"Понять, что люди безнадежно гнусны – это одна сторона медали, причем, светлая; другая сторона, потемнее: предстоит смириться с тем, что среди них надо жить".

Анатолий Андреев, "Маргинал"
Вы тут: Главная»Рубрики»Литература»Критика»

Враги и друзья белорусского языка

23/05/2013 в 12:05 Анатолий Матвиенко беларуская мова , дискуссии

анатолий матвиенко, белорусский писательНа портале tut.by размещена статья: "Меркаванне. "Прышпільная" мова, або Небяспека сыходзіць ад гарачых прыхільнікаў беларушчыны". Её автор - Алег Аблажэй, мастак, публіцыст, жыве ў Вільні, как он говорит о себе. За неполные сутки статья собрала более полутысячи откликов, что не может не радовать, свидетельствуя о неравнодушии граждан к вопросу о сохранении национального языка. Мнения, как всегда, полярные - от "Цалкам згодзен з аўтарам" до разгромной критики, в основном же дискуссия касается частных вопросов. Читайте её полностью здесь.


Я рискну возразить по одному моменту, который мне кажется важным для понимания ситуации с языком. Молодое поколение, родившееся уже в Республике Беларусь или из-за малолетства не помнящее период развала СССР, не знает об этом или не воспринимает адекватно.


В 1990-91 годах, когда Союз трещал по швам, был совершенно неподдельный, не насаждаемый сверху прилив национального самосознания. Беларуская мова стала одним из символов нашей нарождающейся государственности. БНФ пользовался огромной популярностью, потому что был организующей силой, противостоящей официальным структурам КПСС-КГБ, которые пытались удержать СССР, трещавший и расползающийся на глазах. Сразу скажу - я сожалею о гибели Союза. В урезанном виде (некоторые территории были обречены на отделение) он мог бы жить и сейчас в виде реальной федерации, а не с фиктивной автономией республик, но горбачёвское руководство не успело с политическими и экономическими реформами, не управляло событиями, а пыталось догонять их.


В 1991-94 годах в Беларуси было трудно жить. Нынешние экономические проблемы - ничто по сравнению с теми, тотальным дефицитом, гиперинфляцией, зарплатами в эквиваленте 10-20 долларов. Я тогда быстро приспособился, был сравнительно молод, но основная часть населения вынесла переходный период с трудом.


В 1992-94 годах мове был нанесён удар, после которого она, возможно, не оправится никогда.


Аблажэй пишет: "Цяперашні стан беларускай мовы — бадай, самы трагічны за ўсю гісторыю яе існавання". Он считает, что иначе и быть не может, "пакуль краінай кіруе асоба, якая дзіка, паталагічна ненавідзіць усё беларускае". Тут нет ничего нового, белорусская оппозиция готова обвинять эту "особу" во всём, вплоть до поедания младенцев.


Не встревая в политические споры, считаю своим долгом указать на двух главных виновников языковой катастрофы - Станислава Шушкевича и Зенона Поздняка. О них практически уже забыли и совершенно зря.


Вместо реальных дел по восстановлению экономики было странное метание, судорожное принятие противоречивых законов и иных нормативных актов, ахи-охи из-за разорванных хозяйственных связей с Россией и Украиной. Не умея толком руководить страной, глава Верховного Совета и другой влиятельный политик - лидер фракции БНФ, во многом определившей атмосферу парламента, затеяли тотальную принудительную белорусификацию страны, где уже в тот момент больше половины жителей основным языком считали русский.


Документооборот было велено вести на мове. Ни граждане, обращающиеся в госорганы, ни чиновники толком ей не владели. Срочно исчезли русские надписи, от табличек на дверях до дорожных указателей. "Вася! Не могу найти поворот к твоему дому!" - "Так где кирпичный завод!" - "Нету такого, какой-то цэглавы...".


Когда пришла пора определять старшего сына в школу, то в ближайших обнаружилось - более сорока человек в русскоязычный класс, от семи до десяти в белорусскоязычные - такую пропорцию в количестве начальных классов определили мудрецы во главе с Шушкевич и Ко.


