридию (ну, вы поняли – от must read) в качестве поощрения назначили пилить спонсорское бабло аж в двух местах (см. выше).

 

Галина Леонидовна, с удовольствием вручаю вам премию. Вручил бы и метлу – на случай, если останетесь без работы. Но это явная утопия…

 

ЧИТАТЕЛЬ ГОДА

 

«Золотой афедрон» в номинации «Читатель года» присуждается российской публике. Той самой, что способна глотать всю перечисленную хрень даже без намека на тошноту. Других писателей нет, потому что нет других читателей.

 

Александр Кузьменков,

(«Камертон»)

Оставить комментарий (0)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2019 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.