«Тусклый свет из окна кухни достигал погреба. У Николая вдруг все похолодело внутри. Он мгновенно протрезвел, и почему-то очень ясно вспомнил, что оставил вчера вечером Вовку в погребе. Отгоняя дурные мысли, он в два прыжка оказался у занесенной снегом двери, которая была закрыта не полностью. Через узкую щель снег намело и внутрь. Николай рывком приподнял дверь, под собственной тяжестью опустившуюся в ледяную канавку, рванул ее на себя и замер: на пороге лежал Вовка…».

Александр НОВИКОВ, «Роковое застолье».
Вы тут: Главная»Рубрики»Литература»Критика»

Критик не должен быть лакеем у писателей

04/11/2018 в 14:11 Алесь Новікаў "ЛіМ"

 

Служить бы рад, прислуживаться тошно.

 

Чацкий, «Горе от ума» (А.Грибоедов)

 

***

 

Конечно, без прислуги (устар.: лакей, перен. – о человеке, подслуживающемся к кому-нибудь, раболепствующем перед кем-нибудь, подхалиме) господа не могут. Хорошая прислуга дорого стоит. Литература состоит из произведений писателей. Потому критики – те, кто служит литературе. Понятно, что очень многие ей, а точнее – дутым авторитетам от литературы, просто прислуживают за какие-то подачки или благосклонность.

 

Микола Адам
Микола Адам

Похоже не так давно – около двух месяцев назад – в газете «Літаратура і мастацтва» появился новый критик Микола Адам. О нем, его творчестве, я рассказывал на портале – «Замечательный парень Микола Адам»

 

Пока до полноценной критики газете далеко, но, мне кажется, М.Адам из тех, кто желает «служить», а не «прислуживать».

 

Обращаюсь к последнему материалу из раздела «Критика» в №42-2018г. «ЛіМ». «Вінаватае каханне» – так называется обзор произведений сборника прозы «Скажы, што кахаю…» из серии «ВЕРА, НАДЗЕЯ, ЛЮБОЎ» («Мастацкая літаратура», 2018). Составитель – В.Шнип, 500 экз. Я бы назвал это «обязы» или «неоспоримое» в нашей литературе, когда за госсчет выпускается макулатура под видом «социально значимой» литературы. Почему делаю такой радикальный вывод? Да внимательно прочел статью критика.

 

Насколько понимаю, задача М.Адама была прорекламировать книгу. Но его сильное критическое начало не позволило кривить душой. Что я узнал из материала?

 

Список авторов. Обратите внимание на него: Анастасия Норейко, Алесь Аркуш, Валерий Гапеев, Татьяна Будович-Бородуля, Алесь Емельянов-Шилович, Галина Зырянова, Анатоль Крейдич, Нина Листота, Юлиана Петренко, Владимир Сивчиков.

 

Интересно, что из СПБ всего два автора (из отмеченных критиком). Это и хорошо. Теперь к качеству произведений.

 

«Не совсем рассказ, а, скорее, зарисовка Алеся Аркуша (здесь и далее перевод мой – А.Н.)» на полторы страницы. Причем, не очень выразительная, об одиночестве. Это все. О любви критик даже «с лупой» не нашел. Непонятно – зачем поместили зарисовку «известного и уважаемого писателя» в сборник? Может, в связи с его положением в литературной тусовке?    

 

Несколько перехвалил М.Адам произведения В.Гапеева. Особенно ему понравился рассказ «Назгуль». Но там тоже о любви нет ничего (я прочел его в «Дзеяслове» за 2013г.). Причем, на некие армейские воспоминания (срочная служба в Казахстане) явно накладывается вымысел, откровенные фантазии. Почему критику понравился рассказ? Он и не скрывает: «потому и впечатлил, что сам прожил в Казахстане четырнадцать лет!!» Так ведь критик должен был заметить фальшь.

 

Темы других рассказов В.Гапеева – «вечное соперничество за место под солнцем, где хватает обид, оскорблений, герои ощущают невостребованность, ищут любовь – а затем отрекаются от нее, изменяют и удирают «в открытый космос».

 

Два первых рассказа Т.Будович-Бородули подаются отрывками из чего-то большего, будто вырваны из романа или повести. Критик не считает их сырыми, хотя такое, скорее всего, и есть. О творчестве этой писательницы не совсем лестно отзывался Г.Авласенко – «Газета «Літаратура і мастацтва» – неужели есть надежда?..».

 

Примитивной мне показалась история, описанная А.Емельяновым-Шиловичем: тяга студентки к преподавателю.

 

Нейтрально отзывается критик о дебюте Г.Зыряновой, которую почему-то называет «поэтессой». Только потому, что ее стихи опубликовали в «Маладосці»?

 

Конечно, ожидать пять часов любимого на холоде у озера – это круто. Но говорит не только о силе чувства. Это из рассказа А.Крейдича.

 

Нина Листота выдает некие репортажи и в них есть что-то Хэменгуэевское. Немало информации несет следующее заключение критика: «Нина сильна детализацией и конкретизацией, что вскоре, возможно, поможет ей сотворить что-то значимое и великое». Помечтать неплохо…

 

Тепло критик отзывается о произведении Ю.Петренко «Чужая вясна», которое «могло бы стать комедией, если написать сценарий и создать киноленту».

 

Наиболее сердечной (душевной) показалась критику повесть В.Сивчикова «Тры лілеі, лілеі тры…» о школьных годах автора. Причем она адресована конкретному человеку… Адаму Глобусу (?). Автор будто что-то доказывает своему оппоненту.   

 

Примечательно заключение критика:

 

«В целом же сборник «Скажы, што кахаю…» ровный, словно поле для гольфа. Такое впечатление, что его кто-то специально старательно отпресcовал, будто пионерский галстук (здесь критик вновь, как мне кажется, неверно употребляет слово «рыхтык» в значении «будто», «словно» – А.Н.). Осторожничание, видимо, присущее беларускому менталитету, перебросилось и на литературу».

 

В общем, обзор М.Адам сделал неплохой, главное, в нем присутствует объективность. Непонятно – зачем вообще было отзываться о сборнике, если его не увидит читатель?

 

Не могу не отметить еще один момент, не относящийся к данной статье критика. В №38 «ЛіМ» он хвалебно отзывается о книге Г.Златковской «Страшно жить, мама», но в конце выдает следующую информацию:

 

«Как только не называли повесть Анны Златковский, которая все-таки вышла благодаря издателю Янушкевичу: «депрессивное нудотище», «меланхолическое рэфлексование, от которого дует тоской и безысходностью», «околотворческий текст, не стоит ни времени, ни внимания» , «обычный пост в блоге»...

 

И тут же добавляет:

 

«На самом же деле повесть «Страшно жить, мама» – квинтэссенция бед одинокой женщины... Проза, написанная женщиной... возможно, исключительно для женщин.
Однако настолько пронзительно и искренне никогда не напишет писатель-мужчина, хотя бы потому, что не способен родить новую жизнь».

 

Здесь и возникает вопрос – кому верить? Читателям или критику? В данном случае верю критику, пока не прочту сам эту книгу и не сделаю свой вывод. Кстати, некоторые продвинутые читатели так и поступают: покупают книгу (ищут в Интернете), которую поругали или расхвалили, чтобы сделать свой вывод. И если критик не кривит душой и отзывается профессионально, объективно о произведениях, служит литературе, а не прислуживает кому-то, то он будет пользоваться уважением читателей. Потому критиков и критики в литературных изданиях должно быть много. А читатели сделают свой выбор.

 

Александр Новиков (#алесьновікаў)

Оставить комментарий (0)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2018 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.