В магазинах вместо товаров висели таблички "алею няма", "яек няма", "смятанкi няма" и другие, с грамматическими ошибками - торговцы не знали белорусского так же, как и покупатели. Последним было до сиреневой звезды, на каком языке надписи - главное что "нема". Тогдашняя власть целому поколению вбивала рефлекс как собаке Павлова: мова и белорусизация неразрывно связаны с бредом и бардаком образца 1992-94 годов.


Нельзя любить по приказу, по разнарядке, из чувства долга. Насильственное прививание "любви" к мове стараниями Шушкевича и его команды более походило на изнасилование, нежели на что-либо другое. Я прожил с Шушкевичем в одном подъезде много лет (университетский дом по адресу Одоевского, 81), этажом ниже, когда у главы парламента прорвало кран, у нас стена была мокрая. Свидетельствую - в быту и после начала политический карьеры он говорил только по-русски, публичная "беларускомоўнасць" была чистой воды пиаром и фиглярством.


После референдума, давшего русскому языку статус государственного, всё стало на свои места... Но не совсем. Психологически маятник качнулся в противоположную сторону. Люди, которым дали, наконец, настоящую демократическую свободу в языковом отношении, вынесли слишком много негатива к мове. Тем более дикие перегибы предшественников при действующем президенте не сразу выправили, слишком тяжёлое наследство досталось, соотношение русских и белорусских классов привели в порядок, если не ошибаюсь, только во второй половине 90-х годов.


Заранее знаю, что Алег Аблажэй и большинство оппозиционно настроенных деятелей культуры со мной не согласятся. Я считаю, что мова выживает лишь благодаря усилиям, которые предпринимает столь нелюбимое ими руководство страны. Мова и литература преподаются в средних школах принудительно, притом двуязычная белорусская литература - только на мове. Если не все минчане, то достаточно значительная их часть предпочла бы мову перевести в число факультативных предметов. Но дети вообще перестанут понимать надписи в метро!


Беларускамоўная литература составляет крохотный процент от общего объёма произведений, публикуемых русскоязычными белорусскими авторами, и она существует преимущественно за счёт государственного финансирования, в том числе косвенного - выделения фондов библиотекам на приобретение мастацкай лiтаратуры. Книгу на мове могут купить за рубежом только белорусы-эмигранты, их не много, поэтому коммерчески успешная раскрутка нового писателя на мове невозможна технически. Правда, забывают об одной простой вещи. Действительно гениальное произведение, сравнимое, например, с "Чорны замак Альшанскі", набрало бы тиражи в десятки тысяч экземпляров в русском переводе, это с лихвой отбило бы издержки на местное издание. Увы, нет таких. Тиражи в десятки и сотни тысяч имеем мы, немногочисленная группа белорусских писателей, изначально использующих русский язык и известных в РФ. Второй раз увы: уровня "Чёрного замка" мы тоже ничего не создали. Это не критика коллег и не самобичевание, только личная точка зрения. Кстати, студентом я был в гостях у Короткевича, свидетельствую - в быту он использовал русский язык, что не мешало гениально творить на мове.


Сейчас национальное наречие, если говорить медицинскими аналогиями, находится в состоянии госпитализации, подключенное к аппарату искусственного дыхания в виде государственной помощи. Увеличить её, усилив принудительное внедрение языка административными методами, означает вызвать лекарственную передозировку. Народ, у старшего поколения которого это однозначно ассоциируется с 20-долларовыми зарплатами и табличками "яек няма", отторгнет её окончательно. Возможно, когда-нибудь административное стимулирование будет своевременно и даст свои плоды, вопрос - какие. В Украине принудиловка привела к доминированию русскоязычной восточной части, в Молдове "иностранный" русский язык заменили на "отечественный" румынский, молчу уж про латвийские проблемы.


Алег Аблажэй абсолютно прав, что неуклюжие попытки "свядомых" модернизировать мову образца БССР только вредят. Они скорее приближают, а не отдаляют момент, когда в стране останется один белорусский язык, до последнего союза и деепричастия совпадающий с русским. Нужно писать новые "Чорны замак" или "Дзiкае паляванне", а не спорить о полонизмах и русизмах в мове. Слабо?

Оставить комментарий (1)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2017 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.