Ранней старости одиночество – затянувшийся холод весны.
Что-то хочется и не можется, – вот покоя бы, тишины…
Ночь приходит – заходит без стука. Заходи! Вдруг вдвоем веселей?
Что ломаешься, старая сука, – не напьешься всё крови моей?..

Валерий ГРИШКОВЕЦ, «Ночь одиночества».
Вы тут: Главная»Рубрики»Литература»Критика»

Жена-неумеха

10/08/2018 в 17:08 Алесь Новікаў псевдопоэзия

 

Творчество Анатолия Аврутина, отечественного русскоязычного поэта, считающего себя «русским поэтом» (т.е., украинским), настолько противоречиво, что его не изучают литературоведы. Слащавые отзывы друзей поэта отличаются от отзывов редких критиков, соприкоснувшихся с поэзией и рифмовками Аврутина. Не так давно выяснилось, что он вообще является эпигоном и понемногу заимствует (подворовывает) чужие идеи и даже строки. Вот последний материал в подтверждение – «Так что это было?..».

 

У меня три сборника поэзии Аврутина. В каждом есть стихотворение «Грушевка», основной козырь эпигона. Однако сейчас я рассматриваю подборку его стихов «Прощание с августом» в журнале «Нёман» №6-2018г.  

 

Несмотря на то, что Аврутин осквернил мою честь на сайте «Росписатель», я всегда рассматриваю его творчество и рифмовки объективно. Стараюсь без причины не обращать внимания на эпигона.

 

Творчество каждого писателя, будь то прозаик, поэт, драматург или литератор широкого профиля, имеет общие характеристики. У Аврутина – это натужность, сложные, порой не осознаваемые метафоры, старание выбить слезу у читателя. Т.е., эффекты затмевают творческий процесс.

 

Анатолий Аврутин

 

Добросовестно прочел подборку не один раз. Следует отметить, что среднему читателю она может понравиться. Да и я могу отметить немало ясных строк. Но в общем поэт не уходит от своих наработанных способов, стараясь любой ценой привлечь внимание. Он и не может это сделать в силу неизменности выработанных реакций, стиля стихосложения, который не многим отличается от графоманского: старательное плетение рифм при хорошей и даже замечательной версификации. Помните у Пушкина:

 

«…не тот поэт, кто рифмы плесть умеет
И, перьями скрыпя, бумаги не жалеет.
Хорошие стихи не так легко писать».     

 

Итак…

 

Подборка начинается стихотворением-рифмовкой «***Первое августа. Завтра Илья». Сначала публикую его, а затем прокомментирую.

 

***

 

Первое августа. Завтра Илья.

Серым дождям ни конца, ни начала.

Сохнет-не высохнет стопка белья,

Что накануне жена настирала.

 

Лето на позднем своем рубеже,

Сколько Илью ни зовите Илюшей...

И поселяется осень уже

Первого августа в стылую душу.

 

Значит, мне старые книги листать,

В небе выискивать светлые пятна.

Значит, мне с птицами вдаль улетать,

Точно не зная – вернусь ли обратно?..

 

Замечательно, да? Ничего не заметили, уважаемые тонкие ценители поэзии? Правда, к поэзии эта рефлексия имеет косвенное отношение лишь своими последними шестью строками.

 

Если не заметили, тогда расскажу, что увидел.

 

Первая же строка просто примитивная. Как вам такое: «Первое августа, завтра второе». У пиита «второе» заменено на «Илья».

 

Это еще не все в первом четверостишии. Аврутин нередко допускает смысловые и ситуационные ляпы. Т.е., у него проблемы с описанием образов, а так же с пониманием собственного текста. Это серьезный минус. Только поэтому он не может претендовать на высокий полноправный статус поэта, склоняясь в сторону пустопорожних, проблемных текстов.

 

Думаю, уважаемые читатели, вы не заметили, что у пиита «сохнет-не высохнет стопка белья». Т.е. жена, некая неумеха, постирала белье, сложила его стопкой и сушит. Как думаете, сколько дней оно будет сохнуть? Да оно вовсе может начать преть…

 

Отмечу «стылую душу» героя (автора). Причем об этом пиит говорит не раз – «Всё то, что осталось // на донышке стылой души». Это уже из стихотворения «***Когда отзовется холодным и сумрачным вечером…».

