Вера Федоровна спустилась на этаж ниже... и вдруг увидела: …солдаты в голубых беретах несли что-то тяжелое.
«Десантники, как мой Коля, – подумала она, и тут страшная догадка, словно молния, ослепила ее. – Так это же гроб, цинковый гроб! Нет, нет, это не ко мне… Это к кому-то другому!!!».
В этот момент офицер ступил на лестничную площадку и увидел Веру Федоровну. Некоторое время он печально смотрел на нее и, ничего не говоря, снял фуражку.

Николай ЧЕРГИНЕЦ, "Сыновья".
Вы тут: Главная»Рубрики»Литература»Критика»

Союз писателей Беларуси – корпорация неприкасаемых

11/07/2018 в 21:07 Алесь Новікаў псевдопоэзия

 

 

Уже было подготовил материал, но Георгий Киселёв внес живую струю в дискуссию о творчестве М.Метлицкого. Потому несколько скорректирую свою статью.

 

Конечно, мне интересно мнение Г.Киселёва, несмотря на то, что он меня незаслуженно размазывает. Вот как он отзывается о том, что я называю «пустопорожними стишками» от Метлицкого. Цитаты: «не лучшие стихи», «сырые, недоделанные, неотшлифованные», «только заявка на стихотворение, каждое не дописано, темы не развернуты», похожи на «торопливые записи в блокноте, «до высокой мастеровой поэзии… скороспелые наброски не дотягивают», не растолковано до конца до значительной поэтической мысли». 

 

Искренне склоняю голову перед Георгием Ивановичем в данном случае. Есть чему поучиться в плане оформления критики. Но, позвольте, я же не кривя душой заявил, что стишки критике не подлежат, потому не был так многословен, как Г.Киселёв. По сути, мы сказали одно и тоже. Но вот как меня обозвал Георгий Иванович: «уничтожающая критика одного из талантливейших поэтов Беларуси», «уничижительный отзыв», «раздраконил «стишки», «отхлестал «стишки». Еще добавил, что я совершил «попытку критики».

 

Да не критиковал я вовсе. Пустопорожние тексты не могу критиковать. Если автор такой же незаслуженно превозносимый, как и М.Метлицкий, тогда лишь пишу отзыв, показывая несостоятельность произведения. В основном, обращаю внимание на откровенные ляпы, свойственные графоманам и «творцам», не понимающим собственные тексты.

 

Добавлю, что я сделал предложение Георгию Ивановичу: вместо того, чтобы размазывать меня, защищая Метлицкого, написать отзыв на одно-два его любые стихотворения, в том числе и на те, что я «раздраконил». Тогда получится конструктивная дискуссия. Хотя и эта достаточно полезная. Ведь не я один читаю комментарии Г.Киселёва и свои.

 

А теперь к статье, которую я настрочил еще вчера.     

 

 

Георгий Киселёв                           Александр Новиков

 

В своем комментарии к статье «Пустое и порожнее. Из творчества Миколы Метлицкого» уважаемый мною Георгий Киселёв – поэт, критик – вскрыл неприглядную суть наших литературных процессов и реальное состояние поэзии. В общем, он даже не спрашивал нашу Гульчетай, а неожиданно открыл ее лицо.

 

Мое мнение о следующем комментарии.

 

«Дорогой Александр, с недоумением прочитал Вашу критику на одного из самых серьёзных и глубоких поэтов Беларуси. Дорогой мой, Вы рубите с плеча, так нельзя! У всякого поэта время от времени появляются, скажем так, не лучшие стихи. В этом случае поэт обязан быть самому себе непримиримым критиком и не пускать их в печать. Но не все творцы способны взглянуть на свои произведения как бы со стороны. А в данном случае, может быть, ещё и господа-издатели поэта торопили – дайте хоть что-нибудь, потому что в журнал ставить нечего! У него мужества не хватило отказать и дал сырое, недоделанное, неотшлифованное. Я Николая Михайловича переводил год назад для «Нёмана». И могу заверить читателя, что эти его стихи – стопроцентная поэзия. В подкрепление своих слов приведу два его стихотворения в оригинале и в моем переводе…»

 

Дорогой Георгий Иванович, у меня вызвало недоумение Ваше недоумение по поводу моей критики нескольких пустопорожних стишков Миколы Метлицкого. Недоумение усилилось, когда я узнал, что пиит мог отдать в редакцию свои не лучшие нетленки. Но я-то здесь при чем? И господа издатели ни при чем. Автор сам решает – давать в издание материал или нет. Зачем «не лучшие стихи», а точнее – рифмовки, выставлять на всеобщее обозрение? Вот Вы хорошо сказали, Георгий Иванович: «поэт обязан быть самому себе непримиримым критиком и не пускать их (плохие стихи – А.Н.) в печать». Если поэт не может быть непримиримым критиком по отношению к своим нетленкам, свято место пустым не будет. Я лишь помог пану Метлицкому: указал на «сырое, недоделанное, неотшлифованное».

