«Тусклый свет из окна кухни достигал погреба. У Николая вдруг все похолодело внутри. Он мгновенно протрезвел, и почему-то очень ясно вспомнил, что оставил вчера вечером Вовку в погребе. Отгоняя дурные мысли, он в два прыжка оказался у занесенной снегом двери, которая была закрыта не полностью. Через узкую щель снег намело и внутрь. Николай рывком приподнял дверь, под собственной тяжестью опустившуюся в ледяную канавку, рванул ее на себя и замер: на пороге лежал Вовка…».

Александр НОВИКОВ, «Роковое застолье».
Вы тут: Главная»Рубрики»

Утренний сон в пасхальный день

16/04/2017 в 18:04 Алесь Новікаў сновидения , Wойна и миR

 

Иногда думаю: бросить бы всю эту трихомудию с критикой и заняться изучением сновидений, написать популярные книги по психологии… Слабоват, наверное, я на перемены…

 

Сейчас у меня сновидения – продолжительные – редкость. Так, снятся какие-то отрывки. Однако случаются ролики на несколько минут. Пока для меня загадка – как формируются сны. Ведь я в них, со своим урезанным сознанием, являюсь одним из персонажей.

 

Сегодня сон приснился под утро, часов около шести. Его нельзя назвать люцидным (ярким), но и смутным он не был: я хорошо различал цвета. Что мне приснилось и кто? – угадайте уважаемые читатели с двух раз. Конечно же, Николай Чергинец и его офис на Фрунзе, 5. Я ощущал себя там своим и все присутствующие ко мне относились с уважением. Да-а-а… было такое время...

 

Сновидение в некотором роде с элементами сюрреализма, но событие укладывается вполне конкретно в короткий юмористический рассказ. Т.е., смешное реальное событие.

 

Сон начинается резко: Н.Чергинец протягивает мне край (уголок) какой-то клеенчатой скатерти и я понимаю, что должен налить в нее воды. Я, как обычно и случается в подобной ситуации, наливаю воду тоже оригинально – из полиэтиленового пакета или емкости из такой же клеенки.

 

Передавать сновидения точно достаточно трудно. Однако стараюсь это делать. Когда-то занимался их изучением, даже была своя группа в ЖЖ – «РИФ СНОВИДЕНИЙ» (Рациональное изучение феномена сновидений). Так вот, довольно образно передавали сны из всех участников группы лишь два человека.

 

Вдруг появляется в руках Николая Ивановича графин. Старого образца, я такие помню (нашел в инете подобный). Графин не совсем чистый. Я вижу, что секретарша председателя, которая за столом вдали комнаты, занята. Говорю учтиво (учтивость трактую как желание угодить): могу помыть графин. Понятно, что реакции не было. Н.Чергинец берет с полки шкафчика какую-то прозрачную емкость, похожую на сахарницу. Тоже грязноватая. Последовало снова мое учтивое предложение. Рядом стоят прозрачные чашки. Хочу предложить их, но картинка меняется…

 

Появляется пожилая женщина или молодица. Вижу ее со спины. Она уходит из комнаты. В сновидении меня не смущает ее одеяние: голова закутана в пуховый платок не очень темного коричневого цвета, в зимнем светлом пальто и красивых женских сапожках, которые носили даже девушки в 50-60 годы. Женщина зовет Н.Чергинца с собой. Он покорно собирается. Замешкался. Женщина протягивает к нему руку, и когда он подходит к ней, берет под руку. Выходят.

 

Меня разбирает смех и я уже готов высказаться. Но, вдруг, появляется в проеме дверей председатель. Он или что-то забыл, или не хотел идти. Однако женщина его все же увела. И тут я со смехом произношу: «Ну вот, с утра был холостяк, а сейчас женатый человек!» Да, в сновидении я понимал, что пожилой Н.Чергинец холост и они идут расписываться в ЗАГС.

 

Тут я, смеясь, падаю на спину, на какую-то широкую кровать или топчан. Стараюсь, чтобы обувью не испачкать покрывало. Кто-то из писателей (показалось – Сергей Давидович, фото которого мне попалось на портале накануне вечером) наклоняется надо мной и спрашивает: «ты рецепты записываешь». На всякий случай говорю, что записываю и добавляю: я и так знаю много рецептов – у меня отец был поваром, и я люблю готовить. Пытаюсь еще что-то сказать писателю, приподнимаю с трудом голову… Открываю глаза уже в своей постели.

 

Рисунок иллюстративный

 

Самое странное началось после того, как я проснулся. Уже в сновидении женщина мне показалась до боли знакомой и такой родной. Вспомнил ее одежду: это была моя мать. Фигура, стройность и рост – все ее. У нее когда-то был такой же платок и, главное, отец ее был искусным сапожником. У моей матери в молодости были самые красивые сапожки, изготовленные моим дедом.

 

 

Свою мать я похоронил 1 марта этого года… Помню, она очень хорошо гадала, дружила с цыганками, коих в нашем лещинском районе (г.Гомель) было много.

 

Алесь Новікаў

Оставить комментарий (0)
Система Orphus

Нас считают

Откуда вы

free counters
©2012-2017 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.