Сцвярджаюць гісторыкі і мовазнаўцы
Што паступова сціраюцца грані нацый
І, нібыта як перажытак,
            аджыць павінна абавязкова
Мова маці маёй – беларуская мова…
Што мне, як імя ўласнае, блізкая і знаёмая,
Што па жылах маіх цячэ
                      і сонным Сажом і Нёманам.

Рыгор БАРАДУЛІН
Вы тут: Главная»Рубрики»Литература»Критика»

Так как же будем жить?

04/12/2018 в 17:12 Алесь Новікаў проза

 

Помню наш ведущий мастер слова, гуру словесности, закоренелый председатель писобъединения на каждом перекрестке просил что-то подобное: дайте нам институт критики, дайте критиков, которые не обижают писателей правдой, а помогают им найти ошибки, помогают творить… Сейчас гигант пера, правда, затих.

 

Занятие критикой на протяжении более семи лет меня убедило в том, что писателям нужны не критики в любом виде, а мастера петь дифирамбы. Их еще называют «рецензенты (производители) слащавых отзывов».

 

Думаю, будет неправильным одним раздавать по серьгам, а на огрехи или ляпы в произведениях других, в какой-то степени близких мне по духу людей, закрывать или прикрывать глаза. Потому у меня мало друзей, но они истинные.

 

Есть такое выражение – «Галопом по Европам». Оно означает спешку, поверхностность. Это беда многих писателей. Известно, что разной величины великие писатели шлифовали свои произведения до изнеможения. За исключением, возможно, гениев, которые еще до начала публичного занятия литературой, благодаря неимоверному труду, выработали у себя способность производить гладкие тексты без особых усилий.

 

В фейсбуке Ирины Шатырёнок нашел запись:

 

«В журнале «НЁМАН» №11 вышла моя новая повесть «Жить будем завтра», читала ее отстраненно – уже не моё. И судить о ее художественных качествах тоже не мне. После публикации мне редко что-то нравится, стараюсь не возвращаться к написанному – отрезанный ломоть, не выправить, не добавить, не повлиять не могу. Но в этот раз отметила для себя динамику повествования, понравилась внутренняя скорость, читается без остановки.

Спасибо редактору отдела прозы журнала Олегу Алексеевичу Ждану-Пушкину, он придумал название повести, взял из текста слова Сержа «Жить будем потом, потом, а сейчас главное – капитал…».

 

В журнале повесть вышла под названием «Жить будем потом». Ну и за что благодарить уважаемого О.Ждана? За двусмысленность названия?

 

Я уже коротко отозвался о замечательном произведении. Повесть действительно динамичная, может читаться на одном дыхании… читателями. Сюжет из далеких до перестроечных, перестроечных и последующих лет. Однако он не банален. Автор в совершенстве владеет литературным языком. Умело оказывает психологическое воздействие на читателей. Как раз то, что нужно для массовой аудитории, хотя произведение трудно отнести к чтиву, поскольку есть тема, а не простое давление на эмоциональные клавиши читателей.

 

фото информативное

 

Конечно, повесть следует читать. Вообще, ноябрьский номер журнала «Нёман» богат приятными сюрпризами. Тем не менее, все же остановлюсь на не совсем приятном для И.Шатырёнок – критических замечаниях. В приватной переписке писательница не поняла важности моих заключений. Возможно, мой открытый текст заставит ее задуматься.

 

Тот пример, к которому сейчас обращусь, не относится напрямую к повести И.Шатырёнок, но общая тенденция налицо. Необходимо повторить часть цитаты:

 

«После публикации мне редко что-то нравится, стараюсь не возвращаться к написанному – отрезанный ломоть, не выправить, не добавить, не повлиять не могу».

 

У меня к такому двоякое отношение. С одной стороны, Ирина Сергеевна поступает очень психологично. С другой – писатель, который не выправляет свои регулярные элементарные ошибки, рискует потерять читателя.

 

Представляю себе деревенскую бабу, которая рожает регулярно детей. Конечно, она не может предвидеть, какой ребенок появится на свет – красивый или урод, здоровый или больной. И после их рождения ничего изменить не может: на парикмахеров, модные салоны, фитнес, силикон… нет средств. Но писатель, извините, рождает вполне прогнозируемых детей – произведения. Если ему указывают на недостатки и он продолжает штамповать произведения с ними, это уже его проблема.

 

У работ И.Шатырёнок есть одна проблема, которую она считает стилем – длинные предложения. Подобные предложения я встречал и у известных классиков 19-20 веков. В этом нет ничего зазорного. Однако чересчур длинные предложения, оформленные с ошибками, трудно воспринимаются читателями.

 

Не буду многословным и приведу две цитаты из повести И.Шатырёнок. Первая –   

 

«Летом на Дикий пляж забредали разные люди, гуляки, сбежавшие от сварливых жен, их друзья-холостяки. Счастливое место, есть где сообразить костерок, шашлычок, распить пару бутылок водки, места укромные, тихие, каждый найдет свой интерес».

 

Понятно, поскольку произведение увлекательное, читатели в этом отрывке могут ничего не заметить. Однако я вижу два сверх длинные предложения, включающие в себя самостоятельные обособленные единицы. В одном из них ошибка, не выправленная корректором. Приведу приемлемый вариант.

 

Летом на Дикий пляж забредали разные люди: гуляки, сбежавшие от сварливых жен, их друзья-холостяки. Счастливое место. Есть где сообразить костерок, шашлычок, распить пару бутылок водки. Места укромные, тихие. Каждый найдет свой интерес.

 

Или вторая цитата, с еще более закрученными предложениями.

 

Щуплый беспокойно крутил круглой головой на тонкой шее, то вправо посмотрит, то влево, снял с ноги летнюю сандалию, из нее посыпались мелкие камешки. Дружок его подвинулся ближе к чужой одежде, закинул ветку к крайним джинсам, подцепил, как на крючок, подтащил к себе, пошарил в карманах, достал наручные часы, потертый кошелек на замочке, одним движением открыл его, вынул бумажные деньги и всю мелочь.

 

Это всего два предложения. И вот примерный оптимальный вариант, без ошибок.

 

Щуплый беспокойно крутил круглой головой на тонкой шее: то вправо посмотрит, то влево. Снял с ноги летнюю сандалию. Из нее посыпались мелкие камешки. Дружок его подвинулся ближе к чужой одежде. Закинул ветку к крайним джинсам, подцепил, как на крючок, подтащил к себе. Пошарил в карманах. Достал наручные часы, потертый кошелек на замочке. Одним движением открыл его, вынул бумажные деньги и всю мелочь.

 

Согласитесь, фиксация внимания на таких предложениях гораздо эффективнее. Кстати, зимних сандалий не бывает.

 

Длинна предложений не относится к стилю. Причем, не каждый мозг воспринимает адекватно большие единицы информации.  

 

фото информативное

 

Конечно, автор может не обращать внимания на свою технику изложения мыслей. Но проблемы с текстом замечаю не только я. К сожалению, редакторы не правят даже ошибки в таких громоздких предложениях, которые обильно распространены по всему тексту.

 

Этот разбор, полагаю, может представлять интерес для многих писателей.

 

Александр Новиков (#алесьновікаў)

Оставить комментарий (0)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2019 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.