 

Насчет Вашего заверения о «стопроцентной поэзии». Я понял, что Вы говорите о тех стихах, которые перевели (публикую оригиналы и переводы ниже, поскольку по ссылкам не все любят заглядывать). Давайте поговорим о них.

 

По-моему, я уже упоминал вскользь о поэтах, которые халтуру, а порой и откровенные графоманские тексты коллег, выдают за достойные произведения. Такой подход не красит этих поэтов, потому что заставляет сомневаться в их мастерстве. Не способны дать точную оценку стихам те, кто эмоционально их воспринимает, да еще и кусками, создавая свой мир, и те, кто дает отзыв в угоду, боясь испортить отношения с пиитами. Но лестные, незаслуженно высокие отзывы дезориентируют читателей и губительно влияют на литературу в целом.      

 

Итак. Откровенную халтуру о мове и Отчизне – «НЕКАТОРЫМ ЧЫНОЎНІКАМ» – в переводе Г.Киселёва в журнале «Нёман» не опубликовали. Это о чем-то говорит, Георгий Иванович? Мне говорит о многом. Кроме очевидного заказного характера, рифмовка еще и бездарна, тенденциозна. Не поэтическое, примитивное название уже отталкивает. Иррациональные суждения недопустимы ни в поэзии, ни в прозе. Стишок не подлежит критике.

 

Однако есть и положительный момент в этом: «стихотворение», наконец, как и хотел того автор, стало достоянием широкого круга читателей.

 

Теперь о рифмовке «Размінёры» (разминёры). Как «стихотворение», так и перевод вызывают вопросы. К двум вариантам я добавил третий из «Нёмана». Об этом можно написать отдельную объемную статью, но постараюсь прокомментировать коротко. 

 

Обратите внимание на редко употребляемое слово «размінёры». За поэтом и переводчик его продублировал. В «Нёмане» же не увидели разницы между «минёрами» и «разминёрами». Им пришлось еще и править перевод Г.Киселёва.

 

Однако есть проблема иного рода: литератор обязан придерживаться исторической правды.

 

«В целом при разминировании территории республики в 1944-1946гг. погибло 112 бойцов-разминеров Осоавиахима, из них 44 – мальчишки в возрасте 17 лет».

 

Источник: («Во славу Родины»)

 

Не могу отделаться от мысли, что пиит прочел эту информацию в Интернете (возможно, выписывает газету), а позже, забыв точное число жертв-детей, родил стишок. Так нередко поступают графоманы, которые пишут лишь бы о чем. Но меня интересует иное: зачем саперы таскали за собой юношей и даже позволяли им участвовать в разминировании? Ну не садистами же или идиотами они были поголовно.

 

Некоторые поэты, спекулируя на пикантных и трагических темах, – войны, чернобыльской и иных трагедий, родины, мовы, матери и т.п., – полагают, что их не станут критиковать. Однако тема – темой, а качество нетленок не может не интересовать объективных критиков.

 

Стишок «Размінёры» не подлежит критике, поскольку не относится к поэзии и являет собой образчик низкого качества. Это игрушка для пиита и надежда на его признание.

 

Следующую строчку считаю просто кощунственной: «І многія палеглі ў дамавіны» (и многие полегли в гробы»). У автора плохо с образами? Представили себе картину? Вообще, говорят «полегли в бою», «полегли на поле боя»… А здесь юноши сразу полегли в гробы. Жуть.

 

Скорее всего, Метлицкий считает, что вся сила рифмовки в последней строфе:

 

Глядзяць праз дым-куродым вачаняты –
І сёння нам кідаюць свой дакор.
Ступае Беларуссю сорак пяты,
Як малады, бясстрашны размінёр.

 

Глядят на нас сквозь дым взрывной ребята,

И в их глазах читаем мы укор.

Идет по Беларуси сорок пятый,

Как тот бесстрашный молодой минер.

 

Вообще-то, «глазенки» обычно говорят по отношению к младенцам и маленьким детям.

 

Почему автор решил, будто мы виноваты в том, что несчастные юноши погибли благодаря варварству и халатности взрослых военных, их современников?

 

Почему «по Беларуси шагает сорок пятый»?

 

Пафос примитивный, искусственный. Основная цель этого четверостишия – вызвать эмоции, заставить сопереживать любым способом. Как раз здесь снова приведу слова фронтовика:

 

Я б запретил декретом Совнаркома

писать о Родине бездарные стихи.

 

Михаил Кульчицкий (погиб на фронте)

 

Бездарность – вот что я вынес после прочтения этого и других «стихотворений» М.Метлицкого, представленных в настоящем материале.

