Худощавый, сгорбленный старик, который сидел у подножия разлапистого дуба, что грозно возвышался над ольхами, осинами, липами, росшим между деревьями кустарником, прошептал про себя:
- Скоро мне конец... Совсем уже скоро...
Старик прошептал об этом равнодушно, вяло, как о чем-то простом и естественном, от которого никуда не уйдешь, нигде не спрячешься...

Анатолий РЕЗАНОВИЧ, «Отшельник».
Вы тут: Главная»Рубрики»Литература»Критика»

Высокая поэзия Миколы Метлицкого. «Стакунова усадьба».

02/12/2018 в 14:12 Алесь Новікаў поэзия

 

Мое полное разочарование современной отечественной поэзий разрушила год назад чудесная поэма Глеба Гончарова «Анёл Януш». Собственно, появление этого яркого писателя ознаменовало свет в конце темного тоннеля беларуской высокой словесности.

 

Трудно было предположить, что кто-то сможет приблизиться по художественному уровню к поэзии Г.Гончарова. И вот…

 

Микола Метлицкий

 

Стихотворение Миколы Метлицкого «Стакунова сядзіба» («Полымя», 11-2018) просто поразило меня. Более того, пока я готовил этот материал, неоднократно перечитывал произведение и всякий раз восхищался им.

 

В подборке поэзии «На скарынцы зямной кары...» более десяти стихотворений. Однако я остановлюсь пока лишь на «Стакуновай cядзібе».

 

Откровенно говоря, трудно приступать к разбору произведений такого высокого художественного уровня. Они уже сами за себя говорят. Их нужно читать, перечитывать. Но хотя бы короткий, спонтанный отзыв позволю себе.

 

Стихотворение состоит из четырех частей. Пролог и эпилог – по одной части, и две части основной, трагической темы. По насыщенности событий, я бы отнес произведение к поэмам.

 

Местность, в которой развиваются трагические события далеких прошлых лет, относится, скорее всего, к Западной Беларуси. Возможно, сейчас она в Литве, у нашей границы. Среди леса находилась богатая усадьба Стакуна. Автор в коротком произведении сумел достаточно полно показать размашистую, но неспешную жизнь ее обитателей. Удивительно описание персонажей и картин.

 

Старинная панская усадьба (фото из инета информативное)

 

«…гаспадарка, жыўнасцю багатай // рыкала, кукарэкала, іржала», «два хлапчукі – цыбатыя падпаскі…»… Встречал ли кто-либо подобное в современной поэзии? А такое –

 

…Ішлі за статкам, сонныя; каровы

Ступалі неахвотна і бадліва,

I цеглася за імі чарада       

Бухматых, быццам воблакі, авечак.

 

Все настолько образно, что я ощущаю себя рядом с той поляной.

 

О беларуском языке М.Метлицкого можно сказать коротко – безупречен. Несмотря на то, что автор использует напевную медлительную русскую стихотворную речь, беларускость текста не исчезает. Наоборот, подчеркивается. Она выражается, например, в таких словах, как «калашмацяць яблыні…», «цыбатыя падпаскі…», «рыкала», «прыдыбае сюды» и др.

 

Заслуживает самой высокой похвалы образность в стихотворении.

 

Ды каміны дымілі на дасвецці,

Стынь выстылага неба фарбавалі.

 

Не стану пересказывать содержание, трагедию и произошедшее далее… Все это, уважаемые читатели, вы сами найдете в небольшом, но емком стихотворении. Его можно отнести к ядру планеты Поэзия. А ядро любой планеты имеет плотность большую, чем на поверхности.  

 

***

 

Особо остановлюсь на ритмике. Основное ритмическое движение, которое определяется по первой стопе, составляет стопа пеон ІІ (пеон второй). Это довольно древняя ритмическая единица. В современном стихосложении практически не используется. Но насколько же сильна она в стихотворении М.Метлицкого.  Я не поленился, и записал графически строй эпилога – двенадцать строк. Публикую его с разноской по ритмическим единицам.