 

Вторую чистой воды рифмовку «***Время метаний… Основа основ...» не стану комментировать.

 

Обращение к великим поэтам, тема «русских поэтов» – также отличительный признак творчества Аврутина. В примитивном стихотворении «***Но жизненные органы задеты…» перемываются кости Лермонтову и Пушкину, а также вспоминаются известные события. Тема затасканная. Ничего нового пиит не предлагает.

 

Понравилось мне выражение «строчил стишки». Это как раз свойственно А.Аврутину.

 

Еще автор заключает: «Но ведь поэт убийцей быть не может». Думаю, если бы Аврутин жил во времена Пушкина и Лермонтова, то как раз был бы убийцей. Сегодня он способен лишь на грязные пасквили, которые убивают личность.

 

Галиматья – еще один отличительный признак поэзии Аврутина. Именно она и наблюдается в последнем четверостишии разбираемого стихотворения. Собственно, оно все пустопорожнее. Оказывается, «в строке спасенья ищет человек». Глупое иррациональное суждение. Даже для поэзии.

 

Далее идут зарифмованные воспоминания пиита – «***Когда отзовется холодным и сумрачным светом…». Понравилось единственное чистосердечное признание автора:

 

Вдруг вспомнишь внезапно,

Что в общем-то вспомнить и нечего…

 

Взор автора устремлен в прошлое, когда «мама всё кормит сыночка из ложечки», но довольно странным ситуационно и стилистически кажется следующее: «а папа смеется, чтоб кануть в дали заревой». Впрочем, в таких мелочах проявляется «мастерство» пиита.

 

Анатолий Аврутин

 

Конечно, не все плохо в подборке. Стихотворение «***Черта… Забвения печать…» просто замечательное. Как и «Грушевка». Приведу его полностью.

 

***

 

Черта... Забвения печать

В просторе пегом...

Исчезнуть?.. Или снегом стать

Я стану снегом!

 

Чтоб вьюга закружила всласть

Под ветер грубый.

Хочу снежинкою упасть

Тебе на губы.

 

Чтобы, хмелея без вина,

Не сняв косынку,

Ты удивилась – солона

Одна снежинка...

 

То просто вымолив себе

Твою простуду,

Я буду таять на губе,

Я таять буду...

 

Вспомнили от Пастернака:

 

Мело, мело по всей земле
Во все пределы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела…

 

Эпигон верен себе.

 

А.Аврутин путает сравнение и реальность. Приведу пример в случае с ожогом. Для этого опубликую на первый взгляд неплохое стихотворение с мотивами В.Высоцкого.

 

***

 

Она всего лишь руку убрала,

Когда он невзначай ее коснулся.

Он пересел за краешек стола...

Налил фужер... Печально улыбнулся.

 

Она в ответ не выдала ничуть,

Что прикасанье обожгло ей кожу.

Сказала тихо: «Поздно... Как-нибудь

Увидимся... Я вас не потревожу...»

 

И поднялась... Напрасных мыслей рой

Пульсировал артериею сонной.

Ушел он... С обожженною душой...

Ушла она... С рукою обожженной...

 

Понятно, что «прикасанье» будто «обожгло ей кожу». Но героиня уходит травмированная: «Ушла она... С рукою обожженной...». Это нанесение телесных повреждений. Их тяжесть зависит от степени ожога. В общем, криминал.

 

Последнюю рифмовку трудно понять. Снова август. Прощание с ним. Начинал пиит с первого августа, а заканчивает тридцатым числом. Просто тридцать первое не рифмуется. Потому количество дней кастрировано пиитом.

 

 

Слава моему богу – перевернул последнюю страницу подборки. За окном 10 августа. Все дни его насыщены жарой в тридцать градусов. Любая «стылая душа» растает. Но не пиита Аврутина. Это и понятно: лишь человек с доброй – теплой – душой не способен на подлости. А с холодной – стылой – душой…

 

 

Александр Новиков (#АлесьНовікаў)

Оставить комментарий (1)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2018 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.