"Одна из немногих новостей, которыми люди не перестают восхищаться снова и снова, – это известие о том, что они скоты".

Анатолий Андреев, "Маргинал"
Вы тут: Главная»Рубрики»

Владимиру Гниломёдову 75 лет

26/12/2012 в 12:12 Ирина Шатырёнок писатели , критики

Чалавек адказны за сваё жыццё, вельмі важна, каб яно не прайшло марна… Ну, а самае галаўнае маё дасягненне заключаецца ў тым, што нягледзячы на ўзрост,  у мяне захавалася цикавасць да жыцця. Я не абыякавы да навакольных працэсаў і ў той жа час мне не сумна быць аднаму”.

Уладзімір Гніламёдаў

 

ОСТАВАТЬСЯ СОБОЙ

 

владимир гниломёдов, академик, писатель, критик. фото ольги поклонскойКнига  из серии «Асоба и час» «Уладзімір Гніламёдаў “Заставацца сабой…» (составитель Н.Микулич. – Минск: Издательство «Четыре четверти», 2012. – 574 с.) представляет собой сборник статей, рецензий, интервью, воспоминаний, опубликованных в разное время в минских, московских, киевских изданиях.  Статьи известных критиков и литературоведов, таких как И.Чарота, М.Мушинский, Д.Бугаёв, Л.Лойка, И.Рязанов, А.Вишневский, Н.Мищенчук, И.Саченко, Т.Шамякина, Е.Городницкий, С.Солодовников, В.Локун,  М.Поздняков,  В.Журавлев  и другие представляют панораму литературного процесса XX века в современной белорусской критике.

 

Неудивительно, что в поле зрения авторов-рецензентов попали такие крупные литературоведческие исследования В.Гниломёдова, являющиеся интеллектуально-творческим наследием, как «Традиции и новаторство», «Думы о Мележе», «Як само жыццё», “Упоравень з векам”, “Сучасная беларуская паэзія”,  “Лірічны летапіс часу”, “Ля аднаго вогнішча”,  “Ад даўніны да сучаснасці”.

 

 В книге имеются такие разделы: “В диалоге с коллегами-критиками”,  “Критика прозы”, “Интервью”, “Юбилейное”, “Разное”.

 

Авторы обращаются к литературоведам, писателям, критикам, историкам, философам, преподавателям вузов и студентам-филологам, учителям, профессиональным читателям, всем, кто интересуется проблемами развития современной белорусской литературы.

 

Но мне, прежде всего,  интересна сама личность В.Гниломёдова. Обращение автора к читателям книги “З таго, што помніцца, і што думаецца”, как мне кажется,   некий своеобразный прием, тяготеющий как прием к самодостаточному  литературному жанру, еще раз подчеркивает саму фигуру В.Гниломёдова в современной отечественной литературе. Вот личность его и задает с первых страниц предисловия те самые стиль и динамику, от которых зависит предстоящая  встреча с книгой. От того, как написано обращение, какая у него интонация, можно судить и о предстоящем труде.

 

Обращение писателя, литературного критика, литературоведа, доктора филологических наук, профессора, академика НАНБ В.Гниломёдова  к читателям вызывает много раздумий. Его слова удивляют своей проникновенной откровенностью и мудрой простотой, очищенной от какого-либо менторского тона и назидательного высокомерия, присущего иногда людям старшего поколения. В лирическом эссе автор вместил небольшую историческую новеллу-воспоминание о прошлом, о родном доме в  деревне Кругель Брестской области. Сколько в этих теплых словах любви, доверительности, откровений: “мне ад пачуцця ўдзячнасці да сваіх продкаў, бабы і дзеда, бацькоў захацелася расказаць пра іх, пра тое, як яны жылі на гэтай зямлі, працавалі, любілі, радаваліся і пакутавалі”.

 

На жизненном пути Владимира Васильевича встречались замечательные люди, единомышленники, старшие коллеги. Их много, но есть среди них знаковые личности, которые сильно повлияли на его судьбу, на становление, как писателя. Это В.Колесник, М.Танк, И.Шамякин, Г.Березкин, И.Чигринов, А.Вертинский, В.Зуёнок. “Чалавек павінен быць удзячны ўсім, хто зрабіў яму дабро. Гэта ўзбагачае яго духоўна, робіць шчырым, сумленным і высакародным”.

 

Ему есть, что вспомнить, что сказать новому поколению молодых писателей. За каких-то последних двадцать лет  в жизни страны, как и в жизни обыкновенных людей произошли грандиозные изменения, исчезла с карты мира когда-то огромная страна, Беларусь стала независимым государством, мир как никогда прежде стал еще более переменчивым, сложным и непонятным, что нашло свое отражение в такой же переменчивой современной литературе. Изменился читатель, его вкусы, потребности, но проблемы литературы, если отбросить идеологические установки,  остались почти в неизменном виде.

 

Мы по-прежнему в поисках новых литературных героев, новых литературных тем, жизненных смыслов и ответов на вечные вопросы. А могут ли появиться герои в наше совсем не героическое время?  Спросим у В.Гниломёдова-рассказчика, это он так себя называет – “Я не столькі пісьменнік, колькі рассказчык, апавядальнік”.