 

U_UU   U_UU   U_U

 

U_UU   U_UU   U_

 

U_UU   U_UU   U_U

 

U_UU   U_UU   U_U

 

U_UU   U_UU   U_U

 

U_UU   U_UU   U_

 

U_   U_U   UU_   U_U

 

U_UU   U_UU   U_

 

U_UU   U_UU   U_U

 

U_UU   U_UU   U_U

 

U_UU   U_UU   U_

 

U   UU_U   _UU   U_U

 

( _ – ударный, U – безударный слоги)

 

Специалисты, полагаю, заметили, что основной единицей действительно является пеон ІІ (U_UU). Завершают строки, усиливая их звучание, амфибрахий (U_U) и ямб (U_).

 

Я тщательно несколько раз выверил таблицу. Ритмическое движение всего стиха поражает своей гармонией. М.Метлицкого в этом случае можно сравнивать со знаменитым эстрадным певцом Рэем Чарльзом, который смешивал жанры, но на выходе получал великолепную цельную композицию. Говоря о джазе, многие вспоминают Луи Армстронга – Короля Джаза.

 

Дело в том, что стихотворение М.Метлицкого исполнено в форме классического верлибра, Обратитесь, например, к переводу «Гамлета» или к «Маленьким трагедиям» А.Пушкина. Неспешность позволяет не обращать внимания на границы произведения и приближает стихотворную речь к прозаической по сути, оставляя поэтической по форме. Верлибр – это джаз в поэзии.

 

Может показаться, что ритм седьмой и двенадцатой строк нарушает композицию. Однако они как раз усиливают общее ритмическое движение. Эти строки сбивают монотонность, оживляя произведение.

 

Несомненно, стихотворение «Стакунова сядзіба» относится к высокой поэзии. Мне интересно – когда оно создано?  Еще кажется, что произведение в исполнении автора приобрело бы наилучшее звучание. Ведь М.Метлицкий великолепный чтец. Он покоряет не только мастерством исполнения, но и голосом.

 

Понятно, что с такими произведениями, как «Анёл Януш» и «Стакунова сядзіба» беларуская поэзия может быть достойно представлена на мировом уровне.

 

Александр Новиков (#алесьновікаў)

 

***

 

СТАКУНОВА СЯДЗІБА

Мікола Мятліцкі

 

У садзе Стакуна, акутым лесам,

Асенняя спалошная журба.

Антонаўкі даспелыя ільсняцца,

Падпёртыя высокім травастоем.

Асыпаныя густа папяроўкі

Услалі дол; дзікі ядуць усмак,

Хады прабіўшы ў быльнягу, крапіве,

Нічыйныя, забытыя плады.

Нязменнаю прыхмуранаю вартай

Старэчы бор стаіць вакол – заступнік

Ад пошугу раз’ятраных вятруг,

Што калашмацяць яблыні гадамі...

 

Нішто цяпер не кажа аб былым.

I толькі ліпы рослыя дзве сведчаць,

Што некалі прагаліна-паляна

Была заможнай панскаю сядзібай,

Што тут жыццё размашыста вірыла:

Па ледзьве кметных лесавых дарогах

Каціліся вазы, фурманкі, брычкі,

Гучалі галасы дзятвы гуллівай,

А гаспадарка, жыўнасцю багатай

Рыкала, кукарэкала, іржала.

Ды каміны дымілі на дасвецці,

Стынь выстылага неба фарбавалі.

Два хлапчукі – цыбатыя падпаскі –

Штораніцу пагодай-непагодай

Ішлі за статкам, сонныя; каровы

Ступалі неахвотна і бадліва,

I цеглася за імі чарада       

Бухматых, быццам воблакі, авечак.

 

У тое лета змеркла тут жыццё –

Сядзіба Стакунова жах зазнала,

Якога не здалела перажыць.

Падлеткі два, віхрастыя падпаскі,

А з імі і суседскі аднагодак

У Віліі, пабліз, знайшлі спачын,

Засмоктаныя вірам ў час купання.

Ўслед за сынамі згасла хутка матка,

Залітая гаручымі слязьмі,

Няўцямная, блукала па сядзібе,

Ў руках няспынна носячы іх шапкі,

I ўмерла познім вечарам пад ліпай,

З сынамі побач легла на кладах.

 

Цяпер грыбнік літвянскі выпадкова

Прыдыбае сюды парослым лесам,

Надкусіць папяроўку – не пачуе

Гаркоты ўсёй трагедыі калішняй.

 

 

Оставить комментарий (0)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2019 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.