Ранней старости одиночество – затянувшийся холод весны.
Что-то хочется и не можется, – вот покоя бы, тишины…
Ночь приходит – заходит без стука. Заходи! Вдруг вдвоем веселей?
Что ломаешься, старая сука, – не напьешься всё крови моей?..

Валерий ГРИШКОВЕЦ, «Ночь одиночества».
Вы тут: Главная»Рубрики»Литература»Критика»

«Не придавайте пустоте значенья». Прости меня, Тамара Ивановна…

02/08/2018 в 16:08 Алесь Новікаў псевдопоэзия

 

Если бы я не был профессиональным психологом, то давно завязал бы с критикой. Ведь даже в Союзе писателей Беларуси есть замечательные люди, но посредственные, а то и бездарные литераторы. Причем, как прозаики, так и поэты. Некоторым хочется приставить «псевдо». И вот эти ножницы: хороший человек и никудышный писатель, дилемма – критиковать-не критиковать, не дают покоя, подвигают на душевные страдания.

 

Именно это и случилось со мной, когда я в который раз открыл сайт журнала «Нёман» и снова нашел новым номером выпуск за апрель 2018 года. Видят Бог (и Каин, и Авель), что я не хотел критиковать рифмовки Тамары Гусаченко-Красновой. У меня есть много оснований уважать эту женщину. Однако наглость или необязательность редакторов сайта «Звязда» и его производных, сделали свое дело.

 

Тамара Гусаченко-Краснова, семидесятилетие (фото с сайта libpost.of.by)

 

Рифмовку «Два брата» про Каина и Авеля критиковать не то что нет смысла, а противопоказано. Такие тексты отношу к чистой воды графоманским, если в них нет находок.  

 

Какого бы качества не было стихотворение «Памяти сыну», у меня на подобные табу. Осталось две рифмовки. Обе они в директивном тоне. Почему-то многим поэтам (по большей части – псевдопоэтам)  кажется, что к старости они становятся мудрыми, и изрекают истины. Но получаются банальности: то, что уже давно и не раз сказано. Такие поучения могут слушать детки, раскрыв рот. И то отдельные, а не все.

 

«Научись – дорожить» – это первая рифмовка из двух, к которой обращаюсь. Обе помещены ниже. Конечно, эти пустопорожние тексты не подлежат критике, но ничего не сказать не могу.

 

Рифмовка с первой же строки начинается ляпом. Смысловым. Это основные ляпы графоманов. Может ли младенец, только что выскочивший из появившийся на свет, определить, как он появился. Но героиня (автор) утверждает, что появилась на свет «смело». Как это?

 

Дальше пошло и поехало: 1 апреля, рождение героини – «День весенний сиял, от черемухи – белый!». На Брянщине в 1948 году, вероятно, была очень ранняя весна. Дальше рифмуется отец и его красота, мать – под стать… Девочка «…была как две капли на них я похожа!». На двоих сразу. Две капли похожи одна на другую, но маленькая героиня похожа на отца и мать одновременно. Это возможно, если они тоже как две капли, т.е. – однояйцевые близнецы.

 

Пошла за окнами осень, затем зима… В общем, сплошная тоска.

 

Оригинально, что не героиня испивает свою чашу, а сердце. Пошли дети, внуки (зеваю). И вот интересное – героиню понесли кони. Хоть и легкие, но это плохой знак. Как и «садиться на коня».

 

Последние строки меня полностью ввели в транс, и я заснул. Помню, автор учит, почти как диссидента: «не плачь, не стони, а – вставай». Да еще беречь то, что есть, а то могло быть и хуже…

 

Проснулся я сразу после того, как заснул, поскольку ударился головой о клаву (для не очень продвинутых пользователей:  «клава» – клавиатура компьютера). Следуя совету – встал. Заметил, что повредил последние строки текста. Пришлось исправлять.

 

Следующая директивная рифмовка называется так же директивно: «Не придавайте пустоте значенья». Очень мощное название. Известно, что директивный тон не работает в силу еще детского упорства: «запретный плод всегда сладок». В данном случае хочется придать значение именно пустоте, потому что наполнению и так много чести.

 

Автор считает, что я нахожусь «в угаре увлеченья». А вот и не угадала, Тамара Ивановна. Со страхом и ложью – в точку. Тут не открутиться: ложь окружает меня. В общем, автор может успешно подвинуть Тамару Глобу с ее астрологическими прогнозами.

 

Не угадала астро-поэтесса и с «быть одним и одиноким». Это не всегда работает. Достаточно много людей одних, но не одиноких. Помогают не только друзья, тусовки, но и Интернет.

 

Очень глубокий вывод, что есть рожденье и смерть. Многим простолюдинам такое невдомек. Но еще глубже выглядит заключение после того, как автор открывает глаза полностью: между рожденьем и смертью – жизнь. Великолепно!

 

Конечно, в конце автор приоткрывает особенности своей психики: каждый день, с утречка – слезы, которые не сдерживаются. И восхищенье. Но об этом в другой раз как-нибудь…

 

Александр Новиков (#АлесьНовікаў)


   

Читать по теме: «Кто на свете всех наглее?»

 

***

 

Научись – дорожить…

 

Я пришла в этот мир удивительный – смело,

Беззащитной, но сразу безмерно любимой,

День весенний сиял, от черемухи – белый!

Той любви мне хватило на осени, зимы,

На морозы, болезни, страдания, холод…

Был красив мой отец, ослепительно молод,

Мать – под стать ему тоже, но только – моложе,

И была как две капли на них я похожа!

 

А сегодня – взглянула: за окнами – осень,

Золотая, моя, свое золото сбросив,

Ты со мной засыпаешь, а завтра – зима.

Кто бы звал ее? Только – приходит... Сама.

Сердце пьет свою чашу, стучит: ты – жива!

Я стою на краю, о любви – все слова:

Потому что – сильнее, желанней на свете

Ничего, лишь она, с нею – внуки и дети…

 

Нежный щебет рассвета и утра настанет,

Вновь – вольется в окно, но... меня не застанет.

Унесут меня самые легкие кони

Далеко, высоко, где никто не догонит,

И со мной улетят – мои первые слезы,

Первый снег, и любовь, и апрельские грозы,

Мое звездное небо, обиды, прощения,

Здесь – останутся строки и стихотворения.

 

А они говорят: пой, как птица в саду,

Все, что жизнью дано, принимай, как награду,

Каждый день, даже боль и любую беду,

Это – доля твоя, знает Вечность, что надо

Дать любому из нас: свой экзамен сдавай

И не падай, не плачь, не стони, а – вставай,

Береги то, что есть, ведь могло – хуже быть…

Научись тем, что есть, что дано, – дорожить.

 

Не придавайте пустоте значенья…

 

Я вас прошу: в угаре увлеченья

страх отметая, ложь и суету,

не придавать пустым делам значенья,

не тратить сил души на пустоту.

Живущему – однажды суждено

вдруг испытать в отчаяньи глубоком,

что в смерти и страдании – одно

дано нам: быть одним и одиноким.

У каждой жизни эти даты есть,

достойные навек застыть в граните:

одна – рожденье, а другая – смерть,

а между ними, радуясь, живите!

День каждый – словно с чистого листа,

не сдерживая слез и восхищенья,

а чтобы вас не съела пустота,

не придавайте пустоте значенья.

Оставить комментарий (2)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2018 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.