 

Казалось бы, ну и что такое рассказчик? Проще простого: подмечай, мотай на ус и рассказывай. Но в том-то и дело, что сегодня  во времена, испорченные тотальным одиночеством в сети,  очень трудно разыскать хорошего, умного рассказчика, это такой же дар, как дар певца, художника или музыканта, который требует деятельного развития и шлифовки,  только дар рассказчика-писателя предполагает живое общение и ежедневность привычных записей в дневнике. Такое занятие дисциплинирует, приучает систематизировать знания,  наблюдения, события. Дар рассказчика то самое, чего в наши дни большой дефицит.

 

М.Тычина в своем очерке “Талант рассказчика” вторит ему, называя коллегу одним из последних романтиков-рассказчиков из когорты пилигримов, поэтов-философов, его колоритная фигура сравнивается с не менее значимым литературным образом, как Тарас Бульба, или “то ўжо ў першых публікацыях Уладзіміра Гніламёдава можна заўважыць яго прарочы дар і ўменне ўбачыць літаратурную з’яву ў бліжняй і дальняй перспектыве…”.

 

Искренность всегда подкупает и открывает сердца слушателей, но прежде талантливый рассказчик откровен перед самим собой. “Я зрабіў для сябе адкрыццё, што не ўсе тваі думкі павінны быць істотныя, змястоўныя, важныя, афарыстычныя. Чалавек у натуральных, разняволеных паводзінах мае права і на нешта аблегчанае, нават абсурд. Якраз гэтым ён адметны і цікавы”.

 

Но вернусь к авторскому слову. Я так зачарована, так утешена мудрой простотой и одновременно необычайной тонкостью авторского вступления, что все статьи, собранные под одной обложкой, посвященные литературному творчеству философа-мыслителя, кажутся мне логичным  продолжением знакомства с ним и  посвещены “асэнсаванню феномена Уладзіміра Гніламёдава… асобы першая велічыны ў сучаснай беларускай гуманітарыстыцы і культуры”. Так сказал в рецензии  составитель книги, к.ф.н., ученик  академика Николай Микулич.

 

Мне все время хочется замолчать, уступить место авторскому неспешному монологу из его эссе-притчи. Так хороши эти лаконичные, глубокие и взвешенные мысли философа, где есть место выношенным жизненным обобщениям и итогам, они обращены к нам, современникам и к тем, кто идет следом, интересуется историей литературы, как духовным наследием. Цель литературы – служить добру, красоте, человеку, помогать его совершенствованию, проявлению всего лучшего, что заложено в нем, содействовать сплочению, так как в художественном слове заключены неисчерпаемые запасы энергии, которая должна быть направлена на созидание,  а не на разрушение.

 

Великая литература меняет людей, меняет их представления о мире, и в конце концов – сам мир.

 

 При всех своих  высоких ученых  регалиях вдруг натыкаюсь на более чем скромную ремарку: “Справа ў тым, што я гісторык літаратуры, начытаны чалавек”. Начитанный человек, но далеко не по современным меркам.

 

Чтобы иметь смелость, как литературный критик, дать объективную оценку чужому творчеству, соотнести его с  заданной эстетической планкой, надо порой оглянуться назад, потревожить тени минулого. “Я ўсё ці амаль усё прачытаў – ад Гамера і Апулея да Казлова і Малахоўскага… Я чытаў Дантэ, Сервантэса, Мальера, Шэкспіра, Гётэ, Байрана, Гюго, Бальзака, Флабэра,  Заля і, натуральна, не хачу паўтараць тое, што было да мяне. У той жа час мне добра вядома: груба кажучы, уся літаратура пра адно і тое ж. У яе аснове ляжаць пэўныя архетыпы, міфы, якія некалі хвалявалі Гамера,  Шэкспіра, Талстога,  Купалу, Кафку і Джойса і хвалююць сучасных пісьменнікаў”.

 

Вот оно, простое и ясное понимание времени и его вечных проблем, у всех времен были  свои вопросы, свои ответы. Все старо, как мир, ничего нового под луной. Меняются только рассказчики своего времени. От особенной душевной чуткости, проницательности и таланта рассказчика зависит и качество художественного текста.

 

То и дело возвращаюсь к короткому эссе-вступлению В.Гниломёдова в книге,  перечитываю и, что интересно, открываю для себя новые значения. Такое всегда случается, когда читаешь сжатые тэзы мыслитетелей и философов прошлого. Одна и та же мысль, кратко упакованная, вдруг раскрывает новую грань, дает импульс новой мысли. Все-таки  есть в этом загадка, некая сокровенная тайна,  доступная немногим серьезным умам, к которым принадлежит наш современник – академик В.Гниломёдов.

