Худощавый, сгорбленный старик, который сидел у подножия разлапистого дуба, что грозно возвышался над ольхами, осинами, липами, росшим между деревьями кустарником, прошептал про себя:
- Скоро мне конец... Совсем уже скоро...
Старик прошептал об этом равнодушно, вяло, как о чем-то простом и естественном, от которого никуда не уйдешь, нигде не спрячешься...

Анатолий РЕЗАНОВИЧ, «Отшельник».
Вы тут: Главная»Рубрики»Литература»Критика»

Души с дефектом зрения...

22/08/2018 в 17:08 Алесь Новікаў псевдопоэзия

 

В разделе «Поэзия» журнала «Нёман» №7-2018 представлены три автора слабыми рифмовками, а то и вовсе некими частушками. Это Алесь Бадак, Валентина Поликанина и Елена Кошкина. Сейчас обращаюсь к подборке А.Бадака. Называется она «Поэзии свет» и начинается невнятной рифмовкой-рассуждением о поэзии.

 

Алесь Бадак

 

Наверное, нет ни одного поэта, кто бы не обращался хоть раз к теме поэта и поэзии. В 1827 году, в стихотворении «Поэт» Пушкин сказал:

 
Пока не требует поэта
К священной жертве Аполлон,
В заботах суетного века
Он малодушно погружен;
Молчит его святая лира;
Душа вкушает хладный сон,
И меж детей ничтожных мира
Быть может, всех ничтожней он.

 

А его знаменитое стихотворение «К другу стихотворцу». Оно опубликовано, когда поэту было пятнадцать лет. В нем великий Пушкин сказал: «не тот поэт, кто рифмы плесть умеет // И, перьями скрыпя, бумаги не жалеет».

 

А вот Есенин:

 

Быть поэтом – это значит то же,
Если правды жизни не нарушить,
Рубцевать себя по нежной коже,
Кровью чувств ласкать чужие души.

 

Или –

 

«Я последний поэт деревни»


Я последний поэт деревни,
Скромен в песнях дощатый мост.
За прощальной стою обедней
Кадящих листвой берез.

 

Все эти откровения поэтов относятся к поэзии. Что же предлагает А.Бадак? В первой рифмовке он пытается сделать некий системный анализ поэзии.

 

Уходит поэзия с вечных высот,

Где солнцем пронизано слово.

Незрячие души – печальный исход.

Поэзии он уготован?

 

Это начало рифмовки. Ничего вам не напоминает, уважаемые читатели? А если обратимся к Утёсову и русской народной песне:

 

Товарищ ушел... Он лопату схватил,

Собравши последние силы,

Дверь топки привычным толчком отворил

И пламя его озарило...

 

(«Раскинулось море широко»)

 

Не самый удачный ритм для поэтических откровений. Дальше я не нашел поэзии. Судите сами.

 

Не самая страшная то из утрат.

Не будут пустыми страницы.

Как думают умные?

– Век виноват!

А мудрые:

– Все возродится!

 

У первых всегда наготове слова:

– Эпохи, кумиры, программы.

Вторые считают иначе:

– Трава

Травой вырастает упрямо!

 

Подхватят с готовностью спор интернет

И разные громкие шоу,

Где вряд ли увидишь поэзии свет

За блеском вопросов дешевых.

 

Душа? Не откроют страдалице дверь,

Не вспомнят на телеканалах.

Поэзии ей не хватает теперь?

Зато и болеть перестала!

 

Есть вопросы и к смыслу. Что такое «вечные высоты поэзии»? Бывают ли души зрячие? Травой замучил нас еще Виктор Шнип. Так что рифмовка неудачная.

 

Попытка обращения к философской лирике также не удалась. Уже первое четверостишие следующей рифмовки корявое, непоэтичное, канцелярское.

 

Одушевлять душу – оригинально. Но еще более интересно – как мир может перейти черту? Это же – мир – голимая номинализация. Черту переходят маньяки у власти, которых предостаточно и в наше время. Наверное, больше, чем во многие предыдущие столетия.

 

Что такое «край земных забот»? А у Бога нет другого занятия, чем пулять туда-сюда души? Не людей даже. Да и не факт что каждый отдает душу Богу. Есть еще его антитеза – Дьявол.

 

***

 

На этот свет не первый век

Единственной дорогой

Приходит каждый человек

С душой, вдохнутой Богом.

 

Согласие и доброту

Она лелеет свято,

Чтоб мир не перешел черту,

Откуда нет возврата.

 

Все ближе край земных забот

На море и на суше.

Все чаще Бог на землю шлет

И возвращает души...

 

Третье стихотворение сугубо личное, потому его качество не комментирую.

 

Боль

 

Как жить,

Когда болит душа

Твоей души неугасимой болью?

Над ней, как над сокровищем дышать!

О, эта нить меж мною и тобою...

 

Как без нее познал бы на краю,

Что нет у горя твоего предела.

Не первый раз над пропастью стою,

Но никогда так сердце не болело

 

И не рыдало... Пересекши край

Земных дорог, отмеренных судьбою,

Мне плакать за тебя дорогой в рай

Над тем, что здесь оставлено тобою.

 

Как памяти в квартирной тишине

Мучительно к былому возвращаться,

Чтоб оказаться в том весеннем дне,

Где белый свет без черных декораций!

 

О днях былых, о радости скорбя,

Душа моя кричит осиротело,

Что я не жил на свете до тебя,

Что после белый свет не будет белым.

 

Я вымолил у Бога эту боль –

Души моей страданье неземное –

Последнее, что связано с тобой.

Я опоздал вымаливать иное...

 

Перевод с белорусского Юрия ЩЕРБАКОВА

 

Александр Новиков (#АлесьНовікаў)

Оставить комментарий (8)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2019 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.