 

Союз писателей Беларуси – некая корпорация неприкасаемых. Причем видна ее часть из литчиновников и поплечников, которые везде мелькает и надоели своей посредственностью и бездарностью. Абрыдлі. Надоели и своим коллегам, порой талантливым, о которых мало кто знает. Но я работаю с «живым материалом», как говорит жесточайший представитель литературной Касты Георгий Марчук. Потому для меня нет неприкасаемых, за что и подвергаюсь преследованию некоторыми индивидами, не желающими, чтобы критиковали их посредственные нетленки…

 

Алесь Новікаў


 

НЕКАТОРЫМ ЧЫНОЎНІКАМ

 

Майго не ўчуеце вы слова:
Ўсе безгалосыя дакоры.
Нас век зямны развёў сурова,
З вас на сумленне – кожны хворы.

Вы, быццам статуі святыя,
З другой замешаныя гліны.
Нутром ачэзлыя, пустыя,
І прагнілі да сарцавіны.

Ў цынічна-спешчаным хаўрусе
У спешных гойсанках па свеце,
З найменнем «слугі Беларусі»,
Яе вы пасынкі – не дзеці.

Вы кожны дзень жыцця – на свяце,
Гульні ў жыццё – няма супыну.
Прагнаўшы з сэрца мову маці,
Вы прадалі сваю Айчыну.

 

НЕКОТОРЫМ ЧИНОВНИКАМ

 

Я осуждаю вас без слова,
Без голоса мои укоры.
Нас век земной развёл сурово,
Вы все, сказать по правде, – хворы.

Вы – словно статуи святые –
Как будто вы из белой глины.
И, худосочные, пустые,
До сердцевины вы прогнили.

В цинично-спаянном союзе
И в спешных скачках по планете,
С прозваньем «слуги Беларуси»
Её вы пасынки – не дети.

И каждый день вам повод новый
Отметить вместе праздник жизни.
Изгнав из сердца нашу мову,
Вы продали свою Отчизну.

 

(этот стишок в «Нёмане» не опубликовали – А.Н.)

 

РАЗМІНЁРЫ

 

Памяці 112 падлеткаў, якія загінулі падчас
размініравання тэрыторыі Беларусі ў
1944 – 1945 гадах


Шчэ на франтах усе былі сапёры –
Вайны далёка рушыў крок цяжкі.
Да працы прыступілі размінёры –
Цыбатыя падлеткі-хлапчукі..

З інструктарамі вопытнымі поплеч
Палямі смерці йшлі па два, па тры.
Абмацвалі прутамі кожны поплаў,
Узгорак кожны, сцежку у бары.

Начынне смерці, што паўсюд асела,
Хаваючы драпежны нораў свой,
З зямлі рукамі даставалі смела,
Нібы былі занятыя гульнёй.

І многія палеглі ў дамавіны,
Відаць, і не адчуўшы скуты жах,
Калі, было, адкопаныя міны,
Паднятыя, ўзрываліся ў руках.

Глядзяць праз дым-куродым вачаняты –
І сёння нам кідаюць свой дакор.
Ступае Беларуссю сорак пяты,
Як малады, бясстрашны размінёр.

 

Р А З М И Н Ё Р Ы

Памяти 112 подростков, которые погибли
во время разминирования территории Беларуси
в 1944-1945 годах

 

Ещё на фронте были все сапёры –
И по весне, когда теплы деньки,
К работе приступили разминёры,
Нескладные подростки-пареньки.

С инструкторами шли полями смерти
По двое-трое. Кто их остерёг?
Прощупывали прутьями в усердье
Любую тропку, каждый бугорок.

Начинку смерти, что в земле осела,
Без должной осторожности порой
Некрепкими руками брали смело,
Как будто были заняты игрой.

И сколько полегло их в домовины,
Не осознавших, что такое страх!
Бывало, что откопанные мины
Взрывались в торопливых их руках.

Глядят на нас сквозь дым взрывной ребята,
И в их глазах читаем мы укор.
Ступает Беларусью сорок пятый,
Как молодой бесстрашный разминёр

 

***

 

Из Нёмана №6-2017

 

Минеры

 

Памяти 112 подростков, которые погибли

во время разминирования территории Беларуси

в 1944-1945 годах

 

Еще на фронте были все саперы –

И по весне, когда теплы деньки,

К работе приступили здесь минеры,

Нескладные подростки-пареньки.

 

С инструкторами шли полями смерти

По двое-трое. Кто их остерег?

Прощупывали прутьями в усердье

Любую тропку, каждый бугорок.

 

Начинку смерти, что в земле осела,

Без должной осторожности порой

Некрепкими руками брали смело,

Как будто были заняты игрой.

 

И сколько полегло их в домовины,

Не осознавших, что такое страх!

Бывало, что откопанные мины

Взрывались в торопливых их руках.

 

Глядят на нас сквозь дым взрывной ребята,

И в их глазах читаем мы укор.

Идет по Беларуси сорок пятый,

Как тот бесстрашный молодой минер.

 

Перевод Георгия Киселёва

Оставить комментарий (3)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2018 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.