Ранней старости одиночество – затянувшийся холод весны.
Что-то хочется и не можется, – вот покоя бы, тишины…
Ночь приходит – заходит без стука. Заходи! Вдруг вдвоем веселей?
Что ломаешься, старая сука, – не напьешься всё крови моей?..

Валерий ГРИШКОВЕЦ, «Ночь одиночества».
Вы тут: Главная»Рубрики»Литература»Критика»

О творчестве Николая Чергинца

14/03/2018 в 17:03 Алесь Новікаў писатели , проза

 

Творчество Николая Чергинца до сих пор не изучено литературоведами, как оказалось, по простой причине – в связи с невысоким художественным уровнем произведений. На такое заключение напросился сам писатель, стараясь протолкнуть в школьные программы свои две книги: «Сыновья» и «Операция «Кровь».

 

Романы Н.Чергинца вызвали вопросы, так как они адресованы в большей степени взрослому читателю, профессионально ориентированному на такую литературу, а не школьнику. Романы велики по объему, содержат много специфичных милитаристских подробностей, сложных для восприятия одиннадцатиклассников. Эти тексты не обладают высокой степенью художественности, доказанной и подтвержденной в литературоведческих исследованиях. С большой оговоркой можно включить только один роман Н.Чергинца («Сыновья»).

 

Таков неприятный вердикт экспертной группы литературоведов Национального института образования. Как известно, Н.Чергинца готовили на звание «Народный писатель», но возобладал все же здравый смысл.

 

Реальный и бронзовый Николай Чергинец

 

Ранее я предлагал разделение творчества Н.Чергинца на периоды. Их получилось три. Но более точно делить на четыре.

 

Впервые Н.Чергинец заявил себя писателем в 1973 году книгой «Четвертый след». Она была обозначена как «документальная повесть». Автор тогда уже работал в уголовном розыске и в основу повести легли реальные события о нелегкой службе его сотрудников. Т.е., Н.Чергинец, не мудрствуя лукаво, брал материалы реальных уголовных дел и переводил их в повести, не прибегая к творчеству.

 

Затем появились новые книги – «Тревожная служба», «Следствие продолжается» и другие. Позже – «Четвертый след», «Финал Краба». В начале восьмидесятых: уже роман «Вам – задание» и его продолжение «За секунду до выстрела». В 1984 году выходит повесть «Приказ №1».

 

Первый период творчества заканчивается до 1987 года, когда появляется роман «Тайна Черных Гор». В 1989г. – роман «Сыновья». Эти книги относятся к афганскому периоду жизни писателя. Сюда можно отнести роман (?) «Илоты безумия», ныне скандально известный планетой «Лукшейм». Книга вышла впервые в 1995 году. Ее герои – солдаты и офицеры, попавшие в плен в Афганистане. На этом заканчивается второй период творчества писателя.

 

В 1996 году в Беларуси появляется филиал одного из российских издательств – издательство «Харвест». Возможно, является совпадением то, что Н.Чергинец в то время был помощником Ивана Титенкова, управделами Администрации Президента Беларуси. Известно одно – с тех пор начался плодотворный период сотрудничества Н.Чергинца с «Харвестом». Издаются одна за другой книги, относящиеся к чтиву и почему-то обозначенные романами в серии «Уголовный розыск». Книги выходили, иногда по нескольку в год, даже тогда, когда Н.Чергинец был, по собственному признанию, сильно загружен работой в Совете Республики Национального Собрания РБ. Названия книг типичны для массовой литературы, поэтому не стану их перечислять. Для примера: «Убить вождя», «Черный пес», «Русское братство», «Упреждающий удар», «Логово змей»…

 

Период сотрудничества с издательством «Харвест» и является третьим творческим периодом писателя, хотя производство чтива трудно назвать творчеством – ремесло, удовлетворение рыночного спроса. Отдельно следует выделить следующий период.

 

К четвертому периоду относится проблемная книга «Операция «Кровь». Об этом внежанровом произведении немало рассказано на портале. Достаточно объективно о нем отозвался Григорий Забродский – «Новый роман Чергинца и историческая правда». Но наиболее полно разобрал проблемный роман отважный критик Анатолий Матвиенко (сейчас он заместитель Чергинца, как председателя СПБ). Его статья «О романе Николая Чергинца «Операция «Кровь» достойна восхищения. Тогда, в 2013 году, Матвиенко еще не был членом СПБ.

 

Конечно, статью следует читать полностью, чтобы понять, как автор изощряется между угодничеством Н.Чергинцу и объективным отзывом. Я приведу лишь немногие обобщения.

 

Критик нашел в произведении Н.Чергинца великое множество «типовых паразитов». Достаточно сказать, что в первом же, хоть и огромном абзаце, цитата – «слово «был» и производные заюзаны шестнадцать раз!».