 

В рамках моей статьи невозможно осветить все материалы, размещенные в книге,  но я и не ставлю перед собой такой задачи. Вот в статье московского литературоведа З. Финицкой “Как возникает поэзия?”, напечатанной в “Литературном обозрении” №8 за 1973 год, идет разговор о книге В.Гниломёдова «Традиции и новаторство». “Есть у нас работы о психологии творчества… Но много ли работ о психологии творца, о психологии созданных им героев, о психологии восприятия искусства! Тут главное – “состыковка” тяготеющих друг к другу наук: литература начинается с человека (писателя), продолжается в образе человека (героя) и человеком замыкается (читателем)…Работы В.Гниломёдова побуждают всерьез задуматься над этими проблемами».

 

Почти сорок лет назад  написаны эти слова, но как они актуальны сегодня. Молодым авторам может показаться, что прошлое, окрашенное в мрачные  и уже не совсем ясные советские  тона, молчит.

 

Сегодня они – творцы и открыватели истин. Нет, оказывается, все уже было, было. Но если не обращать внимание на некую узнаваемую  идеологизированную атрибутику тех лет, обязательный зачин, без которого не появилась бы ни одна статья  –  «основные положения марксистско-ленинской эстетики», «белорусская Лениниана», «Ленин,  Октябрь, Партия» (было и такое в нашей поэзии)  и т.д. – то знакомство с критическим наследием прошлых лет будет полезно для всех.

 

Здесь же З.Финицкая отмечает, что «В.Гниломёдов пишет о том, что слишком часто забывают одну «мелочь» – личность самого художника с его поэтическим сознанием и всем тем, что формирует из художника индивидуальность гражданственную, личность общезначимую».

 

 Эта та самая «мелочь», которая присуща самому В.Гниломёдову, как ярко выраженной творческой личности. Убеждена, что перед нами мастер, творец, художник слова, и это первично. Литературный  критик и литературовед – вторично, как производное, уже подкрепленное фундаментом теоретических знаний. Но то и другое отличает качество живого слова.

 

В.Гниломёдов своим творчеством всю жизнь служил литературе, не только в должности директора Института литературы имени Янки Купалы НАНБ, (может ли быть такая служба формальной, для личности такого масштаба,  думаю, нет), но оставался верен ей, как неравнодушный человек, как искренний читатель и продолжает в свои солидные годы нести бессменную вахту.  Застал сталинскую, хрущевскую эпохи, работал в ЦК КПБ  в брежневскую, “і было мне там часам вельмі нялёгка…, на пасадзе загадчыка сектарам мастацкай літаратуры я працаваў працяглы час”. Но нет в его словах о прошлом покаяния,  за что было бы  стыдно или неловко, номенклатурная его должность по мнению В.Гниломёдова не нанесла белорусским писателям, как и национальной литературе горьких потерь.

 

Общаясь с Владимиром Васильевичем, для себя сделала очень полезный вывод. На мой вопрос:

 

 – Приходилось ли вам  писать критические статьи, выполняя заказ, если, например,  творчество автора внутренне не совпадало с вашим  мировоззрением? Где личный ваш выбор, а где “так надо было”. Что побеждало, личное предпочтение или заказ времени?

 

Академик  спокойно ответил:

 

– К счастью нет. Всегда писал о том, что мне нравилось, было “моим” по убеждению…, и не писал о том, что не  принимала моя душа.

 

В предисловии к книге есть такие слова “Так што празаічны і літаратуразнаўчы пачаткі ў маіх адчуваннях і мысленні паміж  сабой не спрачаюцца”, а мне хочется добавить от себя – в гармоничном созерцании с профессиональными качествами находится еще третье, очень важное – сугубо личностное, человеческое или как это необыкновенно звучит по-белорусски “людскае”, возможно субъективное, но не подвластное времени, обстоятельствам, переменчивым эпохам, за что отвечает душа, совесть и чуткое сердце академика В. Гниломёдова.

 

“Заставацца сабой…”, что может быть лучше, значимее и праведнее. При этом сохранять прекрасную творческую форму литературного критика, современный, не заформализованный стиль, глубину исследований и еще уметь оставаться со многими в литературном сообществе в добрых человеческих отношениях. Такое единство противоположностей дано не многим. “А пісьменнікі нас, крытыкаў, не вельмі шануюць”, точнее некуда, в самую точку.

 

с днем рождения, уважаемый владимир васильевич!Он сделал все, что мог и даже больше. “Нас выбірае час і ён ужо аднойчы выбраў – калі мы былі маладыя. Наша пакаленне называюць пасляваенным, сярэднім, філалагічным. Думаю,  галоўнае мы ўжо зрабілі і сення з’яўляемся людзьмі з мінулага… Трэба цаніць і паважаць сённяшняе маладое пакаленне, не ісці з ім у рожкі, а імкнуцца падтрымаць яго на добрых пачатках. Тады і яно лепш зразумее нас”.

 

Такими словами закончил свое мини-эссе о жизни, о годах творчества, о друзьях и товарищах по перу, о преданности выбранному пути Владимир Васильевич Гниломёдов, остается пожелать – продолжайте и дальше нести свою мирную вахту, отдавая свой долг, свой труд, свою боль литературе.

 

Ирина Шатырёнок, Гродно

Оставить комментарий (0)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2017 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.