 

Множественные проблемы с согласованием времен глаголов. Имеются стилистические ляпы: «В душе Леонида всё ликовало. Так случилось, что Степан Петрович откорректировал его». (с.245).

 

Или еще: «В репликах генералов Красной Армии слишком много протокольных, казённых фраз». Собственно, казенным стилем пропитан весь роман. Примечательно, что в угоду Н.Чергинцу критик сваливает вину за беспрецедентно проблемный текст на… редакторов и корректора. Но редакторы не обязаны переписывать произведение автора, а корректор справился со своей задачей. Критик пишет:

 

«Текст отредактирован дилетантски. Особенно это смешно с учётом количества задействованных штыков. Или Николай Иванович безнадёжен, ажно четыре стилюшника правили и не выправили до конца? Позвольте мне не поверить, что исходник Чергинца был настолько труден для обработки. Подозреваю, что рукопись попала не в те руки».

 

В те руки. Дело в том, что оригинальные тексты писателя настолько неграмотны, что в порядок их невозможно привести лишь удалением многочисленных грамматических ошибок. Необходимо править не только стилистику, но и суть. А это уже будет не произведение автора. Если раньше можно было за «жидкую валюту» приводить тексты в божеский вид, то сегодня для этого нужно платить немалые деньги.

 

Нашел давнюю работу Владимира Гниломёдова «О книгах Николая Чергинца», из которой можно сделать некое представление о творчестве писателя от начала до 1987г. Отзыв В.Гниломёдова помещен в конце книги «Тайна Черных Гор» (1987г.).

 

Говоря о популярности книг Н.Чергинца, критик вполне определенно отмечает: «конечно, популярность не основной, а тем более не абсолютный критерий». И это понятно. Особенно, если учесть, что в советское время трудно было достать (именно так, а не купить) хорошие книги. Не спасали даже макулатурные талоны. Потому и читали произведения Н.Чергинца. Хорошо помню, что брал в библиотеке всего одну его книгу – «Финал Краба», и больше не захотелось знакомиться с другими произведениями писателя. Если кто-то говорит – «я зачитывался в детстве книгами Чергинца», то это свидетельствует, скорее всего, о примитивном вкусе.

 

В.Гниломёдов отмечает, что «есть, как известно, литература сюжетов и литература характеров». Произведения Н.Чергинца относятся к первой, – констатирует критик. Интересно, что Гниломёдов отмечает существенные недостатки произведений Н.Чергинца:

 

«…Как известно, достоинства в определенных случаях, в определенных условиях, имеют свойство переходить в свою противоположность. В отмеченных и других повестях документализм  – качество в общем ценное – обернулся, на мой взгляд, излишней (в художественном отношении) их «перенасыщенностью» фактами, событиями. <…> «Перенаселенность» удивляла – количеством действующих, участников событий, множеством фамилий. <…> Перенаселенность первых книг, мешала писателю приостановиться, повнимательнее вглядеться в окружающее, глубже осмыслить жизнь своих героев»

 

Следует помнить, что отзыв помещен в книге, а потому В.Гниломедов вынужден был прибегать к эзопову языку. Тем не менее, он отмечает – «…но искусство есть искусство, даже когда оно документальное». Как видно, более тридцати лет назад критиком уже был отмечен низкий художественный уровень произведений Н.Чергинца. Что вполне закономерно. Повторю: писатель, сотрудник уголовного розыска, брал реальные многотомные дела и превращал их в малохудожественные произведения. И как раз проблема Н.Чергинца была в отсутствии «литературы характеров». Потому критик отмечает излишества «…скажем, в передаче технических деталей оперативной работы, которые встречались в прежних повестях». Это сказано о книге «Финал Краба».

 

В.Гниломёдов ссылается на мнение И.Чигринова. «Это не детективный жанр, – заметил в предисловии к книге повестей Н.Чергинца «Служба дни о ночи» тот же Иван Чигринов, – в обычном смысле его понимания». Тем не менее, ретивые головы называют Н.Чергинца родоначальником некоего «милицейского детектива».  

 

Таким образом, подводя итог, можно сказать, что лишь недавно стало известно о невысоком художественном уровне произведений Н.Чергинца благодаря стараниям самого же писателя, которому сегодня имя «посредственный писатель». Популярность же его держалась за счет литературного голода в советское время и саморекламы сейчас. В настоящее время, например, его «Операция «Кровь» годами лежит в магазинах и почти не раскупается. Показательной служит ситуация в магазине «Эврика», где эта книга – четыре экземпляра – не продается в течение нескольких лет.

 

Сомнительными рекордами Гиннесса, мифами о миллионных тиражах, качество произведений не улучшится…

 

Алесь Новікаў

Оставить комментарий (1)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2018 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.